ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А Важа подумал, что ты сбежал. Ты же, ничего не сказав, на следующий день исчез. Как он ошибся! Послал нас тебя найти, а это ведь дополнительные расходы — теперь твой долг увеличился.

— Я готов оплатить все дополнительные расходы, проценты за просрочку платежа, но мне нужна еще неделя.

— Где ты собираешься достать столько денег? Выиграть в бильярд у Била Гейтса? Или ты считаешь Важу совсем дурным, способным разбрасывать свои деньги? — И мужчина в дубленке стал выбираться из джипа.

— У меня есть кое-что, — быстро сказал Паша, почувствовав, что обстановка накаляется. — Одна ценная вещь, которая стоит сотни тысяч зеленых… Точнее, не у меня, а у моей подруги.

— Это у которой из носа кольцо торчит, как у папуаски? Она не похожа на обладательницу столь ценной вещи! И что это мы с тобой разговорились? Важа приказал привезти тебя живого или мертвого — как ты предпочтешь?

— Зря не верите мне! Я…

— Давай свои ручки — их украсят эти браслетики, — прервал его мужчина в дубленке, играя наручниками.

С водительской стороны открылась дверь, и показался его напарник, молодой парень, который смерил Пашу злобным взглядом и молча направил на него пистолет, целясь в голову. Паша понял, что наступил кульминационный момент, — если он не договорится с этими двумя, то все пропало — с Важей он тем более не договорится. Тот отберет золотую маску и от него избавится.

— Я предлагаю войти вам в долю со мной — эта вещь может стоить и миллион. Надо только выгодно ее продать — каждому отломится по нескольку сот тысяч долларов! — предложил Паша, когда на его руках защелкнули наручники.

— Что это за вещица и где она?

— Старинная золотая маска, которой тысячи лет! Она у моей подружки, а она уехала в Россию. Мы договорились с ней встретиться в Ростове, — вдохновенно врал Паша.

— Я не верю тебе: ты, скорее всего, блефуешь и затягиваешь время, но меня не проведешь! Гачай, обыщи его и автомобиль.

Молодой парень расстегнул на Паше куртку. Тот сразу быстро проговорил:

— Я сказал неправду — золотая маска со мной, но продавать ее здесь опасно. Надо ехать в Россию — там у меня есть концы.

— Где она?

— На мне, — признался Паша, который воспользовался опытом Иры и прикрепил маску бинтами к телу.

Гачай размотал бинты и достал золотую маску.

— Тяжелая — около килограмма будет! Похоже, она из чистого золота, Аран! — удовлетворенно произнес Гачай, передавая маску Арану.

— Главная ее ценность в ее древности! — быстро проговорил Паша, жадно глядя на маску. — Ее непросто будет продать, но я…

— Закрой рот и марш в машину! — произнес Аран и, открыв заднюю дверцу джипа, втолкнул туда Пашу.

— Твои предложения — что будем делать? — поинтересовался Аран мнением напарника.

— Повезем его и маску к Важе — пусть он сам решает! А что еще делать?

— Важа маску заберет себе, а нам ничего не достанется, Гачай. Похоже, этот вахлак прав — эта вещь может очень дорого стоить! Такой шанс выпадает лишь раз в жизни, другого не будет!

— А ты что предлагаешь?

— Об этой маске Важа не знает. Замочим этого вахлака — скажем, что по-другому не получилось, а сами потихоньку ее толканем и деньги разделим. Эта маска Важе не принадлежит, он ничего о ней не знает — мы у него ничего не берем и остаемся чисты перед ним и перед Аллахом. Или ты по-прежнему хочешь сделать Важе царский подарок?

— Твой план лучше… И мы по отношению к Важе не крысятничаем!

— Отведем вахлака по этой тропинке наверх, в скалы, и замочим. Тело, думаю, нескоро найдут, а его еще опознать надо будет. Проверишь все его карманы, чтобы ничего не осталось. Автомобиль отгоним в Симферополь — там есть кому его сбыть.

