ЛитМир - Электронная Библиотека

Не надо будет затыкать уши, чтобы не слышать душераздирающие истории о брошенных бесплодных женах, у них бы в голове не уложилось, начни я им рассказывать, что муж, который приходит ко мне каждый день, успокаивает меня: что мы будем жить друг для друга, до самой старости, что мое здоровье дороже, и что он не хочет жить «как все живут», ему нужна только я, он не хочет меня терять, бесконечный поток слов, энергии заставляют меня поверить, что Я не та женщина, которой нужно рожать детей. Даю зарок - НИКОГДА!

Одно событие разделило жизнь на две части. Сейчас она стала бесцельной, пустой - домашняя хозяйка, у которой не будет детей…

Устроиться на работу? Во всем привыкла полагаться на мужа, самостоятельности ноль, практики нет после института, как всегда помощь приходит от мужа. Он устраивает меня на работу в небольшую коммерческую фирму. Для меня это целое событие. Начинаю открывать мир, каков он есть, пора вылезать из пробирки.

Дорога на работу вела через парк. Утро, летний ливень. Маленький зонтик едва защищает от дождя, но закрывает видимость перед собой. Натыкаюсь взглядом на пару огромных кроссовок, приподнимаю зонтик - передо мной большое животное в спортивном костюме, и вдруг оно уже жадно раздирает мои губы своими губами, легко поднимает меня на руки вместе с зонтиком и медленно несет в глубь парка, вокруг ни души, пытаюсь вырваться, а он спокойно замечает: «Мне же тяжело тебя нести».

Выбирает удобное место, ставит меня, онемевшую от страха, на землю. Там же на траву ставит раскрытый зонтик, сумочку и принимается целовать, ощупывать, раздевать. Немое сознание ничего не может сделать с телом, предательски поддавшимся под грубыми ласками этого животного с огромным членом в презервативе. Я испытываю оргазм одновременно с этим животным за считанные минуты.

А как же муж? Что теперь будет, ведь за пять лет совместной жизни я ему ни разу не изменила, всегда знала, как избежать щекотливой ситуации, интуитивно, а тут…

После того, как я дала зарок, что никогда не буду иметь детей, у меня самой безвозвратно исчезло влечение к мужу. Я его люблю, как брата, маму, отца, - в одном лице, (возникают в воображении образы евнухов. Евнух - это я). А секс с ним… Единственная успокаивающая мысль - он никогда в меня не кончает, сам панически боится моей беременности. Мы перестали быть одним целым, у меня уже не было желания доставлять радость ему, а что такое возбуждение, я успела уже забыть, постепенно превратилась в классическую деревяшку из анекдотов. А он не переставал надеяться, что это у меня пройдет.

Он превратился в утешительную «жилетку», которой я без утайки рассказывала обо всем, что творится в моей душе. Он всегда внимательно выслушивал меня, мог пожалеть. утешить, дать совет, а так как он всегда рядом - любая мелочь возводилась в ранг проблемы. Итог - я разучилась принимать решения, даже колготки и лак для ногтей не могла выбрать без его помощи.

О том, что он теперь манипулирует моими желаниями, взглядами на жизнь, я тогда не догадывалась. Он сам покупал мне одежду, создавал мой имидж вопреки моему внутреннему состоянию, а если я не могла выйти на улицу в облегающих кожаных шортах и в туфлях на высокой шпильке, он умело приводил меня в состояние уверенности при помощи комплиментов.

Мужчины стали оборачиваться в мою сторону. Мужу это нравилось, его фантазии развивались. Мысль о свободном сексе (сексе, отдельном от любви, сексе, не затрагивающем сердец) стала частой темой наших с ним разговоров при свечах.

Он хотел, чтобы я стала сексбомбой; о себе говорил, что ему не интересен секс просто как механический процесс, и что ему радость в сексе могу принести только я.

Я не раскованная, страстная, горячая. Почему-то такое явное противоречие я не заметила, мозги разучились думать самостоятельно.

