ЛитМир - Электронная Библиотека

Он разводной, имеет однокомнатную квартиру, верующий - не пьет, не курит. Остановились, - я взяла себе пива, его угостила кофе. Поболтали. Так хорошо баки забивает, так с ним легко на душе - аж жуть. Сумку забрала, и поехала с ним в Музей архитектуры под открытым небом. Это он сам предложил. Первый раз побывала там за три года, что я здесь околачиваюсь.

Красиво там, аж жуть, хатки соломенные, ветряки, старушки древние смотрят, чтобы руками не трогали их экспосрацию. Мужик ко мне не приставал и телефон оставил. Пару деньков подожду, а там перезвоню. Вот тебе и случай! - она победно глянула на Соню.

- Это еще не случай. Все равно залезет под юбку, а потом выкинет вон, знаю я этих мужиков! - укол зависти кольнул сердце Сони, но она постаралась не подать вида. - Пойдем, что ли, работать, а то от этих разговоров водки хочется.

- Не рано, еще совсем светло?- засомневалась Анжела.

- Раньше начнем, обильно кончим, - без настроения кинула Сонька. - Пока дойдем, уже и стемнеет. Еще и сходить надо в клозет, мочевой пузырь лопается.

Их рабочее место находилось между мостом над железной дорогой и перенасыщенной отходами речкой-вонючкой Лыбидь, и кондитерской фабрикой. Кондитерка разбавляла запахом карамели автомобильный смог над Московской площадью. Только они заняли место и привычно приготовились к долгому ожиданию, как возле них остановился длинный зеленый «форд» семидесятых годов. «Салон хороший, большой, это не какие-то там «жигули», а тем более «москвич», - деловито прикинула Соня.

- Девчата, куда надо ехать?! - игриво крикнул в открытое окошко водитель, хмурый вид которого не вязался с веселым тоном вопроса.

- Мы уже приехали, а поедем, если есть что-то в кармане и в штанах, - взяла на себя переговоры Соня.

- Сколько? - деловито спросил весь «прикинутый» в кожу водитель, поглаживая по темному короткому «ёжику» головы.

- Сорок и тридцать, - чуть накинула для торга Соня.

- Идет, только я не местный. Где можно по-быстрому управиться в течение получаса? - впервые он поднял на Соню темные, без выражения, глаза.

«Черт, опять не посмотрела на номера машины, иногородний - держи ухо востро!» - чертыхнулась про себя она.

- Самое ближнее, это на Лысуху! - ответила без раздумий.

- Это где ведьмы водятся?! - криво усмехнулся водитель. - Кого же из вас выбрать?

Одной мало, двух много?! - раздумывал он.

- Не боись, парниша. Обслуживание по высшему классу! Забудешь все на свете! - озорно хохотнула Соня. Анжела, потупив взгляд, в сторонке играла роль скромняги, на любителя. Водитель оценивающе осмотрел их.

Обе чуть выше среднего роста, стройные. Соня - медноволосая, Анжела - обесцвеченная блондинка, обе с толстым слоем косметики на лицах, в почти одинаковых осенних ансамблях темных тонов (короткие курточки и юбочки, тесно облегающие джемпера; вещи отличались только кроем и цветом). У Анжелы - простоватое, крупное, округлое крестьянское лицо с замаскированными веснушками, короткая стрижка и замечательно большой бюст, а у Сони - чуть раскосые, очень выразительные глаза на худощавом продолговатом лице, небольшой чувственный носик и чудесные густые волосы, собранные в ракушку, а, в остальном была - не очень. Водитель усмехнулся и показал пальцем.

6.

Узкая асфальтированная дорога плавно ложилась под колеса автомобиля, закручиваясь в крутой серпантин. По обе стороны тянулись густые заросли еще зеленых кустов и деревьев, похожие на лес.

«Дорога узкая, и, если что, не удастся разминуться со встречной машиной», - боязливо подумал Игорь. Словно в подтверждение его мыслей, из-за поворота выскочила длинная темная иномарка, сердито блеснула фарами и мгновенно проскочила мимо. Игорь облегченно вздохнул. Вадим, поймав в зеркале отражение его лица, криво улыбнулся и пренебрежительно подумал: «Село и люди!». Рядом сидела светловолосая Юлька и невозмутимо жевала жевательную резинку, полностью доверяя искусству водителя. Она была довольно высокой и излишне худощавой, с миловидным кукольным личиком. Глянув в салонное зеркало, Юлька нахмурилась - недавно приобретенная модная прическа ей не шла, и было жаль, что так поглупому рассталась с чудными длинными волосами.

