ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— В этой жизни был всего один раз, не считая этой поездки. В прошлой я здесь жил, — задумчиво ответил Костик.

— Как это понять: в этой жизни — в прошлой жизни? Костик, ты меня пугаешь — прошел всего половину дистанции, — она кивнула на три пустых бокала, — а уже такую ересь несешь.

— Ира, ты не веришь в реинкарнацию? Зря, а то я мог бы рассказать о своей прошлой жизни, где я был бедным студентом и верил в чудеса, но ты будешь смеяться.

— Скорее всего не поверю, но выслушать — выслушаю. А у меня вино закончилось!

— Это разрешимо. Официант! — позвал Костик и предложил Ире: — Заказывай — я угощаю.

— Подруга, принеси мне один, нет — два сорта вина из тех, которые я еще не пробовала, — сказала она подошедшей официантке. — Только смотри — чтобы они были не хуже предыдущих!

Ира почувствовала, что язык у нее стал слегка заплетаться, в голове приятно шумело — самое время выкурить сигаретку.

Полумрак просторного помещения не давал возможности четко рассмотреть, что происходит за другими столиками, но, обнаружив пепельницу, Ира поняла — здесь курить можно.

— Ты не куришь? — спросила Ира, выпуская клубы дыма с ментоловым запахом. — Нет? У каждого своя Голгофа. Ты обещал рассказать о своей прошлой жизни… Видишь — я помню, я не пьяная. О настоящей жизни тоже можешь упомянуть… Впрочем, как хочешь.

— Собственно, рассказывать особо нечего: бедный прыщавый студент…

— Пры-ща-вый?

— Прыщавый и без денег, девушки игнорируют, неопределенность с работой после института — это беда Крыма, любитель помечтать… И вот в один прекрасный день…

— Выигрываешь миллион или тебя полюбила дочка миллионера!

— Совсем не то… Случилось непонятное: в тот самый день я очнулся в реанимации и узнал, что вернулся с того света. Получил это тело…

— На первый взгляд неплохое тело, — похвалила Ира.

— А еще законченное высшее образование, квартиру в столице, денежную работу с перспективой, «фольскваген-пассат» и даже жену…

— Видишь — тебя Бог любит: все дал, чего ты хотел.

— Я такого не хотел — внутри-то я остался прежним! Эта работа увлекала меня первое время, но сейчас она опостылела, и даже деньги не могут компенсировать внутренний дискомфорт! Жена — чужая мне женщина, с которой ложусь в постель, словно по обязанности! Вокруг все чужое! Чувство такое, словно кормят жирной сытной пищей, от которой уже воротит!

— Работу можно поменять, так же поступить с женой — не ты первый разведешься! — Девушка посмотрела на мгновенно потемневшее лицо мужчины, и ее осенила догадка: — Поняла — это непросто: квартира жены, работа…

— С работой помог тесть, автомобиль — подарок на свадьбу, оформлен на имя жены. Я как в той жизни, так и в этой, по сути, никто!

— Костик, ну тебя и прорвало! У тебя все есть — и ты этим недоволен?

— Как тебе сказать — тело сыто, а душа… Я ведь на работе договорился о фиктивной командировке в Крым на три дня — они там думают, что я поехал провести время с любовницей, а я ведь один здесь, только для того, чтобы прикоснуться к своему прошлому, когда я был никчемным студентом.

— Ты забыл добавить — прыщавым!

— Что?

— Это неважно. Обе дистанции пройдены, — она показала на пустые бокалы.

— Может, еще?

— Мне достаточно. Вечером еще предстоит… думать!

Они собрались и вышли из дегустационного зала. На улице совсем стемнело, зажглись фонари, не особенно ярко освещая улицу. Несмотря на то что они вышли разгоряченные, подувший сырой ветер с моря заставил их поежиться.

— Прогуляемся? — предложил Костик.

— Нет, мне уже пора идти. И провожать меня не надо.

— Ты здесь не одна?

— Не одна, но если спросишь с кем — не отвечу. Не потому, что стесняюсь, — просто не знаю. Я, как и ты когда-то, ищу дорогу в другую жизнь, не зная — нужна ли она мне.

— Можешь поделиться со мной своими думами. Мы случайно здесь встретились, знаем друг о друге только как зовут, поэтому можем быть максимально откровенными — вряд ли мы с тобой еще когда-нибудь встретимся. Сама понимаешь: то, что ты услышала, я не могу никому из близких знакомых рассказать — они подумают, что у меня неважно с головой. Вот ты мне веришь?