Я перестала отводить глаза от смелых взглядов самцов. Несколько таких столкновений взглядов, несколько коротких фраз - урок получен, и знакомство на улице стало простым и легким, ни к чему не обязывающим. Я оказалась хорошей ученицей, но страсть к наблюдению за тем, что происходит внутри человека, с которым общаюсь, пусть даже короткое время, осталась со мной, может потому я не сразу заметила, что это не то, что нужно мне. Я стала изучать мужчин, ведь мне нужен был не столько секс с ними, а было интересно, зачем они это делают.

Вот, что я узнала о мужчинах:

- все они любят и дорожат своими женами, детьми, в этом они, как дети, беззащитны;

- при себе у них всегда наготове парочка презервативов;

- они всегда после секса отвезут тебя, куда ты укажешь;

- они восхищаются твоей сексапильностью, но не более того;

- они обращают внимание на твою чистоплотность, но их не интересует, что у тебя внутри;

- эти встречи никогда не перерастают в романтические отношения;

- все одно и то же;

- кроме оргазма, я ничего не чувствую;

- надоело все это;

- это нужно моему мужу… Опять становлюсь деревянной.

Снова плачусь в любимую «жилетку» о том, что все мужчины мне стали неинтересны, секс ради секса приводит к стрессам, опустошению, пониманию бесцельности существования. Надеюсь, муж мне подскажет, что делать дальше, и все будет хорошо.

- Не хочешь - не делай этого, будем жить, как раньше жили, - изрекает моя любимая «жилетка». Теперь ему было приятно, что мне никто не нужен, но он не знал, что и он мне безразличен. Мои попытки признаться, что уже не люблю его, он игнорировал до тех пор, пока я не стала биться в истерике: «ненавижу, не хочу больше видеть тебя…»

К истерике он отнесся, как врач - «под холодный душ». Я поняла, что мне не докричаться к нему - почему он не слышит? Тогда пришло понимание, что «мои желания» мне навязывают. Разобраться в себе смогу только я сама, а понять, чего же на самом деле хочу, еще предстояло. Своей верной «жилетке» я перестала доверять, и отныне все переживания остались запертыми под надежным замком.

Не знаю, почему я тебе тогда перезвонила. Знакомство в метро ни к чему не обязывало. Наспех записанный телефон на клочке бумаги, - своего я не дала. Почему я позвонила? Не знаю, может уже тогда интуитивно почувствовала нечто особенное в тебе? Для меня это осталось загадкой, но я не жалею об этом. Наши нерегулярные встречи, никого и ни к чему не обязывающие, заняли неделю. Ты много шутил, много рассказывал, с тобой было очень интересно, и ты не делал никаких попыток затащить в свою холостяцкую «берлогу», как ты называл свою квартиру. Мы ходили по картинным галереям Андреевского спуска, музеям Печерской Лавры, и ты не делал никакой попытки даже поцеловать меня при расставаниях.

Запах свечи, огонек свечи, которую держишь в руках, заставляет скорее сосредоточиться на нематериальном мире. Святые пещеры очищают, умиротворяют, успокаивают.

Вдруг замечаешь, что начинаешь молиться, сначала осторожно, затем - полностью отрешившись от этого мира. Здесь отгораживаешься от проблем, доверяешь себя высшей силе…

Проблемы не уходят, но появляются свежие силы, идеи - как их решить или, может быть, не стоит какую-то неудачу принимать близко к сердцу, а сконцентрироваться на чем-то другом, менее важном. Когда уходишь с территории Лавры, требуется время адаптироваться к окружающей обстановке, можно сравнить свое состояние с выздоровлением.

А ты? Показалось, что тень скептицизма промелькнула на твоем лице. Неужели ты не почувствовал, что есть Сила добрая? Может, эту Силу ты ощущаешь в себе? Отбрасываешь возможность надеяться на что-то свыше…

В тот вечер шел дождь, и предложение зайти к тебе домой на чашку чая выглядело невинно, но я уже тогда тебя страстно хотела. Когда это между нами произошло, то я потеряла счет времени.

Домой я вернулась значительно позже обычного. Муж ни о чем не беспокоился, наверное, приготовил небольшую лекцию о том, что моя «идиотская» работа переходит уже все границы. Но когда он открыл двери и увидел меня - никакой лекции не было, он не ожидал ЭТОГО, все прочитал в моих глазах, да и я вся пропахла тобой.

104
{"b":"175472","o":1}