ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Близнецы уже здесь? — небрежно спросил Грег.

— Да, вон они сидят. Прибыли еще вчера. Тоже привезли ученика. Точнее, ученицу. Нынче вообще очень интересный слет. Такие персоны, какие бывают раз в двадцать лет. Например, Чудов-Юдов удостоил нас своим появлением и, кажется, уже успел кого-то убить… Вы опять же… А, вот еще из забавного! Вообразите, кто-то прислал анонимное письмо с угрозами! Дурацкая шутка. Мы подозреваем Чудова-Юдова, но ведь в лоб его не спросишь… И кроме того, он придумал бы что-то более остроумное.

— Анонимное письмо?

— Да, представьте! Открытое письмо Северо-Западному драконьему кругу.

— А кому угрозы?

— Ему же.

— Как, всему кругу сразу?! — восхитился Валенок.

— Нет, вы не поняли! Письмо предупреждало нас о «близкой опасности». Вообразите, аноним написал, что на нашу территорию проникают драконы из иного мира.

— Это не новость, — кивнул Грег. — Проникают. Я сам из другого мира. И что?

— Не, вы еще не слышали самого главного! Не просто проникают, а якобы готовят… как там было сказано… вторжение!

— Чушь! — уверенно заявил Валенок.

— Согласен, — подтвердил Грег. — Чтобы подготовить вторжение, надо переправить сюда значительные силы, а это невозможно: путешествие между мирами — дело индивидуальное. Но дело даже не в количестве… В письме сказано, из какого именно мира готовится вторжение?

Рыжий скривился.

— Сказано. Потому-то мы и не стали выкидывать это письмо сразу, а показали специалистам.

— Это кому же?

— Идолищеву…

— Нашли кому показывать!

— А что? Он профессор, дракон научного склада ума…

— И десяти лет не прошло, как он превратился! Понимаете, что это значит? И что у него творится в голове — особенно в сочетании с его фактическим возрастом? Мне даже неинтересно, что он вам сказал. Еще кому-нибудь показывали?

— Братьям Ино.

— Уже лучше. Хотя их магия специфическая, зато с мозгами у них все в порядке. И что они сказали?

— Да то же, что и вы. Что переходы между мирами могут совершать отдельные драконы-маги, которых можно перечислить поименно, и ни о каком «вторжении» и речи быть не может… А мира, из которого оно якобы готовится, вообще не существует. «Страшная сказка для детей» — вот как они его назвали.

— Это мнение Братьев?

— Нет, это единодушное мнение круга…

— Ладно, — сказал Грег. — Я понял.

Хоть он произнес это совершенно равнодушно, рыжий поднял бровь. В наблюдательности ему было не отказать.

— Вы раздосадованы, Черный лорд! Что случилось? Вы что, серьезно отнеслись к этому письму? Ну сами подумайте, какое вторжение? Кому надо сюда вторгаться? С какой целью? Кому мы нужны?

— Закроем тему, — улыбаясь, предложил Грег.

— Как пожелаете…

Мы неторопливо шли, огибая зал по кругу, сопровождаемые взглядами и шепотом. Толпа раздавалась при нашем приближении. Разговор затихал и возобновлялся за нашими спинами с новой силой.

— Поесть можно тут. Выпить — там, — показывал распорядитель. — Позднее место в середине освободят, и желающие смогут потанцевать. А перед закрытием состоится фейерверк… Ага! Вижу, еще один почетный гость прибыл. Общайтесь, развлекайтесь, я отойду…

И болтливый желтый дракон исчез в толпе.

Я с облегчением обнаружил, что мы больше не в центре всеобщего внимания. На меня посматривали, но искоса. Я мог перевести дух и оглядеться.

В принципе, все это напоминало обычный банкет: шумный, многолюдный, в меру торжественный, в меру неформальный. Играла негромкая фоновая музыка. Вдоль стен стояли накрытые столы с закусками и напитками. Почти все женщины нарядились очень экстравагантно. Вечерние платья поражали воображение, это были почти маскарадные костюмы — кто кого переплюнет. Мужчины оделись кто во что горазд. В смокингах, кстати сказать, были только мы трое. Но я уже привык и чувствовал себя неплохо.

