ЛитМир - Электронная Библиотека

- С возвратом беру!

- Конечно, братан! С возвратом, и с процентами в виде «стопарика», - и Коля снова разлил по рюмкам водку.

Глеб вспомнил это, вылез из ванной, и в кармане куртки обнаружил две новенькие «сотки» и смятую салфетку, на которой было написано «Колюня Пыж» и телефон.

- Неужели я так низко пал, что мне остается только работать на «наперсточника»? - подумал он.

В чем заключалась эта работа, он имел представление - когда-то, в Симферополе, сам пал жертвой такого спектакля и ловкости рук. Решительно выбросил салфетку в унитаз и спустил воду. «Судьба сведет нас еще, - тогда верну ему долг. Нет, - он не обеднеет», - решил он. Сел за компьютер, и через десять минут подготовил объявление в газету. Еще час потратил на то, чтобы определиться, в какой газете напечатать объявление, и где находится редакция. Хождение по редакциям и оформление заказов заняло более четырех часов, но домой Глеб вернулся очень довольный. Просуммировав затраченное время, посчитал это своим первым рабочим днем. Теперь оставалось лишь ждать пятницы, - этот день Глеб определил для выхода объявления. Для себя он даже составил примерный психологический портрет своего потенциального клиента. Это будет женщина, по возрасту уже за пятьдесят, или около того, жена бывшего среднего чиновника, а теперь преуспевающего бизнесмена, в ней будет перемешано высокомерие с элементами хамства, ограниченность кругозора с твердым убеждением, что весь мир обязан крутится вокруг нее, и скрытая ранимость, и проблемы поисков возможной соперницы, которая хочет увести мужа.

Вечером, после работы, Галя с решительным видом сказала Глебу:

- Нам надо поговорить - в ней накопилось много неприятных для него тем, а вчерашнее позднее появление его в пьяном состоянии было последней каплей в ее чашу терпения. Ее бесило то, что она, не пройдя до конца курс лечения, выписалась из больницы раньше времени, а теперь они живут только на ее заработки и стипендию. Ей приходится совмещать учебу с работой в парикмахерской, жертвовать своим здоровьем, а этот дармоед еще успевает пьянствовать с дружками, хорошо, хоть в покое оставил ненавистный саксофон, теперь пылящийся под кроватью.

- Хорошо, - почти весело сказал он, - но только вначале прочти это. - он сунул ей лист бумаги.

- Практикующий психолог - психоаналитик, кандидат наук, стажировка в США, Германии, оказывает помощь в лечении психических заболеваний, неврозов, вредных привычек, а также, научным путем, в снятии заговоров, заклятий, изурочений. Запись только предварительная, по телефону З52-46-72. Прием пациентов проводится по улице Богдана Хмельницкого, 70. Что это? - хмуро поинтересоваласьГаля.

- Моя работа. Завтра пятница, утром выйдет газета с этим объявлением, и я буду уже не безработный.

- Думаешь, кто-нибудь откликнется? - недоверчиво спросила Галя. - Потом, с каких пор ты стал специалистом по магии, чтобы снимать заговоры, заклятия и тому подобное?

- Я психолог высочайшего класса. Неужели я не смогу сделать то, что делает неграмотная деревенская старушка, а именно: заставить пациента поверить в собственные силы и в то, что ему ничто не угрожает?

- Хоть ты такой хороший специалист, - со скрытой издевкой сказала Галя, - но спасла тебя от изурочения неграмотная бабка Аныся. Кстати, надо будет ее как-то навестить.

- У меня тогда был психологический надлом, я нуждался в помощи извне. Кроме того, ты забываешь, что у меня теща была ведьмой, первая жена тоже была… специалистом по магии, считай, что я кое-чему у них научился, - шутливо закончил Глеб.

- А если у тебя будут трудности, то тебе поможет вторая жена! - холодно рассмеялась Галя. Она особенно не поверила в эту затею, но, в любом случае, это лучше, чем бездействие.

- Спасибо, - не обратив внимания на иронию, согласился Глеб, почувствовав, что в этот раз скандала удалось избежать. - По крайней мере, книга заклинаний, которую, как ты утверждала, ты уничтожила, цела и невредима, - он укоризненно посмотрел на Галю. - Я ее случайно обнаружил в тайничке на антресоли.

- Я… как то… - замялась Галя, не находя, что ответить.

