ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Маска. Ночью он требовал какую-то маску. Что это за исключительная вещь, из-за которой он пришел глубокой ночью? И что за бред несли милиционеры про него?» В истории с живыми мертвецами Ира не верила, а знала, что должно быть рациональное объяснение чудесного воскрешения археолога.

Ее мысли теперь были направлены на тот сверток, который он оставил на хранение. Не выдержав, она соскочила с постели и извлекла из ящика пакет. Вновь ее заинтересовали сургучные печати, надежно оберегающие содержимое от чужих глаз. Ира стала рассматривать тяжелый сверток, вертя его в руках. На ощупь под бумагой скрывалось что-то очень твердое, тяжелое, прямоугольной формы.

Телефонный звонок прозвучал так неожиданно, что, вздрогнув, она выронила сверток, и тот, падая, вначале ударился об острый угол журнального столика, а затем свалился на пол. В месте удара на журнальном столике осталась заметная светлая отметина.

— Алло! — зло крикнула Ира в телефонную трубку, ощупывая свободной рукой поврежденное место. «Наверное, можно будет чем-нибудь замазать, — подумала она. — Но чем?»

В трубке царила тишина — видно, Ирин голос не понравился или вверг в недоумение человека на том конце линии. Играть в молчанку она не собиралась и повесила трубку.

Телефон вновь ожил. Только Ира приложила трубку к уху, как услышала мужской голос:

— Послушай доброго совета, подруга! В семь утра вынеси к входу в подъезд то, что тебе оставил археолог. И упаси Господи твою душу заглянуть внутрь! Иначе не сбережешь свою жизнь и здоровье. Рассчитываю, что ты не дурочка и не будешь к этому подключать милицию, иначе мы обязательно доберемся до тебя — и это будет ужасно! Владлен не поверил нам, и это была его ошибка.

— Владлен Петрович… где он сейчас? — спросила Ира. Голос в трубке был зловещим, а тон предвещал крупные неприятности. — Он жив?!

— На своем месте — в морге! — В трубке раздался жуткий смех, а потом пошли гудки отбоя.

— Да пошли вы все! — бросила Ира, убедившись, что абонент отсоединился.

Она наклонилась, подняла сверток и увидела, что ему тоже досталось. Удар пришелся на одну из сургучных печатей, и она раскрошилась.

«В том, что печать сломалась, я не виновата, — успокоила себя Ира и продолжила мысль: — Но ведь с таким же успехом могла сломаться и вторая печать». А мысль, как известно, материальна, и без особых угрызений совести Ира сломала вторую печать. Но тут она столкнулась с новой проблемой — узлы веревки, которой был плотно обвязан сверток, находились под печатями, и развязать их не было никакой возможности. Тут Ирой овладел безудержный зуд любопытства, от которого спасения не было.

«Семь бед — один ответ!» — подумала она и, больше не мучаясь сомнениями, разрезала веревку. «Если археолог мертв, то кто докажет, что сверток был запечатан? А посмотреть, что внутри, я должна обязательно!»

Трясущимися от нетерпения руками Ирка развернула плотную пленку, и тут ее ожидало новое испытание. Внутри оказался металлический ящичек, закрытый на ключ. Ирку охватило раздражение — после стольких усилий остаться на пороге тайны! Но если она чего-то хотела, то никакие доводы на нее не действовали.

«Можно вызвать Ваню — он без труда и откроет ящичек, и закроет его. Но время! В семь утра я должна буду все это отдать». Она решила проверить свои силы, засунула кончики ножниц в замок и начала ими там крутить, не имея ни малейшего представления, как это надо делать. Но тут что-то в замке хрустнуло и ящичек открылся. На нее смотрела уродливая в своем великолепии золотая маска Девы.

У нее затрепетало сердце — вот он, шанс, который выпадает раз в жизни! Ей вспомнилось недавнее посещение музея драгоценностей: золотая пектораль в прозрачном кубе из спецстекла, выдерживающего не только удары кувалдой. А перед ней не менее ценное археологическое чудо, которое можно взять в руки. Ей даже показалось, что она услышала свой голос: «Ох, попалась бы мне такая вещица — ни за что не побежала бы сдавать ее в музей!» А ведь она ей попалась и лежит сейчас на расстоянии вытянутой руки!

Ирка, не раздумывая, набрала номер телефона бильярдиста Паши.

— Паша, я согласна ехать с тобой. Во сколько мне тебя ожидать?