Вскоре они с пленником уже поднимались по тропинке. Паша понял, что договориться не удалось, и знал, зачем его ведут наверх. Разум вопил, требуя от него что-нибудь предпринять — рвануться в сторону, попробовать убежать, пусть умереть, только не идти, как баран на заклание. Но черный ствол пистолета действовал на него парализующе, страх и желание затянуть время, подарить себе надежду сковывали его тело. Тонкие подошвы туфель скользили на заледенелых камнях, было крайне тяжело карабкаться вверх со скованными руками. Гачай, идущий за ним, то и дело толкал его в спину, помогая удержать равновесие. Когда они спустились на площадку, где виднелся вход в пещеру, Аран приказал остановиться, и Паша понял, что пришел его последний час. Аран отослал Гачая к машине за фонарем, Павел воспользовался моментом и вновь начал просить пощадить его, предлагая все, что приходило в голову, лишь бы спасти свою жизнь. Аран выслушал все с усмешкой, не говоря ни «да», ни «нет». Вскоре появился Гачай, и Аран, взяв фонарь, скрылся в пещере. Паша стал обрабатывать молодого напарника Арана, но с прежним успехом.

Аран показался из пещеры и сказал Гачаю:

— Кончай с ним!

Гачай направил пистолет в голову Паши, и тот закрыл глаза и стал думать о Боге. Раздавшиеся выстрелы не раскололи его голову, зато Гачай упал плашмя на камни, выронив пистолет. Тут Паша почувствовал, что его тянут волоком, и через миг оказался внутри пещеры.

Аран отпустил его и приказал идти на своих двоих, больно тыкая пистолетом в ребра. Идти пришлось без фонаря, на ощупь, в сплошной темноте. Через десяток шагов они повернули, и здесь Аран выбрал позицию для стрельбы. Паша понимал, что его жизнь в руках неожиданных спасителей, но не знал, как им помочь.

Вскоре в начале прохода показался свет фонаря. Когда он немного приблизился, Аран начал стрелять, и сразу послышался вскрик и звук падения тела. Грохот выстрелов создал звуковую волну в закрытом пространстве, и несколько камней посыпалось со свода пещеры. Паша, больше не раздумывая, бросился на Арана, от толчка тот вскрикнул и упал.

Паша со всех ног побежал к выходу, а когда мимо головы прожужжала смерть, упал плашмя на каменистый пол пещеры, не желая быть мишенью в узком проходе. Однако выстрелов больше не последовало, и он услышал шум борьбы, но в темноте ничего не было видно. Осторожно поднялся, стараясь производить как можно меньше шума, что плохо удавалось, и устремился вперед. Спотыкаясь о камни, то и дело падая, чувствуя свою беззащитность, Паша достиг выхода из пещеры. Выскочив из густой темноты подземелья на свет зимнего дня, он на мгновение ослеп, а когда зрение нормализовалось, он увидел направленный на него ствол револьвера, который держала невысокая черноволосая девушка.

— Где золотая маска? — спросила она.

— Там, — Паша махнул рукой в направлении пещеры.

Девушка выстрелила ему под ноги, заставив подпрыгнуть, и он услышал, как пуля отрекошетила от камней.

«Она сумасшедшая!» — мелькнула у него мысль.

— Иди туда и принеси ее, — скомандовала она.

— Не пойду — там верная смерть! Или Аран пристрелит, или пещера обрушится на голову!

— Тогда умрешь здесь, — хладнокровно произнесла девушка и нацелила твердой рукой револьвер ему в голову.

Но Паша не успел выбрать, где лучше умереть, так как со стороны темного отверстия пещеры послышался голос:

— Бросай свою пукалку! — И сразу раздался предупредительный выстрел, который выбил каменные крошки у ног Мары.

Она, не выказывая ни малейшего страха, отбросила от себя револьвер.

— Есть еще кто с тобой? Только не ври — разделишь участь своих приятелей!

— Больше никого нет, — спокойно ответила Мара, прикидывая, что, когда мужчина выйдет из темноты и на несколько секунд ослепнет, достаточно ли ей будет этого времени, чтобы преодолеть десяток шагов.

— Я тебе не верю — сейчас подойдешь ко мне с поднятыми руками. Но без всяких глупостей! А ты, бильярдист, ложись на землю, лицом вниз!

Паша исполнил приказ, понимая, что со скованными руками он не сможет достаточно быстро выбраться на тропинку, поэтому будет великолепной мишенью.

Мара, подняв руки, медленно двинулась в сторону мужчины в черном измазанном свитере.

Аран был ранен — Шлем успел в него два раза всадить нож, прежде чем получил пулю. Один удар пришелся в правое бедро, заставив занеметь ногу, а второй, более серьезный — в бок. Аран перетянул ногу курткой противника и, соорудив что-то вроде тампона, прижал его к ране на боку. Он потерял много крови и теперь кроме жгучей боли от ран чувствовал головокружение.

50
{"b":"175466","o":1}