ЛитМир - Электронная Библиотека

Пригласившим нас ребятам мы «сделали» удивленные глазки, словно нам это показалось очень странным: сидели себе тесной девичьей компанией, никого не трогали, нам было так хорошо, а тут вот… Но паузу не задержали, и согласились - ну, разве можно отказать таким милым ребятам?! Виткер начала нервно ерзать на стуле и обращать взор на «бесхозного» третьего, оставшегося за столом, но тот уже наливал себе «по новой».

Чувствуется, они заранее устроили «рокировку», и мне достался старший, более полный, более молчаливый тип. Не люблю, когда за меня решают, но вечер еще не закончился.

Я задавала тон в темпе искрометного «кантри», а партнер явно отставал, раздувал щеки от одышки, и явно мечтал вернуться за столик. В мыслях я дала ему прозвище - «Столоначальник». Иногда искоса поглядывала в сторону Виткер - ее партнер крутился, вертелся, как «джига», вскидывая кверху свои длиннющие ходули. У него длинный острый нос, продолговатое худощавое лицо - ну, словом, мой любимый типаж.

После трех танцев подряд, которые мой кавалер мужественно выдержал, не проронив ни слова жалобы, «Остроносый», как честный мужчина, пригласил нас за свой столик. Мы категорически отказались, мол, не привыкли менять так запросто столики, и все прочее, но выдвинули контрпредложение - мол, если хотите, то переходите за наш.

Виткер потухла, и демонстративно зевала, словно от недостатка воздуха. Остроносый оказался Аркадием, мой партнер Сергеем, тихий алкоголик за их столиком - Димой. Через пять минут за нашим столиком между Аркашей и Ксаной завязался оживленный диалог с шутками и прибаутками, а остальные только присутствовали при этом: я, вся в «боевой раскраске», готовая в любой момент «опрокинуть» их пустой треп (неужели Аркадий не видит, какая Ксана недалекая?); Сергей и Дима, молчаливо накачивающиеся табачным дымом и водкой, которую дальновидно перенесли на наш столик; Виткер, с окончательно свернутыми скулами от постоянного зевания.

В тот момент, когда я начала грандиозную «атаку», которая должна была разбить их пустословие и заявить о моем присутствии, Аркаша пригласил Ксану танцевать. Я искоса посмотрела на Сергея, но тот уже подхватил заданную мной тему, и теперь оживленно обсуждал ее с Виткер, которая, вдоволь назевавшись, уже никуда не спешила. Дима пока сохранял крайне неустойчивое положение «сидя за столом», грозя в ближайшем будущем закрепить его еще одной точкой опоры - «носом в тарелку». Я наблюдала за танцующими парами - из ребят явно выделялся Аркаша, который словно растворился в танце, изящно играя всем телом вокруг «клуши» Ксаны, которая неуклюже топталась на месте. Этот парниша меня «завел» игрой своего тела и я уже «выползала» из-за стола, чтобы к ним присоединиться, как вдруг музыка закончилась.

Они подошли к нашему столику и заявили, что будут уже «двигать отсюда». Обстановка была ясна: Ксана живет со старой теткой, мужененавистницей, значит, у Аркадия есть «жилплощадь» (своя, друга, родственника, безразлично кого), куда он хочет ее отводить. Сегодня я ненавидела Ксану, уведшую такого парня у меня из-под носа, а завтра мы с ней снова будем подругами. Тотчас поднялись Виткер и Сергей, - тоже собирались в путь - оказывается, им даже по дороге! Молодцы подружки - собирались оставить меня здесь с уже ничего не соображающим от выпитого Димой! Я громко запротестовала против этого «подарка Судьбы» и, не удержавшись, пару раз попыталась встретиться взглядом с Аркашей. Он, как и внимательная Ксана, его соответствующим образом истолковали и, каждый по своей причине, начали нервничать. Но я поняла, что это запоздалый вызов, и покорно смирилась, затаив в душе на будущее небольшой «БУЛЫЖНИЧЕК» для Ксаны.

Конфликт вокруг Димы утрясся - мы все вместе вышли на Крещатик и «забросили» его в первое остановившееся такси. Аркаша и Ксана пошли «на метро».

«И что мне в нем понравилось? Даже имя у него несерьезное - Аркаша!» - успокаивала я себя. Мне достался «частник» на белой «восьмерке», Сергей и Виткер остались ждать следующую машину.

