ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тело вдруг стало легким и прозрачным. Все печати одновременно загорелись холодным белым светом. Может, они немного защитят меня…

Мелькнула запоздалая мысль — развернуться и напасть на близкой дистанции. На худой конец, вцепиться в него и увлечь в море вместе с собой… Но все происходило слишком быстро. Я не успевал.

Когда наконец пришло решение — правда, самоубийственное, — времени на обдумывание уже не хватило.

До берега осталось метров десять, когда за спиной сверкнула вспышка: железный дракон ударил молнией. В тот же миг я приказал всем печатям погаснуть и впитал ее в себя. Выпил залпом, как ментовский фонарик.

Тело словно пополам разорвало чудовищной болью. Я завыл; крылья и хвост разом отказались мне повиноваться, и я рухнул в воду. Оглушительное шипение… Горяченное облако пара… Видимость тут же упала до нуля. Я зарылся носом в мокрый песок. По мелководью зазмеились жутковатые синие молнии. Боль все еще терзала меня, и я дергался и бился в воде, как в припадке эпилепсии. Дикий рев позади, в облаке пара, не имел ко мне никакого отношения. Когда за спиной послышался шумный всплеск и глухой удар — такой, что земля содрогнулась, — я только вяло моргнул. Надо мной прокатилась волна, рев умолк. Молнии перестали пробегать по воде. Боль понемногу отступила. Я перевел дыхание и с трудом приподнял голову.

Одно радовало — свалился я у самого берега. Передо мной поднимались невысокие дюны, поросшие сухой серебристой травой. Между дюнами шелестела осока. Несколько минут я медитативно созерцал, как она покачивается в лунном свете.

Все тело казалось чужим. Каждая чешуйка стояла дыбом, вибрировала каждая клетка. Я поймал столько электрических ударов, что, будь я просто человеком, от меня давно уже осталась бы горстка праха. А как дракон я был не способен ни к битве, ни к полету. Тело требовало немедленного перехода в иное состояние.

Когда я превратился и осторожно поднялся на ноги, за спиной плеснула вода. Я со стоном повернулся. Плеск повторился. В облаке пара двигалось темное пятно, приближаясь к берегу.

Это был Нагель, тоже в человеческом обличье. Он брел по колено в воде, держась рукой за грудь. В тишине отчетливо слышалось его булькающее хриплое дыхание, словно каждый вздох давался ему с трудом. Увидев меня, он остановился и рассмеялся лязгающим смехом.

— Говорят… если у дракона вырвать сердце… он еще некоторое время может сражаться, — прохрипел он.

— Это ты о себе или обо мне? — уточнил я.

Нагель медленно поднял руку. Я вяло закрылся предплечьем — на большее у меня в тот момент не хватило бы сил…

Но он просто донес руку до головы и неловким движением стянул с себя маску. Я увидел его лицо — совершенно белое. Губы посинели до черноты. Нагель сделал еще шаг, пошатнулся и рухнул ничком в воду.

Я подбежал к нему, приподнял его голову над водой, но он был уже мертв.

Энергия последней молнии не пошла мне впрок. Судя по всему, она просто пролетела сквозь меня и рассеялась в пространстве. По крайней мере меня не разорвало пополам, как показалось в момент удара. Иными словами, я сработал не как аккумулятор, а как громоотвод. Тоже неплохо. Но чувствовал я себя абсолютно опустошенным. Даже печати активировать не удалось. Сейчас во мне не осталось почти ничего от дракона. Я не сумел бы отбиться от обычного гопника. Но это уже не имело значения.

Вытащив тело Нагеля на мокрый песок, я выпрямился и огляделся, думая, что делать дальше.

На берегу царила тишина. Белел залитый лунным светом песок, чернела стена сосен. Умолкли раскаты грома, погасли сполохи над лесом. Только в конце аллеи догорал главный корпус. Начинал накрапывать дождик.

Где все? Кто выиграл?!

Я шагнул в сторону аллеи и сразу же наткнулся на труп. Он валялся прямо передо мной на склоне дюны, полускрытый редкой травой. Странное и отвратительное зрелище: получеловек-полудракон… Видно, он начал превращаться, но не успел, когда его настигла смерть. Угловатое металлическое тело в пятнистом комбинезоне, вытянутая, отливающая железом голова, из зубастой пасти вытекает, судя по запаху, соляная кислота. Наверно, его убил кто-то из наших, причем совсем недавно. Но куда они все запропастились?

