ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы очень пунктуальны! — мелодично рассмеялась Мари. — Прошло уже значительно больше времени, но я вас прощаю, хотя вы об этом и не просите.

— Простите, обстоятельства были сильнее меня, — пробормотал Леонид, в душе желая побыстрее закончить разговор — телефон Мари у него теперь был, и он мог ей позвонить в более спокойное и удобное для себя время.

— Я хотела бы встретиться: как уже говорила, у меня есть небольшое дельце к вам.

— К сожалению, сегодня сделать это будет проблематично — весь день расписан, хотя встретился бы с вами с большим удовольствием. Может быть, завтра? — И тут же подумал: «Нынешние события внушают неуверенность в завтрашнем дне».

— Завтра? Можно и завтра — я сама вам позвоню.

— А в чем вам требуется моя помощь? Или это не телефонный разговор?

— Нет, почему, наверное, даже лучше, если будете знать заранее. Я купила себе квартиру и наконец закончила ремонт. Но стены — это только стены, их надо чем-нибудь оживить. Узнала, что вы большой специалист по живописи и хотела, чтобы вы мне что-нибудь предложили из картин. Не известных художников по безумным ценам, а таких, которые недавно заявили о себе. Предполагаю потратить на это не более двух-трех тысяч долларов.

— Что это должно быть: пейзаж, натюрморт?

— Ни в коем случае — меня коробит от всей этой цветочно- фруктовой идиллии. Я по профессии психолог и хотела бы увидеть у себя на стене картины, передающие человеческие эмоции, что-то вроде Босха, Дали.

— Пожалуй, это довольно сложный заказ, и, возможно, надо будет увидеть интерьер вашей квартиры, чтобы предложить что-нибудь путное.

— Никаких проблем, — согласилась Мари. — До встречи.

— Все было бы славненько, если бы не мои проблемы, — вздохнув, пробормотал Леонид.

26

С Ксаной Леониду не удалось связаться, ее телефон по-прежнему находился вне зоны действия сети. «Придется пойти по другому пути», — решил он и отправился в крематорий, рассчитывая застать там лысого Баху.

Дверь, ведущая в подвал крематория, оказалась закрытой, и Леонид направился в помещение администрации. Здесь, как и в прошлый раз, из четырех комнат лишь одна оказалась открытой, там восседал уже знакомый лысый философ в светлой тенниске, читая какую-то книгу. Он сразу поднял голову и, увидев Леонида, проявил радушие:

— Добрый вечер. Очень рад, что вы зашли ко мне именно вечерком. Знаете, а я недавно как раз думал о вас! — Лысый расплылся в улыбке.

— Не совсем к вам… — тихо промолвил Леонид и уже громче спросил: — И что же вы обо мне могли думать?

— Каждый человек словно книга: одна привлекает красочной обложкой, другая — названием, третья — содержанием, это самый сложный вариант, так как для того, чтобы его узнать, книгу нужно прочесть.

— Судя по всему, ваше внимание привлекла моя обложка, — заметил с улыбкой Леонид.

— В данный момент она имеет не совсем презентабельный вид, — улыбнулся лысый, намекая на следы утреннего побоища, оставшиеся на лице Леонида, — но вы, скорее всего, третий вариант. Ваше любопытство вызывает ответное любопытство: в прошлый раз вы интересовались человеком, которого только мельком видели. Что на этот раз привело вас сюда? Ах, вспомнил — я ведь обещал вам экскурсию!

— С экскурсией повременим. А я бы хотел увидеть Баху: переброситься с ним парочкой слов.

— Видимо, он произвел на вас сильное впечатление, предполагаю, особенно кольцами в мочках ушей. К сожалению, помочь в этом вопросе не смогу: он взял неделю отпуска за свой счет и сегодня на работе отсутствует.

— Тогда подскажите, где его можно найти, — например, домашний адрес.

— Вы так настойчивы, словно разыскиваете любимую девушку. Адрес, к моему глубокому сожалению, дать не могу — я ведь не знаю, кто вы и для чего он вам нужен. Надеюсь, он не причастен к отметкам на вашем лице?

— Я интересуюсь ритуалом агхори, а кто лучше Бахи может рассказать о нем? — закинул удочку Леонид, пытливо вглядываясь в лицо сидящего напротив мужчины, но тот спокойно отреагировал на «агхори», ничем не выдав своего интереса.