В салоне громко играла музыка, водитель, молодой белобрысый парень, чуть старше двадцати лет, на мое пожелание поехать «на берег счастья», коротко отозвался:

- Понятно! - и мы тронулись. Теперь мне самой стало интересно, где, по его мнению, находится «берег счастья»? Вскоре он сделал музыку потише - мы оживленно болтали о музыкальных новинках. Парень не дурак - вкус у него есть. Заговорившись, я удивленно спросила, когда мы остановились:

- Ой, куда мы приехали?

- Куда ты и просила, - весело ответил он, - мы уже пять минут, как были на «ты», - к берегу счастья.

Кафе называлось «Фортуна», а по его утверждениям счастье и фортуна, - это одно и то же, так как оба переменчивы к людям. Во мне возник дух противоречия, и я его выплеснула наружу, но парень не сдался и достойно парирует, как и положено «без пяти минут» выпускнику филологического факультета университета. К моему удивлению, его зовут Аркадием! Это же надо быть такому совпадению!

Зал в кафе небольшой, но весь в табачных облаках, отчего народу кажется больше, чем есть на самом деле. Мы устраиваемся за столиком возле окна. Несмотря на мои возражения, он заказывает мне «отверточку» - водку с апельсиновым соком - и мелко нарезанный лимон с сахаром. Контингент и музыка (магнитофон) здесь совсем другие, более молодежные,

«продвинутые». Мы энергично танцуем под техноритмы «LaBouch», зажигательные «BackStreet-Boys», прилипаем друг к другу под спокойные композиции «Take-That», «Skorpions».

«Он неплохо двигается», - думаю я, и через мгновение он приближает свое улыбающееся лицо ко мне и говорит:

- А ты клево танцуешь! И вообще, ты девка что надо!

Я хохочу и признаюсь, что недавно именно так подумала о нем. Он ловит губами мою шею, губы, и я не сопротивляюсь.

Мной за этот вечер уже очень много выпито, я то и дело уединяюсь в туалете. Он один предназначен и для «Мэ», и для «Жо». Собственно, это две комнаты, в одной находится умывальник, а в другой - все остальное, и, главное, здесь довольно чисто. Я забегаю туда в очередной раз, и тут за спиной возникает этот парнишка, Аркадий. Он закрывает дверь на защелку и заключает меня в объятия, прилипает к губам. Еле вырвавшись, шепчу:

- Ну, наверное же, не здесь!

- А где, скажешь - в машине? У тебя? Кстати, у тебя есть «хата»?

- Нет, - вру я, изменяя своей маленькой квартирке этими словами. - Я имею в виду, в следующий раз. Мы что-нибудь придумаем…

- Все вы так говорите, - потом, - слегка раздраженно отвечает он и снова крепко прижимается ко мне. От выпитого кружится голова, замедлена реакция и до меня «все» доходит, когда я уже наполовину обнажена. Он находится за моей спиной и пытается пригнуть к умывальнику.

- Отстань немедленно! - зло шепчу я. - Я сейчас буду кричать!

Он мгновенно рукой закрывает мне рот. Я с силой отчаянья локтем бью назад, и, похоже, попадаю ему в лицо. Его рука соскакивает с моего рта, но мне уже не хочется кричать - я сгибаю ногу и носком туфли попадаю ему в промежность. Теперь уже ему приходится гасить в себе крик боли. Он стоит, страшно бледный, возле стенки и держится за свои «достопримечательности».

- С-сука! - выдавливает он из себя.

- Пошел вон, подонок! - заявляю ему, и поправляю одежду. - Если ты отсюда не скроешься до счета три, то у тебя будут неприятности!

- Какие? - интересуется он, сверля меня похотливым взглядом, наверное, обдумывая новую атаку.

- В милиции узнаешь! Кстати, друзья, которые посадили меня в твой автомобиль, наверняка записали его номер. - Он молча выскакивает вон, и я закрываю за ним дверь.

К моему удивлению, он по-прежнему сидит за нашим столиком и встречает меня, словно ничего не произошло.

- Ну, извини! Крыша поехала - ты такая аппетитная!

- Зато ты недоделанный! - кричу ему в ухмыляющуюся рожу и выхожу из кафе. Я останавливаю такси, поднимаю голову, вижу ехидно ухмыляющуюся луну, и машу ей кулаком.

Воспоминания заканчиваются вместе с чашечкой кофе. Теперь нужно поспешить на работу.

73
{"b":"175472","o":1}