Из-под расстегнутого плаща выглядывала короткая полосатая юбчонка не скрывающая обозрению длинные ножки в темных просвечивающихся чулках. Это зрелище действовало на Вадима завораживающе. Ему то и дело хотелось положить на них руку и крепко-крепко сжать, почувствовать их тепло. Но пока за спиной таращил испуганные глазки Игорь, брат Юльки, делать этого было нельзя.

Вадим тяжело вздохнул, но, вспомнив, как несколько мгновений до этого совсем по другой причине вздыхал Игорь, рассмеялся. «Причины разные, а реакция одинаковая», - весело подумал он.

Юлька взглянула на него недоуменно: «Чего это он ржет ни с того, ни сего? Парень он, конечно, прикинутый, с машиной, да уж слишком самоуверенный. Если он думает меня поразить своими «колесами», то глубоко ошибается».

Серпантин закончился, и автомобиль выехал к длинному кирпичному забору грязносерого цвета. За ним виднелись приземистые кирпичные постройки и стройные мачты высоченных антенн. Дорога разветвлялась на две. Одну, сворачиающую налево, наглухо перегораживал старенький шлагбаум, а вторая шла прямо, вдоль забора, по ней они и поехали.

Вскоре забор оборвался, и автомобиль оказался на открытом пространстве, с одной стороны ограниченном густым частоколом деревьев, с другой пузырились небольшие холмики, поросшими кустарниками и жидкими, в осеннем убранстве, деревьями.

Асфальт перешел в бетонку, окончившуюся грунтовой дорогой. Дорога увлекла автомобиль вниз, затем снова погнала вверх, снова вниз и снова вверх. Вадим, не щадя ходовую, смело гнал «ланос» по ухабам, не сбавляя скорости. Больше всего доставалось Игорю. На заднем сиденье его мотало во все стороны. Чертыхаясь сквозь зубы, он старался не прикусить язык при особенно удачном попадании колеса в ямку.

Вадим крикнул Игорю, не оборачиваясь, так как дорога требовала пристального внимания: «Шеф, не обижайся, но у меня задние амортизаторы не держат. Надеюсь, ты не заболеешь морской болезнью прямо в салоне. Если что - кричи, окошки на задних дверцах тоже не открываются!»

Юлька, вовсю улыбалась, энергично жуя «жвачку», уже потерявшую фруктовый привкус, - от нее было пресно во рту. Быстрая езда по ухабам ее увлекала, как катанье на горках, хотя ее сердечко замирало, когда на дороге появлялись большие глубокие рытвины, в которые, казалось, вот-вот залетит грохочуще-скрипяще-визжащая машина. Бесшабашность Вадима ей понравилась, она не терпела зануд и скуку. Но пускай не задается, фраер!

Дорога, закончив петлять между холмами, выбралась на равнинную местность, с одной стороны ограниченную длинным высоким холмом с геометрически правильными склонами, густо поросшими деревьями. Справа круто обрывалась вниз лысой проплешиной склона горы, открывая вид на распластавшийся внизу промышленный район. Среди громадных труб заводских цехов в лучах заходящего солнца блестела удивительно прямая серебристая ленточка. Было непонятно, что это блестит, - водная гладь или мокрая автомобильная трасса?

Зато на самом горизонте, почти сливаясь с небом, виднелась поверхность могучей реки, щедро приправленная рассыпанными по ее аквамариновому лону зелеными островками.

- Ведь это Днепр! Правда, Вадим? - не удержалась Юлька.

- Конечно, Юлька! - подтвердил Вадим и подумал: «Очень удивился бы, если бы здесь оказался Дунай, Темза или Миссисипи».

Съехав на обочину, Вадим остановил машину. Потянувшись, он хрустнул позвонками одеревеневшего позвоночника.

«Беспардонный до ужаса! - больше восхищаясь, чем осуждая, подумала Юлька и, поправив задравшуюся юбку, выбралась из машины. Два года тому назад она окончила школу и сразу поступила в пединститут, недавно превратившийся в университет. ВУЗ традиционно считалось девчачьим, и несколько парней, случайно оказавшиеся на курсе, были аморфноинфантильными, и ее не привлекали, как и она их.

12
{"b":"175472","o":1}