ЛитМир - Электронная Библиотека

- Все это мудрено и очень умозрительно, - совсем, как те статьи, которыми мы потчуем читателей, - улыбнулась девушка. - Ну, даже если это так, то что из этого следует?

- Если следовать логике, то Роман считает, что ему предначертано принести счастье новой ипостаси Аники Мозенз в этой жизни, дать успокоиться ее душе, - объяснил Глеб, в то время как Роман снова приобрел цвет вареной свеклы.

Это можно считать предложением руки и сердца? - рассмеялась девушка. - Более оригинального и быстрого сватанья, наверное, еще не было. А если он ошибается - вдруг дух Аники Мозенз вселился в другое тело? - лукаво спросила она, и иронично добавила: - Мне не хочется быть в роли брошенной жены. Какой же тогда выход?

Тут дверь в комнату открылась и в нее вошел худющий, бледный юноша, с лихорадочным блеском в глазах.

- А вот и автор, которого я жду, - сказала она и заторопилась. - Вот мой телефон, если что, перезвоните мне. Извините, но мне надо работать, вы и так много времени забрали у меня. Всего хорошего. - Глебу и Роману ничего не оставалось, как уйти.

Через час Юлька освободилась, в глубине души поражаясь фантасмагории, бреду больного воображения, содержащихся в материале, принесенном автором для печати. Это похлеще, чем истории, которыми ее пытались грузить чудаковатые визитеры. Вздохнув, она начала править этот материал, в глубине души надеясь в будущем перейти в более солидную газету.

49.

На Глеба встреча с девушкой произвела громадное впечатление. В ней было что-то такое, что завораживало, притягивало. В жизни Глеба было немало женщин, которые появлялись и исчезали, но до сих пор только Ольга оставила глубокий след в его душе. Внешне девушка была почти антиподом Ольги, - у той яркая внешность сразу бросалась в глаза и привораживала взгляд, а эта притягивала к себе некой внутренней привлекательностью, простотой, открытостью и спокойствием. Даже то недолгое общение вызвало у Глеба ощущение, что этой девушке свойственна доброта, честность, верность в отношениях. Он почувствовал даже некоторую ревность к Роману, который шел рядом и, похоже, строил планы продолжить с ней отношения. Вдруг Роман погрустнел и печально сказал:

- Есть одно несовпадение. Как мне пригрезилось в потерне, на Лысой горе, у той журналистки были черные волосы, а у этой светлые, хотя внешне вроде похожи. Как это объяснить?

Глеб с раздражением посмотрел на парня, затем на часы.

- Никак. Верить или не верить - все от тебя зависит. Придешь ко мне на прием, тогда подробно побеседуем, а пока извини, очень спешу на работу.

Он резко развернулся и пошел в противоположную сторону. Через несколько шагов стал себя ругать за срыв, и анализировать, из-за чего он произошел. С некоторым удивлением понял, что видит в Романе не пациента, а соперника. «Неужели мимолетное знакомство на меня так подействовало? - с удивлением подумал он. - Впрочем, что с того, даже если это и так? И почему бы не попробовать поближе познакомиться с этой девушкой? Я принял обязательства лечить этого паренька, но не принимал из-за него монашеский обет и, в моральном отношении, совершенно свободен», - принял он решение. Он окликнул Романа, который удивленно продолжал стоять на месте, не понимая причин раздражения психоаналитика, вернулся к нему, посоветовал тому в спокойной обстановке осмыслить сегодняшнюю встречу с журналисткой, провести пару деньков в домашней обстановке, ни с кем не встречаться, а завтра прийти к нему на прием, чтобы совместно обсудить эту ситуацию.

Как только Глеб зашел в кабинет, сразу поспешил к телефону и набрал номер редакции.

- Юлька, это вы? - обрадовался он, услышав голос девушки. - Извините, что так сразу звоню, но дело в том, что хотел вас предостеречь. Я не мог всего рассказать, когда мы были втроем, сами понимаете. Дело в том, что Роман серьезно психически болен, а я не его приятель, как, может, вы подумали, а психоаналитик. Лечу его.

На том конце повисло молчание, видно девушка собиралась с мыслями, и он поспешил продолжить.

- Нам обязательно надо сегодня встретиться, продолжить разговор не по телефону.