Вдруг поблизости повеяло табачным дымом. Я завертел головой и вскоре увидел близко, на соседней дюне, огонек сигареты.

— Валенок? — неуверенно позвал я.

Но это был какой-то вообще незнакомый мне тип. Он с комфортом расположился на гребне дюны, поросшем травой. Вероятно, оттуда, как из театральной ложи, он и наблюдал наш потрясающий поединок.

Тип был одет как матерый рокер: в косухе, джинсах и высоких шнурованных ботинках. Голову на пиратский манер повязывала косынка, из-под нее на плечи в беспорядке свисали волосы, сальные и нечесаные. К губе прилипла сигарета. Узкое лицо с длинным подбородком и запавшими щеками раскрашено а-ля Мэрилин Мэнсон: белое как смерть, веки зачернены до бровей. И сонные, холодные светлые глаза…

— Чудов-Юдов?!

— А поздороваться?

— Ты что здесь делаешь?

— На травке сижу, — последовал наглый ответ.

Я сжал кулаки.

— Лучше отвечай по-хорошему!

— А я должен перед тобой отчитываться?

— Ах, так?!

Я хотел было метнуться за подмогой, но подумал — пока я буду летать туда-сюда, он свалит. Вот когда я снова пожалел, что поленился овладеть телепатией, как предлагал Грег! Я выхватил из кармана мобильник и стал торопливо набирать номер, но почему-то все время попадал не на те цифры. Наконец я сообразил, что дело не в кнопках, а в том, что цифры на мониторе постоянно самопроизвольно меняются.

— Черт, черт!

— Какой-то глюк? — участливо спросил Чудов-Юдов.

— Это ты их меняешь!!!

— Хе-хе-хе…

Как ни странно, эта выходка меня остудила. Я вдруг вспомнил предостережения Валенка на драконьем балу.

Чудов-Юдов каким-то образом влез в мой мобильник и менял цифры — так же, как Грег. Причем, не шевельнув ни пальцем. Значит, он не слабее его. Блин…

Оставалось только одно. Именно то, что мне категорически не рекомендовал Валенок. Но не выходить же против него с голыми руками…

Ага! На поясе у мертвого «омоновца» виднелась дубинка. Я быстро отцепил ее и выставил перед собой.

— Я тебя вызываю!

Чудов подался вперед, внимательно изучил дубинку, потом меня. Хмыкнул.

— Вот как? Что ж, сам нарвался. Вызов принят.

Я прерывисто вздохнул и приготовился превратиться в дракона. Конечно, если получится. Тело заранее отозвалось болью.

Чудов-Юдов сцепил пальцы замком, потянулся, разминая запястья… и опрокинулся на спину.

— Что-то мне сейчас неохота тебя убивать, — услышал я голос из осоки. — У меня совершенно другие планы на вечер. Отложим, если не возражаешь?

Вместо того чтобы испытать облегчение, я страшно разозлился.

— Ты боишься!

— Тебя? — издевательски переспросил Чудов.

— Да нет! — с досадой воскликнул я. — Что примешь драконий облик, и наши тебя сразу же увидят!

— Ну да. Я не хочу, чтобы меня тут видели.

Пока я напряженно думал, не напасть ли мне на него прямо сейчас, когда он валяется в травке, он неожиданно спросил:

— Лучше расскажи, что ты здесь делаешь?

Я безнадежно махнул рукой и сел на ближайшую дюну. Точнее, рухнул, потому что от усталости у меня подогнулись ноги.

— Я прилетел за дочкой.

— Дочкой? — Он не сразу сообразил. — Девчонкой-жертвой? Так это твоя дочка? О, как интересно!

— Можно подумать, ты не знал, когда приказал этой твари Герману ее украсть! — сказал я ядовито.

— Я?! — очень правдоподобно изумился Чудов. — Так ты думаешь, что это я провожу обряд?

— Кто же еще? Тут поблизости есть еще драконы-маги?

Несколько секунд Чудов-Юдов помолчал, как бы думая, что сделать. Потом сказал ровным голосом:

— Нет, ты меня не за того принял. Я просто наблюдатель. Решил посмотреть, как проводят такие обряды. Мали ли пригодится в будущем. Артефакт-птица — впечатляющая штука, правда? — спросил он, как бы с намеком на что-то. — И очень актуальная, учитывая текущий климат…

68
{"b":"175450","o":1}