ЛитМир - Электронная Библиотека

- Похоже, мы их обоих потеряли. Мы сделали все возможное, но увы… - произнес Боровский, наблюдая за двумя зелеными параллельными линиями на экране - бесконечными и прямыми, информировавшими о том, что сердца этих мужчин больше не бьются, несмотря на все усилия реаниматологов. Каждый раз, сталкиваясь со смертью, Боровский чувствовал некий внутренний трепет, приобщения к непознанному.

Что ощущает человек, переступая порог смерти? Парят ли души этих мужчин сейчас над столом, наблюдая за своими телами, как описывают в воспоминаниях люди, пережившие клиническую смерть? Почему в конце тоннеля виден свет, хотя органы зрения уже не работают? Почему они видят свое тело и окружающую обстановку сверху? Или прав реаниматор Неговской, утверждая в статье о психофизических аспектах клинической смерти, что полюса обеих затылочных долей продолжают еще некоторое время функционировать, когда обширные части зрительной доли коры страдают от гипоксии, при этом поле зрения резко сужается, остается лишь узкая полоса, создающая впечатление тоннеля… Ведь угасание функций центральной нервной системы, как правило, начинается с более поздних структур мозга и заканчивается наиболее древними, а восстановление происходит в обратном порядке. Боровский соглашался с мнением коллеги, что, если процесс оживления проводить в определенной последовательности, соответственно жизненному пути человека, впечатления, наиболее эмоционально окрашенные и стойко закрепившиеся в мозгу, всплывут в памяти в первую очередь. Но почему тогда «фильм» о прожитой жизни видят не только умирающие, но и находящиеся в стрессовом состоянии?

А как объяснить странную связь умирающего с его часами? Ведь описано множество случаев, когда время на часах останавливается в момент смерти их владельца. Из истории известны факты остановки часов в момент смерти Людовика XVI, Екатерины II. Или смерть - это ДРУГОЕ время?

По установившейся традиции отключать аппарат искусственного дыхания имеет право только старший бригады (смены) реаниматологов, и Боровский протянул руку к выключателю, но тут в реанимационную вошел начальник отделения Свиридов.

- Что тут у вас? - спросил он, хотя и так все было понятно - достаточно было бросить взгляд на обнаженные вытянувшиеся безжизненные тела.

- Ничего не удалось сделать. Уколы камфары в сердце, прямой массаж сердца, электрошок - все бесполезно, - доложил Боровский. - Будем отключать от аппарата искусственного дыхания. Больше пяти минут прошло после остановки сердца.

- Уже почти десять, - не удержалась Лика.

- Плохо, - хмуро произнес заведующий отделением. - У вас за этот месяц уже третий случай, а до конца месяца еще ого сколько осталось дней!

- Двенадцать, - опять встряла Лика, поедая влюбленным взглядом заведующего отделением.

Ходили слухи, что у пятидесятипятилетнего врача и некрасивой, но молодой женщины, проживающей в однокомнатной квартире, был тщательно скрываемый роман. То ли кто-то их где-то видел, то ли это просто нафантазировали, наблюдая за ее взглядами, которыми она постоянно одаривала своего шефа, было неизвестно.

- Плохо. Очень плохо. Надо укреплять вашу смену. Лика, подготовь карточку для направления в Центр донорства данных об усопших и занеси ее ко мне, - произнес Свиридов, направляясь к выходу.

Боровский невольно сжался от этих слов. Он прекрасно понял, что они означают, - понижение в должности. К тому же его переведут в другую смену, а сюда назначат нового старшего смены. Интересно, кто метит на его место? Воробьев? Или Анохин? Это все происки Лики! С ней в последнее время отношения не складывались. Неужели все-таки Воробьев?

- Николай Иванович, вы когда-нибудь выключите аппарат искусственного дыхания? Или вы умеете воскрешать мертвых? - раздался ехидный голос Лики.

«Ее работа. Похоже, слухи о шефе и о ней имеют реальную основу», - Боровский еще больше помрачнел и потянулся к выключателю аппарата искусственного дыхания, подающего кислород светловолосому мужчине. И тут произошло невероятное - прямая линия на экране вдруг слегка изогнулась, словно примерялась, затем ее полет стал круче и выше, зуммер зазвучал не монотонно, а дискретно, отсчитывая удары заработавшего сердца.

