ЛитМир - Электронная Библиотека

- Здорово! - сказала Маша. - Такое только в фильмах увидишь и то подумаешь, что комбинированные съемки.

- Постоянные тренировки. - Парень потупился от смущения. - Хотите метнуть нож?

- Хочу, - сразу согласилась Маша.

Он дал ей те же три ножа, которые только что вытащил из стенда. Ножи были без привычной тяжелой ручки, больше похожие на недоработанные заготовки для ножей. На стенде был изображен контур человека. По совету парня она подошла на три шага к стенду и, старательно прицелившись, метнула нож. Он ударился ручкой о стенд и упал на землю. Второй нож постигла та же участь. Третий, хоть и ударился лезвием в щит, но также упал - слишком слабой была сила броска.

- Что здесь происходит? Столько ряженых, словно какой-то фильм о рыцарях снимают.

- Почти. Ежегодный международный праздник «Генуэзский шлем». Собрались рыцари со всей Украины, из России, Польши, Белоруссии померяться силами и себя показать.

- Так уж и рыцари! - Маша усмехнулась.

- Современные рыцари. Они звания получают в победах на различных турнирах вроде этого.

- А я считала, что рыцари - это те, кто уступает место дамам в общественном транспорте.

Маша рассмеялась и пошла дальше. На ее глазах оживала старина. Лучники готовили мишени в виде подвешенных на перекладине мешков, набитых соломой, арбалетчики испытывали свое оружие на деревянных щитах с нарисованными на них разноцветными кругами.

- Девушка-красавица, не проходи мимо своего счастья - стрельни из арбалета! Сегодня за так, а завтра за деньги. - Машу остановил черноволосый молодой мужчина в берете с пером и в шотландской клетчатой юбочке.

Девушку не пришлось дважды просить, она прицелилась - и промазала. Стрела тупо щелкнула по каменной стене, находившейся за щитом, и отлетела в сторону.

- Давай заряжу следующий болт, - предложил мужчина в берете.

Он упер арбалет одним концом, на котором было что-то вроде шпоры, в землю, вставил в эту «шпору» правую ногу и быстро натянул тетиву. Маша поняла, что короткая арбалетная стрела называется болтом. На этот раз стрела полетела точнее и попала в «молоко» - белое поле вокруг мишени. Маша пошла дальше и увидела деревянную крепость, сооруженную из досок, с башней и стенами. Возле входа стояли в ряд диковинные старинные пушки, похожие на игрушечные, - длина ствола у некоторых не превышала и тридцати сантиметров. Некоторые «коротышки» на колесном ходу были составлены в одну линию.

- Это бутафория? - спросила Маша. - Руками можно потрогать?

- Это самые настоящие легкие орудия средневековья, - обиделся парень в шляпе с лихо заломленными полями и укрепленным страусиным пером, в кожаном жилете. Его одеяние напоминало костюм мушкетера, только она у него была неопрятная и даже кое-где в пятнах.

- Сегодня можешь выстрелить за так, а завтра положишь пятак, - сострил невысокий бородатый мужчинка в темной шапке, сером длинном кафтане, подпоясанном грязным, когда-то красным шарфом, в широких шароварах, нависающих над короткими сапожками с заломленными голенищами.

- Не откажусь, - быстро сориентировалась Машка. - Что это вы такие добрые? Везде мне предлагают стрельнуть, пальнуть, метнуть, но намекают, что за это завтра надо будет платить деньги.

- Сегодня подготовительный день, и у нас существует примета: в этот день надо дать бесплатно выстрелить, чтобы в последующие дни собрать обильный «урожай» монет, - сообщил мужичонка в шапчонке, засыпая порох в «детскую» пушечку, укрепленную на деревянном ложе, - так, и не ружье, и не пушка.

- Это кулеврина, безобидная на вид, а панцирь у тяжеловооруженных рыцарей легко пробивала с тридцати шагов. А мы - кулевринщики, - пояснил он, плотно загоняя пыж.

- Какая-то она несерьезная, - сказала Машка. - А это что такое? - Она показала на более крупное орудие, длиной около метра, укрепленное на деревянном бруске-раскладушке. По его внешнему виду было ясно, что эту пушку в руках не потаскаешь.

- «Серпентина» - более мощное орудие, имеющее большую дальность стрельбы. А вот это, - он указал на ряд детских пушечек-кулеврин, установленных в ряд, - «орган смерти». Ладно, Паша, заряди и «органчик» - пусть девушка сыграет на нем.