Гости дефилировали по залу, стояли у столов, собираясь небольшими кучками, и оживленно болтали. Со всех сторон слышались приветственные возгласы. Мы были явно не единственными, кто пропустил официальную часть. Как я понимал, большинство еще толком не успели поздороваться со всеми своими знакомыми.

Я тоже выхватил из толпы знакомое лицо. Пожилой дракон с окладистой бородой и авторитетной осанкой, в свитере домашней вязки, привлекая к себе всеобщее внимание, громогласно рассказывал, что пришел на слет пешком: «Что я, ради одной остановки превращаться буду?» — и только что «вот этими ногами» полчаса поднимался по винтовым лестницам внутри башни.

Старикан явно рассчитывал эпатировать собрание, но получил лишь несколько смешков и добродушных шуток от стоявших поблизости. Видимо, к его выходкам уже привыкли. Впрочем, его это не смутило — он тут же затесался в какую-то группу, где перехватил разговор и начал солировать.

— Ага, этого дракона я знаю! — сказал я, посмеиваясь. — Это же великий и ужасный Идолищев. Только одного я не понял. У него что, есть жена?

— Идолищев — уникум, чудо природы, — объяснил Грег. — Дело в том, что он стал драконом в очень позднем возрасте. Лет за пятьдесят.

— Ничего себе!

Обычный возраст превращения — около семнадцати — двадцати лет, когда человек полностью был открыт миру и активно искал запредельного, или изредка ближе к тридцати, когда человек интуитивно понимал, что наступает его последний шанс. Грег добавил, что после сорока человек обычно смиряется с действительностью, принимает реальность и полностью теряет способность к превращению.

— И что заставило его превратиться?

— Кто его знает. Видимо, все чего-то ждал, искал… И нашел. Фактически, он сам на нас вышел…

Грег порассказал о нем еще много интересного. Из-за позднего перерождения у Идолищева осталось много смешных человеческих привычек, благодаря которым он имел среди драконов репутацию чудака — но чудака опасного, который заставлял других считаться со своими заморочками. К примеру, он был единственным драконом в Питере, сохранившим человеческую семью.

— Много лет он притворяется, ведет двойную жизнь, — говорил Грег. — Это нелегко, но Идолищев чудовищно упрямый.

— «Так называемая жена»?

— Да, я с ней знаком — очень милая старушка… У них уже трое внуков. Знаешь, что мне сказал по этому поводу Идолищев? «Если я прожил с женой тридцать лет, почему я теперь должен ее бросать?»

— Молодец! — одобрил я, впервые взглянув на старика с симпатией.

— Непонятно, чего в нем больше, человека или дракона, — продолжал Грег. — От него много проблем. Например, пытается собирать вокруг себя молодежь и учить их жизни. А поскольку у него язык хорошо подвешен, да и опыт есть, ему это удается.

— Небось бывший профессор? — спросил я.

— Почему «бывший»?

— Ага. Так я и думал!

Теперь я сообразил, кого мне напоминает Идолищев, — типичного институтского преподавателя.

— Главное, молодняку от этого никакой пользы нет, — заметил Валенок. — Как можно учить дракона жизни? Хорошо, что драконью молодежь не больно-то поучишь…

Тем временем мое внимание привлек еще один гость. Он неторопливо двигался встречным курсом, словно воздушной волной разгоняя перед собой толпу — в точности как Грег. Его багровый джемпер полыхал, как пламя пожара. Я даже замедлил шаг.

Это был высокий блондин с надменным лицом и мощной, пластичной фигурой пловца, с ног до головы одетый в знаменитые бренды. Просто несбывшийся идеал любого офисного задохлика. Весь он аж лоснился. По обе стороны от него, отставая на шаг, плыли две девушки, обе прекрасны, как супермодели. От всей компании исходило ощущение, как от какого-то очень дорогого, стильного, совершенного и слаженного механизма. С красавцем тоже здоровались — он отвечал на приветствия с той ледяной светской любезностью, после которой ходишь как оплеванный, хоть ничего обидного вроде бы сказано не было.

— Это кто? — прошептал я, когда ослепительная троица продефилировала мимо нас.

— Не помню, как его зовут, — сказал Валенок. — Владик, кажется. Он из Красного клана.

40
{"b":"175450","o":1}