— Я думаю, что это не совсем веская причина, чтобы я назвал его домашний адрес незнакомому человеку. Извините, но не могу. Желаете кофе? У меня есть настоящий — молотый, бразильский.

— За кофе спасибо — не откажусь, — согласился Леонид, устраиваясь на стуле и раздумывая, как получить желаемый адрес. «Самое сильное оружие — это правда», — решил он и пошел в атаку. — Так вы не знакомы с культом агхора, которым увлекается ваш сотрудник Баха?

— Нет, впервые слышу такое название.

— Этот культ непосредственно связан с работой вашего крематория и может очень заинтересовать правоохранительные органы.

— Я не совсем понял вас — можно чуть подробнее?

— Баха, сам или с товарищами, ворует трупы, подготовленные к сожжению, производит с ними отвратительные ритуальные действия в подземелье. Я сам наблюдал недавно, что они творили с трупом моего товарища. Кроме милиции, это заинтересует родственников усопших.

— Не может быть! — побледнел от испуга мужчина.

— Может, и даже очень может быть. Я обладаю достаточными доказательствами этого, а вы как администратор тоже виновны в том, что здесь происходит, — не обеспечили должный контроль. Вы мне адрес Бахи дадите?

— Предъявите доказательства, — выдохнул все еще бледный мужчина.

— Доказательства я представлю не вам, так что извините. Спасибо за кофе, спешу в милицию — подам заявление.

— Хорошо… подождите минутку. — Лысый включил компьютер, поколдовал над ним, затем написал на бумажке несколько строк и пододвинул ее Леониду.

— Фамилия Бахи — Потиевский. Я прошу вас, не надо скандала. Как только Баха здесь появится, мы его рассчитаем. Не желаете коньячку к кофе?

— Спасибо, но я очень спешу — в следующий раз. — Леонид, так и не притронувшись к кофе, встал и пошел к выходу.

— Обязательно заходите — буду рад с вами встретиться, — поймал он спиной прощальные слова лысого.

«Надеюсь, мне это понадобится еще очень нескоро», — и Леонид сплюнул через левое плечо.

* * *

По дороге Леонид решил утолить голод в кафе «Павлин», где был завсегдатаем, — ему нравилась хорошая кухня и спокойная обстановка. «Эх, Стас, Стас!» — зайдя в небольшой зал, полный народа, с горечью вспомнил он приятеля, с которым неоднократно здесь бывал. Несмотря на обилие посетителей, свободный столик он нашел быстро и углубился в изучение меню.

— Какие люди здесь бывают! — произнес кто-то развязным тоном, и Леонид увидел Тиму, плюхнувшегося на свободное место напротив.

Тот явно немало выпил и жаждал общения. Леонид собрался было резко отшить незваного гостя, а потом вспомнил, что тот «работает» на Никодима Павловича, и решил воспользоваться неожиданной встречей.

— Привет, Тима, — деланно радушно кивнул он и отложил меню. — Не поверишь, но я рад тебя видеть. Предлагаю помянуть безвременно ушедшего Стаса. Что предпочитаешь: коньяк, водку?

— Водку и только водку. Покойник тоже был не дурак выпить беленькой… — Тима развалился на стуле. — Помянем Новицкого: был вроде не болван, а умер по глупости.

— Всякая смерть глупа. Закажем, что есть готового, чтобы было побыстрее.

Минут через тридцать, когда наполовину осушили бутылку водки под холодные закуски, Леонид приступил к основной части разговора:

— Тима, вот ты малый, как говорится, с головой, а «шестеришь» за копейки на… сам знаешь кого. С твоей головой ты должен бабла зашибать без меры, а так все сливки снимают другие…

— Ленька, когда ты сказал, что рад меня видеть, у меня от удивления чуть штаны не стали полными. Но, зная тебя, хитрую бестию, смекнул — тебе что-то надо от меня. Давай, говори — не юли.

— Хорошо, давай начистоту. У тебя сейчас Павлович шеф. Он вчера ко мне подкатывал, хотел картины взять на реализацию. Я раньше не замечал, чтобы он работал по мелочам. Предполагаю, что у него уже есть на мои картины покупатель, и притом солидный.

47
{"b":"175465","o":1}