Парень в шляпе со страусиным пером начал заряжать установку. А мужичонка тем временем запалил фитиль, картинно раздувая его, насыпал пороха на маленькую дырочку в пушчонке и передал фитиль Маше, державшей в руках кулеврину. Девушка поднесла запал к пороху, и раздался грохот, кулеврина изрыгнула пламя и попыталась вырваться у нее из рук.

- Да… - глубокомысленно произнесла Маша. - Впечатляет.

Тем временем бородатый мужичонка насыпал пороховую дорожку между кулевринами, составленными в «орган смерти», и подал ей знак, что все готово. Маша опасливо поднесла горящий фитиль, и вокруг в одно мгновение все изменилось, загрохотало, засверкало. Она в испуге отпрыгнула в сторону, а кулевринщики рассмеялись.

- Эта малютка имеет всего семь стволов, а мы можем зарядить вон ту, побольше - двенадцать стволов.

- Нет, спасибо, - замахала руками Маша, еще не отойдя от грохота. - Лучше завтра за деньги.

Кулевринщики вновь рассмеялись, оценив ее шутку, и она пошла дальше.

Здесь начинался ряд ремесленников-умельцев, расклавшие на импровизированных прилавках различные поделки - брошки, кольца, кулоны, монеты, всевозможные фигурки, выполненные из металла и глины, оригинальные пепельницы, настоящие и декоративные стрелы и многое другое. В этом ряду стояла настоящая кузня, где рыжеволосый и рыжебородый кузнец с оголенным мускулистым торсом, по виду настоящий викинг, что-то ковал, постукивая небольшим молоточком по раскаленной докрасна полоске железа. Туда же бил молотом его помощник, худосочный юноша с бледным болезненным лицом, одетый в разноцветное трико.

Маша, подойдя к столику со всевозможными побрякушками из металла, поинтересовалась:

- Можно выбрать какую-нибудь вещичку бесплатно, чтобы в последующем у вас были урожайные на деньги дни?

Продавец, полный бородатый мужчина в средневековом костюме венецианского купца, рассмеялся.

- Нет, милая девушка, но десятипроцентную скидку могу дать.

Небо, еще с самого утра грозившее дождем, отпугивая с пляжа отдыхающих сильным ветром, к вечеру сморщилось, как печеное яблоко, и разрядилось крупными холодными каплями. Вокруг все потемнело. Маша прикинула, что до Консульского замка еще метров четыреста по открытой местности, - этого было более чем достаточно, чтобы промокнуть до нитки, - и оглянулась в поисках места, где можно было бы переждать дождь. Раздался удар грома, заставивший ее вздрогнуть, и мгновенно блеснула молния, ярко осветившая Консульский замок на гребне горы. Он показался Маше еще мрачнее, чем обычно. С неба обрушился косой поток воды, от которого не спасал матерчатый свод над прилавком. Продавец-купец кинулся спасать товар, а Маша бросилась к ближайшей крепостной башне, предполагая найти там укрытие. Вновь загрохотал гром, от которого, казалось, содрогнулась земля, и яркая зигзагообразная молния осветила все вокруг. Плотная земля мгновенно превратилась в предательскую грязь, по которой Маша заскользила и упала, выпачкав колени и сарафан. Когда она оказалась возле башни, раздался третий удар грома, еще ускоривший ее передвижение, и она, наконец, забилась в какую-то нишу, где смогла перевести дыхание и оценить ситуацию.

Сарафан был насквозь промокшим. Если бы не боязнь молнии, то Маша побежала бы в Консульский замок, невзирая на дождь, все равно мокрее уже не стала бы. Тут она заметила, что находится в нише не сама, а рядом с ней стоит бородатый мужчина в средневековом бархатном костюме и коротком плаще и пристально смотрит вдаль, в направлении Консульского замка, скрытого за плотной пеленой дождя.

- Ну и погодка! - сказала Маша. - Льет как из ведра.

Мужчина не обратил на нее ни малейшего внимания, увлеченный своим занятием смотреть в никуда. Это Машу задело.

- Говорят, завтра у вас открытие фестиваля. Не можете подсказать, что в программе? - Маша, обратилась к мужчине, но тот вновь ее проигнорировал.

49
{"b":"175471","o":1}