ЛитМир - Электронная Библиотека

- Это мой любимый. Его зовут Али, - сообщила Марина.- В таком состоянии он находится уже больше месяца. Он не помнит ни своего имени, ни кто он, ни что с ним случилось… Меня он тоже не узнает.

Марина достала чашу, налила в нее темную густую жидкость и подожгла. Запахло чем-то приятным, одурманивающим, закружившим голову. Марина закрыла лицо темным платком и протянула руку. Маша вложила в нее золотую маску. Марина надела ее поверх платка и стала ритмично двигаться вокруг черноволосого парня, нараспев выкрикивая какие-то фразы на незнакомом языке.

Маше показалось, что все это происходит во сне: призрачный свет луны, Марина, почти сливающаяся с окружающей темнотой, выкрикивающая что-то непонятное, прикрыв лицо ужасным золотым ликом, и безучастный, отрешенный от всего, Али. Маша несколько раз больно ущипнула себя, и уверилась, что это реальность.

Марина остановилась возле Али, вложила в его руку металлическое зеркало, заставила взглянуть в него. Но чуда не произошло, Кирилл продолжал сидеть неподвижно, как истукан. Марина повторила свой спектакль еще несколько раз, затем в изнеможении опустилась на землю. Маша все более скептически смотрела на все это действо, убеждаясь, что у Марины не совсем в порядке с головой.

«А у меня? Поверить в этот фантастический рассказ, оставить рабочее место, ночью полезть на гору, рискуя жизнью, - разве я нормальная? Посмотрела на этот спектакль и хватит».

Маша подошла к Марине и дружески взяла ее за руку.

- Мариша, видишь, ничего не получается, а мне надо возвращаться на рабочее место. Если хочешь, завтра можем повторить. - И Маша протянула руку к золотой маске.

Марина больно стукнула ее по руке зеркалом и оттолкнула. Маша от неожиданности потеряла равновесие и ударилась спиной о стену. Марина выхватила из одежды длинный нож и стала подступать к ней, ее глаза, обычно ничего не выражающие, сейчас горели безумием. Маше стало очень страшно, она попятилась.

- Марина, забери себе маску, если она тебе так нужна, - сказала Маша, дрожа от страха, но Марина с горящими от ненависти и безумия глазами, продолжала медленно приближаться к ней, в одной руке сжимая нож, а в другой зеркало.

- Спасите! - закричала Маша в отчаянии, понимая, что ее крик здесь никто не услышит. Отступать ей было больше некуда, спиной она уперлась в стену комнаты.

Осознав, что иного выхода у нее нет, Маша решилась на безрассудный шаг - она подтянулась и оказалась сверху на стене. Отчаяние придало ей ловкости и силы, так что нож Марины рассек лишь пустоту. Толщина стены была чуть больше полуметра, а внизу, в темноте, слышался шум прибоя. Маше было страшно передвигаться по неровному верху стены, ведь при малейшей ошибке, она могла сорваться в пропасть, а ко всему, обезумевшая Марина пыталась снизу поранить ей ноги, не давая спуститься.

В голове у Маши билась одна и та же мысль: «Это безумие! Безумие, что я здесь! Безумие, что я делаю!» Но надо было ей искать выход из положения, а не поддаваться отчаянию. С трех сторон Девичью башню окружали крутые склоны, спрыгни она там со стены, то обязательно не удержится и покатится в стометровую пропасть, и только с одной, со стороны входа, был более пологий склон. Это был ее единственный шанс, но это понимала и Марина, всякий раз пресекая ее попытку добраться до этой стены. Тогда, Маша рискнула, побежала что есть силы по стене, рискуя в любой миг споткнуться, и когда Марина попыталась ножом достать ее, она перепрыгнула через нее, чудом сохранила равновесие, и в следующий миг уже спрыгивала со стены в темноту, не видя того, что там ее ожидает.

Чуда не произошло - она неудачно приземлилась на наклонную поверхность, ступня подломилась, и она ощутила нестерпимую боль от подвернувшейся ноги. Превозмогая ужасную боль, Маша начала спускаться по крутому склону. Как она ни старалась, но двигалась очень медленно. Она услышала позади шум. Это приближалась Марина, мелкие камешки выскальзывали из-под ее ног, предваряя ее появление.

