ЛитМир - Электронная Библиотека

Долгое время она не могла найти работу, потом удалось месяц подменять девушку на компьютерном наборе в солидной организации, ее трудолюбие было отмечено, и ее записали в резерв, на случай, если появится вакантное место. Она сочинила для себя новую биографию, и отсутствие трудового стажа объясняла замужеством за крайне ревнивым грузином, изолировавшим ее в четырех стенах своего дома. Затем его трагическая гибель в автокатастрофе, и не неприятие ее родственниками мужа, буквально изгнавшие ее из дома, где она прожила долгие годы… Легенду она периодически дополняла все более новыми «подробностями» из прошлой жизни и уже сама в нее верила.

Вечерами много читала, достала кассету со старым фильмом «Моя прекрасная леди» и за это время просмотрела ее добрый десяток раз. Стала следить за своей речью, манерами.

Попав пару раз в глупое положение, взяла за правило - лучше лишний раз промолчать, чем сморозить глупость. Все было бы ничего, вот только ее сбережения подошли к концу, а постоянной работы все не было. Другая проблема не дававшая ей покоя, - это ощущение раздвоения личности. Ее стала мучить навязчивая идея, что ее новая биография является правдой, настолько она вжилась в образ. Несколько раз приходила в себя в автобусе, на котором собиралась ехать, чтобы навестить могилу мужа (по ее версии он был иногородний). Или начинала рыскать по записным книжкам, разыскивая адреса родственников покойного мужа, чтобы поздравить с каким-то праздником, и лишь после долгих поисков приходила в себя, осознав, что они - плод ее воображения. В последнее время подобные случаи стали с ней происходить все чаще.

Это начало ее сильно пугать, поэтому сейчас она по объявлению в газете шла на прием к психотерапевту, чтобы с ним проконсультироваться. Она какое-то время постояла в нерешительности возле парадного дома, указанного в объявлении, но, все-таки решившись, поднялась на третий этаж и позвонила в дверь.

Ей открыла бледная девушка с громадной копной черных волос и алыми губами. Но самым поразительным были глаза, подведенные жирной черной краской, и сами черные, как беспросветная ночь, точнее выражение глаз - они ничего не выражали, как тушь, разлитая на бумаге. Девушка, не задавая вопросов, молча кивнула, приглашая войти. Лариса следовала за ней, и ей стало казаться, что она эту девушку уже где-то видела. Девушка устроилась в кресле, Лариса - напротив, на стуле.

- Ты хотела знать, как меня зовут? Галя. Видишь, мы опять встретились, я оказалась права, - с усмешкой сказала девушка. - Какие у тебя проблемы?

Тут Лариса ее вспомнила - кафе, назревающая ссора, туалет. Внешне девушка изменилась в лучшую сторону.

- Я шла по объявлению к психоаналитику, Глебу Леонидовичу. Надеюсь, это не ты? - не удержалась и съязвила Лариса.

- Нет, не я. Это мой муж, - ровно ответила Галя, - Его сейчас нет дома, и будет нескоро. Сегодня он занимается перезахоронением тела своей жены, везет его из города в село.

Выдумал, что это последняя воля покойной, - улыбнулась холодной улыбкой. - Думаю, что я могу тебе больше помочь, чем он. Для начала, как тебя зовут?

- Лариса. Я бывшая проститутка по прозвищу Соня Червончик. Продолжим разговор?! - с вызовом произнесла Лариса, без спроса вытянула из сумочки сигареты и закурила.

Ей захотелось чем-нибудь задеть эту «ледышку», внешне неподвластную эмоциям.

- Разговор предполагает быть интересным, - все так же ровно ответила Галя. - Ты пока этого не знаешь, но наши судьбы повязаны, и, помогая тебе сейчас, возможно, я помогу себе в недалеком будущем. Наш образ жизни, профессия, и даже имена, - это не более, чем одежда, которую мы надеваем при необходимости. К ней привыкаешь, она удобна, порой стараешься не замечать, что вырос из нее, или она в некоторых местах протерлась. Просто мы по натуре архаичны, да и не любим делать то, что требует значительных усилий. Проще не смотреть в зеркало.

