ЛитМир - Электронная Библиотека

Сколько раз, плавая в море, она не переставала удивляться тому, как легко двигаться в морской воде. Практически не чувствовалась усталость, и казалось, что это может длиться бесконечно. Но вот и пришел момент испытания своей выносливости в море. «Пожалуй, до утра дотяну. Если очень устану, и не смогу плыть, то передохну на спине, лишь бы не схватила судорога. Знать бы - плыву я у берегу или в открытое море?! По моим расчетам я должна быть уже возле берега, но впереди кромешная тьма, нет ни огонька». Внутри у Машки вновь зашевелился страх.

«Я спокойна, абсолютно спокойна, - внушала она себя, а где-то из глубины ее естества упрямо рвалась паника, несмотря на попытки подавить ее. - Я была не права, когда взяла без разрешения мамин автомобиль! Я была не права, не поставив ее сразу в известность о случившемся! Я была не права, не послушавшись совета Ирки, питая иллюзию, что сама смогу заработать кучу денег, чтобы отремонтировать автомобиль. Все эти «я не права» привели меня к тому, что глубокой ночью болтаюсь в море, и мало надежды выжить. Неужели так просто и глупо закончится моя жизнь?!»

Неожиданно на фоне неба зажглась новая звездочка, немного рассеяв мрак и обрисовав контуры массивного здания, словно парящего в темноте, и Машка обрадовалась. Она узнала силуэт Генуэзской крепости, догадалась, что это зажегся сигнальный огонь в Консульском замке. Ей показалось, что темнота стала не такой густой и вода не такой холодной, а море - уже не таким страшным. Теперь она заметила и плохо различимые на фоне темного неба очертания самой Крепостной горы.

«Как я ее раньше не заметила?! Быстрее, быстрее к берегу!» - подумала Маша, но силы у нее были на исходе, измученное тело просило отдыха, а берег все не появлялся. Вдруг перед ней забурлила вода, пошли крупные бульбашки и от страха у нее сердце чуть не остановилось. Вслед за ними на поверхности показалась голова морского чудовища, с огромными глазами, как у стрекозы. Сердце у Маши остановилось, она вскрикнула и мгновенно ушла под воду. Но глубоко нырнуть ей не пришлось, она почувствовала, как ее за волосы тянут на поверхность. Она попыталась сопротивляться и тут под руками почувствовала прорезиновую поверхность тела «чудовища» и догадалась, что это дайвер в гидрокостюме. Она сразу всплыла, но дайвер не выпускал ее волосы, вынудив лечь на спину.

- Волосы пусти - больно!

- Помощь нужна?! - спросил дайвер, выплюнув загубник.

- Нет. А до берега далеко?

- С полкилометра будет, может, чуть меньше. Издалека плывешь?

- Издалека, очень устала.

- Тогда плывем на Крабий остров, все же ближе, а там уже вброд, яко посуху. Плыви не бойся, я буду рядом, подстрахую. - Он вновь взял загубник в рот и исчез под водой.

Машке стало легче плыть, зная, что рядом находится кто-то, готовый помочь.

Берег острова оказался крутой каменной стеной, вокруг которой кипели буруны волн. Остров ночью оказался совсем другим, не гостеприимным. Море становилось все неспокойнее и неспокойнее. Маша содрогнулась, представив себя все еще в открытом море, вдали от суши. Дайвер показался на поверхности, махнул рукой, чтобы она плыла за ним. Маша проследовала за ним в узкий проход среди скал, незаметный с моря, и вскоре оказалась с другой стороны острова. Здесь было значительно спокойнее, и, она почувствовала под ногами землю, точнее, скользкие камни, на которых было трудно удержать равновесие при сильном волнении. Вода была ей чуть выше груди, и она почувствовала невероятную усталость. Во рту было солоно, ужасно хотелось пить. После многочасового нахождения в морской воде соль ощущалась на всем теле, особенно страдали глаза.

«Стою посреди воды и умираю от жажды - так хочется пить», - подумала она. Дйвер снял маску и оказался молодым парнем лет двадцати пяти.

- Дальше пешком, вброд, - сообщил он, - но предупреждаю, ступай осторожно - под водой много острых камешков.

Потом, подумав, снял ласты и толстые резиновые носки, великодушно предложив их Маше.

