ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Здравствуйте! — поздоровалась с ним невысокая черноволосая девушка с рюкзачком за спиной, прошмыгнув мимо него в кабину лифта.

— Меня здесь уже принимают за своего, — усмехнулся Леонид, направляясь к входной двери квартиры Эльвиры.

Помня свой прошлый визит, Леонид начал не с дверного звонка, а с дверной ручки. И на этот раз дверь оказалась незапертой и поддалась его усилиям. Он прошел по коридору и прислушался к мертвой тишине, царившей вокруг.

«Может, она спит?» — предположил он и пошел в спальню, но там Эльвиры не оказалось, хотя постель была неубрана. «В прошлый раз она меня поразила своим сумасшествием, чем удивит на этот раз?» — подумал Леонид, открывая дверь в гостиную, готовый к любой выходке Эльвиры. Как и в прошлый раз, она, полуобнаженная, сидела в позе лотоса на диване, только теперь ее руки покоились на коленях.

— Привет, Эльвира, я пришел! — Леонид приблизился к ней, и нехорошее предчувствие кольнуло его сердце: ее лицо было тусклого, землистого цвета, губы посинели, и не заметно было, чтобы она дышала.

«Йоги, погружаясь в глубокий транс, усилием воли замедляют все процессы в организме и даже могут контролировать частоту биения сердца. Возможно, она как раз находится в таком состоянии, пребывает в нирване или как там это называют. Вот только что нужно сделать, чтобы вывести ее из этого состояния? Громко крикнуть над ухом или уколоть булавкой?»

Но женщина ни на что не реагировала, а когда он стал тормошить ее за плечо, вдруг завалилась на бок, не меняя позы. Леонид ее подхватил и почувствовал ледяной холод тела. Он вскрикнул от ужаса, но, еще не веря в случившееся, попытался найти в этом безжизненном теле хоть малейшие признаки жизни. Зеркало не затуманилось, а когда, вспомнив телепередачу, насильно открыл ей глаз и посветил в зрачок тонким лучом маленького фонарика, который носил на связке ключей, никакой реакции не заметил. Все указывало на то, что Эльвира мертва. Вот только была непонятна причина, по которой отправилась на тот свет молодая женщина в самом расцвете сил. Ведь не от йоговских упражнений она распрощалась с жизнью?

Леониду стало жутко: по-видимому, ее смерть была подобна смерти мужа. Ему вспомнилось прочитанное о секте вуду, у них жертв при помощи снадобий вводят в состояние, схожее со смертью, а после того как хоронят, извлекают тела и используют в качестве рабов-зомби. Возможно, зловещая секта агхора (а в ее причастности к тому, что произошло с Эльвирой, Леонид не сомневался) обладает подобными знаниями и использует их.

Ему вспомнился мертвый Стас и скачущая фигура лысого на нем.

«А может, Стас тогда был еще жив и его специально ввели в такое состояние для только им известных целей? Возможно, подобная участь ожидает и тело Эльвиры».

Надеясь, что Эльвира все еще жива и ее надо только вывести из этого состояния, Леонид решил использовать в качестве шокового раздражителя электричество. Он вернулся в спальню, отрезал шнур с вилкой от светильника, зачистил провод, укрепил его концы на пальцах рук мертвой женщины и вставил вилку в розетку. Ничего не произошло, ток проходил через мертвое тело, не вызывая в нем никаких реакций, но когда Леонид до него дотронулся, его так тряхнуло, что чуть сердце не остановилось.

— Боже мой, какой я идиот! — громко воскликнул Леонид, придя в себя от удара током, и вытащил вилку из розетки.

Снимая концы провода с пальцев трупа, обнаружил на месте крепления оставшиеся черные линии.

«Я не знаю, отчего она умерла, но теперь своими глупыми действиями — тем, что нахожусь в ее квартире и тем, что делал электростимуляцию, — могу вызвать подозрение». И его охватил страх — осознание того, что сам себе устроил ловушку. Ведь теперь он, вызвав сюда милицию, из-за своих нелепых действий может оказаться основным подозреваемым. Поди докажи, что он все это делал с благими намерениями, когда Эльвира была уже мертва. Ведь для следователя все будет как по полочкам разложено: убил, чтобы не рассчитываться за картины ее покойного мужа, а перед смертью еще и пытал, чтобы узнать, где она прячет другие ценности.