И вот она появилась на скале, всего в метрах трех от Маши, и та поняла, что гонка проиграна. Она в изнеможении опустилась на землю, не имея сил ни сопротивляться, ни молить о пощаде. Неожиданно призрачная тень выросла прямо перед Мариной, заслонив ее, и в следующее мгновение та уже летела со скалы, барахтаясь и кувыркаясь по крутому склону, напрасно пытаясь задержаться за что-нибудь. Ее тело прокатилось мимо Маши и понеслось дальше. Сопровождавший падение Марины шум вскоре стих. Все заполнила тишина. Маша посмотрела на камень, на котором несколько мгновений тому назад стояла торжествующая Марина - он был пуст, она так и не поняла, что помогло ее спасению. То ли свет луны на мгновение заслонила тучка и Марина оступилась, или кто-то ей помог упасть? Но кто? И почему этот кто-то не приходит сейчас к Маше на помощь? Человек это был или призрак?

Прождав несколько томительных минут, Маша крикнула в пустоту:

- Помогите! У меня повреждена нога! Я не могу двигаться! - но ответом была лишь безразличная тишина.

Маша, сцепив зубы, привстала и попробовала сделать шаг, и чуть не заорала от боли. То, что она спустилась на пару десятков метров от башни с поврежденной ногой, произошло благодаря желанию выжить, превозмогшему боль. Теперь она не могла сделать и шага.

Тут Маша вспомнила о мобильном телефоне, прятавшемся в кармане шорт. Она его достала и минуту раздумывала, кому позвонить.

«Неприятностей в любом случае не оберешься. С такой ногой до Консульского замка самостоятельно не доковыляю, но даже если бы это чудо произошло, внутрь не попаду - ведь дверь закрыта на засов изнутри! Внизу лежит Марина, и, скорее всего, ей требуется медицинская помощь. Лишь бы она осталась жива! Помоги мне, Господи! - И Маша перекрестилась. - Наверху сидит больной парень, который сам, без посторонней помощи, не спустится вниз, и неизвестно, что ему может прийти в голову. Слишком много этой ночью произошло событий, чтобы пытаться их скрыть». Маша решительно набрала номер телефона Анатолия. Тот ответил не скоро, сонным, недовольным голосом:

- Маша-гуляша, что не спится? Некому сказку на ночь прочитать?

- Анатолий, ты сразу не ругайся, но я натворила дел, - жалобно начала она. - Если можешь - помоги.

- Ладно, рассказывай, в какую очередную неприятную историю ты попала. - Анатолий тяжело вздохнул. - Только с самого начала, и ничего не утаивай.

И Маша чистосердечно рассказала обо всем, начиная с того момента, когда нашла золотую маску.

Неделю спустя. Август. 4-й лунный день. Луна в Деве

У Маши оказался сильный вывих, но она уже могла самостоятельно передвигаться, только сильно прихрамывала. Гораздо хуже было положение у Марины. Во время падения она получила тяжелое сотрясение мозга, и пока была на постельном режиме. Замкнувшись в себе, она ни с кем из соседей по палате не разговаривала.

На помощь Маше Анатолий приехал не сам, а с Владленом Петровичем. Археолог пришел в неописуемый восторг от золотой маски Девы, посоветовал не делать из всего этого шумиху, из-за чего у Маши могли возникнуть новые неприятности с властями. Взял маску, оформил ее, как археологическую находку и отвез в исторический музей в Симферополе. «Пока она побудет в запаснике музея, и мы с ней немного поработаем, материал на статью соберем в журнал».

Али поместили в психиатрическую лечебницу, в которой уже находились два пациента с аналогичными симптомами заболевания, но через три дня он неожиданно скончался от кровоизлияния в мозг. Об этом Марине не рассказали, с учетом тяжести ее состояния, но она, к удивлению окружающих, о нем и не спрашивала.

Владлен Петрович очень сблизился с Машей, он каждый вечер навещал ее и вел долгие беседы. И, похоже, она ему нравилась не только как любознательный и терпеливый слушатель.

Анализируя события, которые произошли с Машей, он ничего не оставил от мистики. Призраки, которые ей мерещились, были результатом ее повышенной чувствительности, впечатлительности от слов прапорщика. Она ожидала, что должно что-то произойти в замке, а желания материализуются, вот ее подсознание подбросило ей галлюцинацию - и ничего больше.

78
{"b":"175471","o":1}