- Впрочем, я на тебя не сержусь, - помог ей Глеб, - возможно, она еще пригодится, хотя я ее просмотрел и ничего не понял, - там сплошная тарабарщина.

- Не знаю, что там книга, но поужинать не помешает, я голодна, как волк, - выдавила подобие улыбки Галя.

- Скорее всего, как волчица, - поправил ее Глеб.

25.

Наконец, Галя решила, что готова повторить попытку заклинания. На этот раз она выбрала тучного рыжеволосого мужчину с массивным золотым перстнем на руке, которого мысленно окрестила «боров». После позднего ужина для видимости разложила в своей комнате учебники, и с нетерпением стала ждать, когда Глеб отправится спать. Но тот, как никогда, все не шел, мялся, вызывая у Гали раздражение.

- Ты бы не мог меня оставить одну, видишь, я готовлюсь к зачету? - сухо поинтересовалась она у него, еле сдерживая себя, чтобы не «взорваться». Ее злила апатия, бездеятельность Глеба, его примитивные уловки создания видимости деятельности, которые она давно распознала и пока, до определенного момента, терпела.

- По-моему, в нашей совместной жизни что-то не так происходит. Похоже, что у каждого из нас своя жизнь, в которой нет места другому. Нас изредка объединяет общая постель.

А больше - квартира, в которой можно спрятаться каждому в свою комнату, объединяя, она одновременно нас и разъединяет, - миролюбиво начал Глеб.

- И убивает, - неожиданно произнесла Галя, и сама не поняла, для чего и что именно сказала. Вновь почувствовала тошноту, позывы которой участились в последнее время. С каждым днем самочувствие все ухудшалось, слезились глаза, на подушке стала постоянно находить клоки волос. Все чаще ей вспоминалась покойная Ольга, с которой она сама тогда сыграла злую «шутку», пробираясь тайком в квартиру и добавляя в ее любимый напиток «пепси-колу» тетраэтилсвинец, отвлекая внимание подброшенными безобидными сушеными лягушками и прочими атрибутами черной магии. Она всмотрелась в лицо Глеба, у того тоже был явно нездоровый вид, с черными кругами вокруг провалившихся глаз, тусклым цветом светлых волос. «А что, если Ольга имеет самое непосредственное отношение к нашему нездоровью? - в очередной раз мысленно задала себе вопрос Галя. - Магия отпадает, - ее чары рушатся со смертью мага. Где скрыта ловушка - в ее одежде, которую, соблазнившись красивыми вещами, перешив, оставила себе? В квартире, где они проживают? Почему я поступила так неосторожно, не проверив, доверчиво «заглотнув» наследство, оставшееся от Ольги, которое, может, в итоге оказаться смертельной приманкой? Еще в роддоме определили, что мой организм отравлен, а я, не доведя дело до конца, поспешила на волю, чтобы нянчиться с этим великовозрастным оболтусом».

- Глеб, давай продадим эту квартиру, купим в другом районе, и у нас еще останется куча денег, - предложила Галя. - Это будет решением многих вопросов.

- Это квартира моих родителей, и я ее не продам, - сухо ответил Глеб, неприязненно посмотрев на эту зачуханную провинциалку с поистине акульим аппетитом. В нем в очередной раз стало нарастать раздражение, вызванное этой неказистой девчонкой, так бесцеремонно вторгшейся в его жизнь, и теперь диктовавшей ему свои правила. Да, она помогла ему выбраться из заключения, и восстановить его доброе имя, но не из добрых побуждений, а, по сути, шантажируя и покупая его. Что касается того, что Ольга пыталась убить его при помощи магии, это еще, как говорится, «бабушка надвое сказала». Он был тогда больным, осужденным за чужое преступление, вырванным из привычной жизни, и брошенным на самое дно, без всякой веры в будущее. Он ей тогда поверил, потому что это давало надежду. А надежда, как известно, исцеляет, именно она, а не неграмотная деревенская старуха с примитивными фокусами, которыми его «купила». А Ольга… Да, она изменяла ему со Степаном, но каждый человек может раз оступиться, не устояла и она… Зато как трогательно она заботилась о нем в заключении, нанимала адвокатов, передавала передачи, приезжала к нему. А он поверил этой деревенской авантюристке, которая, ко всему, хотела ему навязать чужого ребенка, и только случай не дал этому свершиться.

36
{"b":"175472","o":1}