— Буду в полшестого. Встретимся возле твоего подъезда.

— Паша, милый! Мне будет страшно спускаться одной. Зайди, пожалуйста, за мной — я тебя очень прошу! — вовремя спохватилась Ирка, вспомнив недавнее посещение археолога, точнее его тела.

— У тебя что-то произошло? — насторожился Паша.

— Нет, ничего. Просто я отчаянная трусиха — темноты боюсь.

— Хорошо, называй номер квартиры, этаж. — Паша зевнул и, получив информацию, отключился.

Ира посмотрела на часы — оставалось менее часа до появления Паши. «Жаль, что не перенесла сюда свои шмотки, а по глупости развесила на плечиках в шкафу. Домой уже поздно заезжать за вещами — придется взять кое-что у Маши. Фигуры у нас почти одинаковые, так что подойдет, а она перебьется». И тут Ира наконец осознала, что уезжает на неопределенное время, возможно навсегда. Неужели она больше не увидит занудливых родителей, воображалу Машку, помешавшегося на учебе Димку, ветреного Вадима, меланхоличного Илью, других знакомых, институтских друзей? Да и в самом институте ей больше не придется учиться. И одежду, которую сейчас возьмет у Машки, вряд ли вернет, разве что отправит ее посылкой. Теперь у нее начнется новая жизнь, никак не связанная с сегодняшним настоящим.

Планов на будущее она пока не строила, знала только одно: у нее в руках находится древняя ценная вещица, которая может в корне изменить ее жизнь в лучшую сторону.

ЧАСТЬ 2

По следам Девы

1

Жизнь полна сюрпризов

Маша проснулась, почувствовав, что самолет затрясся и начал снижаться. Взглянув в иллюминатор, она увидела ярко-фиолетовое небо и несущиеся навстречу фантастические фигуры облаков. Через несколько мгновений она перестала что-либо видеть — самолет попал в зону сероватых, кое-где с легкой голубизной облаков, словно их мелировали. Затем самолет немного тряхнуло — он провалился в воздушную яму, вызвав неприятные ощущения у Машки. Внутри у нее все сжалось и чуть было не попросилось наружу, к тому же до боли заложило уши. Взглянув на Сашу, сидящего рядом, Маша успокоилась — судя по его позеленевшему лицу, он переживал аналогичные ощущения, при этом делал ей какие-то непонятные знаки.

— Что? — крикнула оглохшая девушка и тут вспомнила, что он советовал перед полетом, и несколько раз сглотнула.

Вата из ушей исчезла, снова раздавался ровный рокот двигателей. Самолет, опустившись ниже зоны облаков, продолжал лететь по горизонтали.

— Скоро будем дома — осталось минут сорок полета, — произнес, улыбаясь, Саша, но не добился ответной реакции.

«И чего это все время улыбаться? Есть причина чему-то радоваться? Ну, хорошо, радовались, когда летели в Шарм-эль-Шейх, предвкушая отдых на море. Тогда мы не знали, что нам предстоит пережить… Но сейчас, когда несолоно хлебавши летим обратно — чему радоваться?»

А дело было в том, что, когда вчера прибыли в гостиницу — современную, пятизвездочную, на берегу моря, с четырьмя открытыми бассейнами, утопающую в тропической зелени — все было, как и обещалось в туристическом проспекте, за исключением одного — свободных номеров там не было и в ближайшее время не предвиделось. Кроме них в таком же положении оказались еще полтора десятка туристов. Переговоры с турфирмой немного успокоили — «не волнуйтесь, мы все урегулируем — потребуется лишь немного времени». «Немного времени» растянулось на четыре часа, и взамен («извините, вся Европа хлынула в Египет и такие случаи здесь с нашими туристами случаются повсеместно») предложили бунгало в тридцати километрах, но прямо на берегу моря. Маша с Сашей согласились было на бунгало, но тут на рецепшен пришла возмущенная группа из пяти человек, которые уже два дня провели в этих бунгало: «Условия скотские, душа нет, жрачка такая, что целый день с гальюна не слазишь!» В довершение ко всему позвонила мама Маши и истеричным тоном сообщила, что к ней дозвонились соседи снизу с жалобами на устроенный потоп. Маша держалась, «как партизан», так и не открыв, что находится в Египте, но приняла решение незамедлительно вернуться на Родину, которая для Египта не Европа.

39
{"b":"175466","o":1}