Зазвучавшая мелодия мобильного в мертвой квартире ввергла Леонида в панику, он не знал, что делать, не понимал, откуда доносится музыка, и не сразу сообразил, что это звонит его телефон.

— Слушаю, — тихо произнес Леонид, словно боясь своим голосом нарушить покой квартиры.

— Понимаю, я некстати, — произнес молодой женский голос, в котором звучала насмешка. — Вы не можете говорить.

— Это не совсем так, — пробормотал Леонид, осматриваясь, соображая, все ли следы своего присутствия здесь уничтожил. — Простите, а с кем я разговариваю?

— Это Мари. Наверное, вы меня уже забыли.

Леонид вспомнил понравившуюся ему молодую женщину в темном, с великолепными формами, на красной «хонде». Независимость ощущалась в каждом ее слове, жесте.

— Я помню вас. Вот только… — Он замялся: звонок Мари был в самом деле некстати — он хотел как можно быстрее покинуть эту квартиру.

Он взглянул на мертвую Эльвиру и похолодел от ужаса — ему показалось, что она наблюдает за ним из-под прикрытых век. Заметив, что на экране мобильного телефона высветился входящий номер, предложил:

— Я мог бы вам перезвонить через полчаса? Простите меня, но я в самом деле сейчас не имею возможности разговаривать.

— Хорошо. Буду ждать, — согласилась Мари. — У меня к вам небольшое дело.

Перепуганный Леонид изнутри закрыл входную дверь на случай возможных неожиданностей, вооружился тряпкой, найденной в кухне, и прошелся ею по всему, чего могла бы касаться его рука. Хуже всего обстояло дело с телом Эльвиры, которое никак не хотело приобрести первоначальную позу. Ее одеревеневшее тело с согнутыми ногами заваливалось то в одну, то в другую сторону, принимало неестественную позу, как только он убирал руки.

«А разве бывает естественная поза для смерти?» — задал он себе вопрос и, подложив несколько диванных подушечек, кое-как придал телу нужное положение. И тут же вздрогнул, заметив, что у нее приоткрыт глаз с закатившимся безжизненным зрачком. Зловеще блеснул белок, поймав луч солнца, проникнувший сквозь неплотно закрытые шторы — у Леонида перехватило дыхание, от страха он чуть не потерял сознание, попятился и, споткнувшись о журнальный столик, растянулся на полу. Тело Эльвиры от сотрясения наклонилось и упало вперед, слетев с дивана, словно собираясь его догнать и не отпускать. Ее лицо чуть не уткнулось в его ноги. Леонид дико закричал, засучил ногами и, отталкиваясь от пола руками, отполз от трупа подальше.

Тут до него дошло, что это он сам приоткрыл ей глаз, когда светил фонариком, пытаясь определить, жива ли она. Превозмогая брезгливость и страх, он снова поместил труп на диван и рукой прикрыл ей веко, но оно все же не закрылось полностью, осталась щелочка. Ему не верилось, что всего несколько дней назад с этой женщиной он занимался сексом, думал о ней, горел желанием вновь обладать ее телом. А теперь к ее бездыханному холодному телу ему крайне неприятно и страшно прикасаться.

Продолжая уничтожать следы своего пребывания в квартире, он ежился от страха — ему все казалось, что Эльвира внимательно наблюдает за ним сквозь веки, ожидая момента, чтобы добраться до него, разрушить все, что он сделал для собственного спасения.

Закончив, он с замирающим сердцем, на ватных ногах открыл входную дверь и вышел на площадку. Никого не обнаружив, немного успокоился, бешено бьющееся сердце в груди умерило ритм. Он поднялся на этаж выше, собираясь вызвать лифт, но тот оказался занят. Спускаться вниз пешком Леонид не захотел, словно ему предстояло на пути встретиться с дикими зверями, а лифт гарантировал ему безопасность. Он услышал, как старенький лифт карабкается вверх, и поднялся на этаж, который только что покинул. Послышался мужской голос:

— Чистюхин, наше дело — отреагировать на сигнал, пусть это даже просто телефонный звонок. Я тоже думаю, что, скорее всего, это неумная шутка, но конкретные выводы мы можем сделать только после проверки.

45
{"b":"175465","o":1}