- Реанимация! Быстро! - скомандовал Боровский, спеша поддержать чудом ожившее сердце. - Работаем.

- У него в головной мозг кислород не поступал уже больше десяти минут! Ткани мозга отмерли! - прошипела Лика. - Он уже никогда не будет тем, кем был. Он будет дебилом - пародией на себя и обузой родным! Кого мы спасаем?!

- Лика, не отвлекай. Мы спасаем человека, - строго произнес Боровский. - Работаем.

Тут ожил аппарат искусственного дыхания второго мужчины, сообщив, что и у того заработало сердце, и бригада реаниматоров разделилась на две группы.

«Чудеса, да и только! - подумал Боровский. - Хотя Лика права: вернувшись к жизни, они станут неполноценными людьми, неспособными заниматься какой-либо деятельностью, ни общаться. Но за мной не будут числиться эти летальные случаи, а значит, Свиридов без весомой причины не сможет понизить меня в должности».

А через два дня он уже смог общаться с ожившими «мертвецами». К его удивлению, длительное кислородное голодание почти не отразилось на их умственных способностях, а лишь привело к тяжелой форме амнезии - потере памяти. Оба мужчины полностью забыли не только прошлое, но даже свои имена, не узнавали родных, но в остальном, они ничем не отличались от других людей, сохранив ясность ума. Они быстро восстанавливали память, загружая ее заново полученной информацией. Было ясно, что через месяц-другой они смогут вернуться к полноценной жизни.

Оба случая были уникальными, и Боровский готовил по ним статью в медицинский журнал, раздумывая над тем, что, если поднапрячься, собрать еще несколько аналогичных фактов, то и на кандидатскую диссертацию можно будет замахнуться. Даже когда пациенты перешли из реанимационной палаты в обычную, Боровский продолжал их навещать. Между ним и спасенными пациентами завязались дружеские отношения. Выжившие были безмерно благодарны врачу за подаренный второй день рождения.

Светловолосый оказался одним из менеджеров небольшой рекламной компании. В тот злополучный день, когда случилась авария, он оставил личный автомобиль на СТО для ремонта и домой возвращался на маршрутке. Его жена очень переживала, дневала и ночевала в палате, завалив обслуживающий персонал подарками.

А широколицый был человеком без определенных занятий и зарабатывал на жизнь, чем и где придется. Ремонтировал квартиры, строил дома, работал продавцом на лотке, в общем, умел заработать деньги, но они у него долго не задерживались.

- Они меня не любят, хотя мне очень нравятся! - смеялся он.

Был он разведен, но бывшая жена все же несколько раз его навестила, всякий раз приходя с дочерью.

4-й лунный день. Луна во Льве

Солнечные лучи, бесцеремонно и нагло, заливали комнату светом и теплом, быстро повышая температуру, обещая в скором времени превратить ее в сауну. Машка, с головной болью от бессонной ночи, встала и опустила жалюзи, но это не помогло. Утешало лишь то, что и хуже от этого не будет. Пересилив себя, Машка добралась до ванной комнаты, открыв воду, присела на край ванны, ее веки склеились, и она сразу погрузилась в легкую дремоту. С трудом пришла в себя, сбросила халат и плюхнулась в ванну. Холодная вода обожгла тело, заставила задержать дыхание, мгновенно выгнала прочь остатки сна и вырвала из Машки непроизвольное «ой-йо-йой» и «нуу-оо-о». Усилием воли заставила себя пролежать так пару минут, до появления гусиной кожи, и, лишь тогда сжалилась над собой, напустив горячую воду. Вымыв голову, она почувствовала себя бодрой и свежей. Набросив легкий халатик на голое тело, она вновь напустила в ванну холодную воду.

Ирка, сбросив на пол простыни вместе с подушкой, спала на животе, в позе, напоминающей букву «х», при этом ее левая рука и нога висели в воздухе. На ней были трусики-стринги, поэтому сверху казалось, что она в тонкой набедренной повязке вокруг талии, а на левой ягодице виднелся красный прыщик. Машка стащила подругу с постели и, перекинув ее левую руку через свою шею, отвела Ирку, еле переставляющую ноги, в ванную. Холодная вода сделала чудо: вначале Ирка заругалась, затем открыла глаза, а когда вскочила в ванне в полный рост, злобно сверкая глазами, заявила, что не ожидала этого от подруги, Машка поняла, что теперь можно и поговорить.

23
{"b":"175471","o":1}