- В них двигаться проще, и ноги не собьешь, а я человек привычный, знаю все эти камешки наперечет, - пояснил он. Затем, оглядев Машкин диковинный наряд для восточного танца, задумчиво произнес: - В мире столько странного и непонятного… Кто ты, незнакомка из моря? Может, персидская княжна, которую Степан Разин бросил в набегающую волну несколько столетий назад, и здесь, наконец, выплыла?

- Меня зовут Маша, и не надо корчить из себя бог знает что.

- О’кей. Я Анатолий. Пошли, княжна.

Они без приключений выбрались на берег. Возле одного из приземистых зданий Анатолий остановился.

- Пойду раздеваться. Здесь наша база, захочешь нырнуть с аквалангом - приходи.

- Спасибо за все, обязательно зайду. Пока. Бай-бай!

- Носочки не мешают?

- Ах, извини, сейчас верну. - Маша наклонилась, чтобы снять их.

- Ладно, потом занесешь. А то босиком идти по асфальту будет неудобно.

- Спасибо, я обязательно верну. - И Машка отправилась домой в костюме восточной красавицы, сильно пострадавшем от соленой воды, и в водолазных носках. Подойдя к воротам, она узнала местность: здесь она была с Иркой в первый день по приезду. На острове они загорали, напротив него находится нудистский пляж с целебной грязью, неподалеку располагалась квартира, где с Иркой она тогда жила. Вспомнив об Ирке, она, к своему удивлению, не почувствовала к предательнице-подруге никакой злости. Впрочем, обида была, а вот злости не было. Машка посмотрела вверх. Высоко в ночном небе мрачно вздымались стены Генуэзской крепости, храня множество тайн и загадок. Свет в Консульском замке больше не горел.

Дорога до своего жилища в нелепом жалком наряде, почти через весь город, чуть не довела ее до истерики. Пару раз ее принимали за проститутку, и это еще больше подлило масла в огонь, а один раз ее просто высмеяли.

- Смотри, вон идет чучело, - громко сказал пьяный парень и икнул.

Фира была дома и, увидев наряд Маши, рассмеялась, но, заметив выражение лица девушки, принялась гладить ее по плечу.

- Успокойся, всякое бывает в жизни, и через многое приходится пройти. Сейчас тебе чаю налью, и давай, рассказывай, не держи в себе. Увидишь, легче станет. - Она взяла электрический чайник и добавила: - Подожди пару минут, я сейчас приду, принесу воды.

Маша и Фира жили в маленькой узкой темной комнате, во времянке. В ней помещались две кровати, разделенные небольшой, видавшей виды тумбочкой, в случае необходимости служившая столом. Шкафа для одежды не было, и их одежда была развешана на крючках, а так как их не хватало, то в помощь им в стенку были забиты несколько гвоздей. Кухня, душ и уборная были общими, кроме девушек ими пользовались еще полтора десятка отдыхающих. Словом, обычный южный вариант недорогого жилья. Вскоре Фира вернулась и включила электрочайник.

- Эти козлы решили, что я проститутка! - Маша со злостью выдохнула эту фразу.

- Ты, я знаю, ездила на индивидуальное выступление. Что там произошло?! - словно не расслышав, спросила Фира.

- Я же тебе говорю - они приняли меня за проститутку! А Степана, этот козел директор послал только для видимости. Он и пальцем не пошевелил, чтобы меня защитить!

- Чайник закипел. Тебе чаю черного или зеленого?

- Любого! Я с этим козлом директором еще разберусь!

- Понимаешь, Машуня, этот случай - скорее исключение, чем правило. Я несколько раз выезжала на индивидуальные выступления, и предложения там поступали разные, но все зависело от меня: принять их или отклонить. Тебя там изнасиловали?

- Только попробовали бы! - воинственно заявила Машка и в общих чертах рассказала о событиях ночи.

- Ну, ты и молодец! Так просто спрыгнула с яхты в море - и адью? - восхитилась Фира. - И не побоялась плыть в темноте, одна? Сколько же ты проплыла до берега?

- Примерно километра три-четыре, - скромно ответила Маша. - Может больше - не знаю.

- Вот здорово! Я бы так не смогла. Держусь на воде, но чтобы так далеко… Ты настоящий герой! - продолжала восторгаться Фира.

39
{"b":"175471","o":1}