Как, вы вечером свободны?

- Особых планов не было. Впрочем, а почему бы и нет?

- Я заеду за вами на работу. Когда вам будет удобно?

- В полшестого вечера вас устроит?

- Вполне. Заранее предупреждаю с меня: не только разговор, но и ужин, так что желательно к этому времени вам проголодаться.

- Непременно постараюсь в этом вам угодить, - рассмеялась журналистка.

К своему удивлению, он почувствовал некое внутреннее волнение, трепетное ожидание предстоящей встречи, чего уже давно не переживал. Словно снова превратился в неопытного паренька, который в первый раз идет на свидание с девушкой. По-быстрому отпустил запланированных пациентов, освободился уже к четырем часам, и сразу подвергся пытке временем, которое, издеваясь, лениво передвигало стрелки.

А лучшее средство поставить время на место, - это себя чем-нибудь занять. Попробовал вернуться к статье, но мысли блуждали далеко от научной стези. Чтобы успокоиться, принял горячую ванную, но не помогло. Побрился, хотя обычно это делал только по утрам, и не помнил за собой подобного. Запах одеколона, которым он обычно душился, в этот раз ему не понравился, и он прикинул, хватит ли ему времени, чтобы съездить и купить что-нибудь получше. Взглянув на часы, вздрогнул от внезапно пронзившей мысли: «Надо погладить костюм!» Почему надо идти на это свидание именно в костюме, Глеб не задумывался, весь захваченный этой идеей.

Утюг приложил максимум усилий, чтобы замаскироваться, ничем не выдавая свое присутствие в кухонном шкафу среди кастрюль, это ему не помогло, но он все же украл массу времени. Глажка тоже заняла уйму времени, а в результате получилась вторая стрелка на брюках, когда на часах уже было без десяти минут пять. Остальное уже прошло мимо его сознания: он метался, спешил, исправлял, ронял, в сердцах футболил оказавшиеся на пути вещи, искал ключи от квартиры, проклинал ленивый лифт, бежал пешком по лестнице, не поздоровался с соседкой с первого этажа, возле автомобиля узнал, что забыл ключи от него в квартире, второй раз не поздоровался с соседкой, пешком взлетел на свой этаж, еле попал ключом в скважину, всего лишь слегка погнув ключ, но открыл двери, не обнаружил ключи от машины в квартире, но обнаружил их у себя в заднем кармане брюк, сбежал вниз, в третий раз не поздоровался с соседкой, чуть не получил разрыв сердца в пробке, но в пять тридцать припарковался возле редакции.

Юлька вышла из редакции всего с пятиминутным опозданием, и это ему понравилось.

Увидев в зеркале себя взъерошенным, сумел кое-как привести волосы в порядок при помощи слюны и ладони, и поспешил ей навстречу. К ней вышел из автомобиля уже полностью спокойный, уверенный в себе мужчина. Приветливо распахнув перед ней дверцу автомобиля, про себя отметил, что уже давно не делал этого перед женщинами. По пути он много говорил обо всем, нервно выплескивая информацию, а в это время мысленно обдумывал план сегодняшнего вечера.

Автомобиль поставил во дворе Молодежного театра, здесь место было спокойное, и, в случае чего, он сможет здесь простоять и до утра. Спустившись вниз по Прорезной, они повернули по Пушкинской и вскоре подошли к кафе «Каверна-клуб». Кафе было своеобразное, все в символике идолов шестидесятых-семидесятых годов прошлого столетия - группы «Биттлз». Фотографии молодых патлатых битлов в зените славы весели вперемешку со всевозможными досками-электрогитарами, создающими определенный колорит. Здесь была «живая» музыка в исполнении трио молодых заросших ребят, хотя один из них был явно в парике. Их репертуар состоял из аранжировок классических произведений «Биттлз», вперемешку с явно собственными творениями. Глеб озвучил ремарку, что эти ребята больше похожи не на «Биттлз», а на канувший в небытие бит-квартет «Секрет». Юлька слегка сморщила лобик, передернула плечами, и многозначительно промолчала, и Глеб понял, что это ей ни о чем не говорит. Он начал рассказывать, забираясь в дебри прошлого и, почувствовав, что это ей неинтересно, закончил:

76
{"b":"175472","o":1}