- Это можно понять так, что ты собираешься меня лечить?! - с вызовом спросила Лариса. - Я шла сюда на консультацию к дипломированному специалисту, а не к сопливой девчонке, и я не больна.

- Консультации дает мой муж. А я тебя беру в подруги.

- Подругам много платят? - с усмешкой спросила Лариса. - За все, что берешь, надо платить.

- Не волнуйся, нам обоим хватит, - холодно ответила Галя, внимательно наблюдая за сидящей напротив девушкой, и размышляя: «Сама судьба послала ее мне. Пора реализовывать тот багаж знаний магии, который накопила за это время. Пусть он небольшой, главное, что у меня уже получается. Сейчас требуются помощники, единомышленники, так как в одиночку задуманное невозможно совершить. Не век же работать уборщицей в парикмахерской!

Она подходящая кандидатура - изгой общества, а честолюбия - полный вагон.

Жизнь в большей мере подлежит закономерностям, чем случайностям. Впрочем, случайность, - это есть нарушение закономерности. Ее приход и встреча со мной - это закономерность. А если она уйдет, и, все же, исчезнет из моей жизни - это будет случайностью.

Она напряжена, надо снять это напряжение и задержать ее здесь», - Галя постаралась улыбнуться помягче и предложила:

- Тебе стоит дождаться прихода моего мужа и ты останешься довольна - он классный специалист. Пока суть да дело, развлечемся женскими разговорами и выпьем вина, - она достала из бара, вмонтированного в стенку, начатую бутылку «Кагора». - Не возражаешь?

Лариса согласно кивнула:

- А почему бы и нет, раз уже я здесь?

За разговорами она постепенно «оттаяла», инициатива в разговоре принадлежала сугубо ей, Галя лишь время от времени направляла тему в нужное ей русло. Лариса, построившая в воображении иллюзорный мир, историями из которого пичкала любопытствующих окружающих, и даже сама верила им, этой девчушке с черными глазами рассказывала только правду. Она даже не предполагала, что эта черноволосая девушка не только ее слушает, но постепенно овладевает ее волей при помощи так называемой цыганской (мгновенной) магии.

Секрет ее состоит в том, что надо самому настроиться в унисон дыханию и словам говорящего, что вызывает доверие на уровне подсознания. Затем, уже используя секреты физиогномики, найти подходящую тему, заговорить, то есть напустить туману, и склонить к необходимому действию. Подвергнувшиеся такому магическому внушению люди рассказывали, что на них как будто нашло наваждение, минутное помрачнение сознания, под воздействием которого снимали с себя серьги, кольца, отдавали деньги. Единственный выход для лиц повышенной гипнабельности - просто не вступать в разговоры. Эти упражнения не один час Галя отрабатывала в парикмахерской с клиентами, которые об этом и не догадывались. Сейчас Ларисе была исключительно хорошо: ее слушают, ее понимают, ей хотят помочь. Постепенно ее речь становилась более несвязной, алогичной. Тут она опять вспомнила фильм, где полицейскому рассказывают, что во всех прошлых жизнях он был полицейским и стоял на одном и том же посту.

- А я этого не хочу, - и Лариса неожиданно всплакнула. - Я хочу стать артисткой.

- Ты будешь артисткой! - уверенно пообещала Галя и подумала: «Артисткой в моем собственном театре, который с этого момента я создам», - и громко скомандовала: - Закрой глаза! - Соня послушно выполнила команду. - Твои веки слипаются, ты чувствуешь тяжесть в теле, которое словно наливается свинцом.

***

- Варенька! На выход! Твой муж пришел! - властный голос экономки прорвался сквозь закрытую дверь и оторвал от грез. Не так давно ушел завсегдатай, толстый лавочник Никодим Полуектович, вытирая вспотевшую лысину. За сегодня это уже третий, а вечер только начинается. Поэтому она воспользовалась временной передышкой и прилегла на кровать. Только прикрыла глаза, как глупые мечты оторвали от действительности и унесли отсюда далеко-далеко. Тем больнее было вновь очутится здесь, среди опостылевшей и давно знакомой обстановки плюшевой комнатушки.

46
{"b":"175472","o":1}