— Верю, хотя я сама себе удивляюсь, но почему-то верю.

— Тебя проводить? Уже стемнело.

— Нет, не надо.

— Спасибо за беседу. Прощай. — Костик развернулся и пошел быстрым шагом, не оглядываясь.

Ира от количества выпитого вина первое время не могла сообразить, куда ей надо идти, и пожалела, что не позволила Костику ее проводить. Его долговязая фигура уже исчезла в темноте. Затем, то и дело останавливаясь, чтобы спросить дорогу у прохожих, Ира добралась до гостиницы.

Паши еще не было. Продрогнув на злом ветру, Ира быстро разделась, сняла с себя золотую маску и, спрятав ее под матрас, приняла горячий душ. Затем, обмотавшись одеялом, стала смотреть телевизор, перескакивая с канала на канал. Незаметно для себя уснула, и только громкий стук Паши в дверь ее разбудил. Он пришел радостно-возбужденный — был в Ялте на разведке, много не выиграл, но наметил потенциальных клиентов, которых рассчитывал неплохо «постричь». Единственное неудобство — из Феодосии далековато ехать до Ялты, надо было останавливаться в Симферополе, но решил, что уже ничего менять они не будут.

Он привез с собой продукты, из которых общими усилиями соорудили ужин. Вытащил бутылку красного искристого и бутылку белого муската.

— А я уже сняла пробу с крымских вин, — похвасталась Ира и рассказала о посещении дегустационного зала и о странном мужчине, с которым там познакомилась.

— За нашу удачу! — провозгласил тост Паша, разлив красную пузырящуюся жидкость по стаканам.

— Пусть нам повезет! — поддержала его Ира и с удовольствием выпила до дна.

Бутылка искристого неожиданно быстро закончилась, и Паша стал разливать по стаканам мускат.

— Боюсь, что завтра не встану, а мне же надо паспорта с поезда встретить, — заволновалась Ира.

— Не проспишь. Я тебя подниму — мне в Ялту рано утром надо ехать. Сегодня можно расслабиться, а на завтра объявляется военный режим, так что тренируйся утром быстро одеваться, а вечером медленно, под музыку раздеваться.

— Это как? — заулыбалась Ира.

— Первое время я буду тебе активно помогать — увидишь, я очень хороший помощник! — Паша подошел к ней вплотную и положил руку на грудь. Ее дыхание стало прерывистым.

— Но вначале выпьем! — Он протянул ей полный стакан муската и заставил выпить до дна, а затем прижал к себе…

4

Ночные бдения

В Феодосию команда Марины-Мары прибыла поздним вечером. Искать гостиницу, в которой Ира остановилась, было бессмысленно: не имея документов, они явно зарегистрировались по паспорту ее приятеля, фамилия которого была неизвестна.

Поиски подходящей частной гостиницы не заняли много времени, и вскоре они разместились в двух смежных комнатах. Маша чувствовала себя пленницей, несмотря на кажущееся дружелюбие со стороны Марины-Мары. Ей пришлось сидеть в автомобиле под охраной мужчин, пока Марина вела переговоры с хозяевами гостиницы. Затем Машу быстро провели по наружной лестнице на второй этаж, конвоируя спереди и сзади. Ее мобильный телефон находился у Мары, она разрешала отвечать только на звонки Ирины, игнорируя все остальные. Она не вникала в проблемы, возникшие в связи с устроенным Ирой потопом, с вынужденным молчанием Маши, что должно было обеспокоить ее друзей, а в первую очередь маму и бойфренда Сашу. Как ни странно, Маша особо не тревожилась, так как поверила Марине-Маре, что она ее и Ирину тотчас отпустит, как только золотая маска окажется у нее в руках.

Фанатизм Марины и ее предков, на протяжении многих веков охотившихся за этой золотой маской, поражал воображение Маши. Но что же мог дать мертвый кусок металла, золотой фетиш, этой небольшой группе людей, сохранивших свой прадавний язык, культуру и историю? Возможно, значение имела не сама маска, а именно недостижимая цель, сплачивающая их на протяжении столетий. Получив в свои руки ее, осязаемую, они могли потом испытать шок — «а король-то — голый!». Эти вопросы волновали Машу, будущего историка, больше, чем ее положение пленницы. Она даже решила покопаться в дошедших до нее документах, касающихся истории древних тавров, и найти мостик, соединяющий древних и этих, современных тавров — неотавров.

44
{"b":"175466","o":1}