ЛитМир - Электронная Библиотека

Доктор Раймонд Моуди уже длительное время занимается этой проблемой, он разработал методику гипнотической регрессии. Его книга «Жизнь после жизни» стала бестселлером и переведена на многие языки. Свои собственные ощущения он так передал словами: «Регрессии не похожи ни на сны, ни на грезы. Они несут ощущения чего-то знакомого. Я как будто вспоминал их, но никак не выдумывал». На протяжении двух лет он экспериментировал с десятками студентов-психологов и с их помощью выделил признаки, которые, так или иначе, характеризуют гипнотическую регрессию погружений в прошлые жизни:

- образы прошлых жизней зрительные;

- испытуемый всегда отождествляет себя с одним из персонажей;

- переживаемые во время регрессии эмоции реальны;

- опыт прошлого часто отражает события текущей жизни;

- регрессии развиваются по смыслу, а не в хронологическом порядке. Думаю, этого достаточно. В то же время доктор Моуди не исключает, что регрессии в прошлые жизни - это фантазии нашего мозга, которыми он заполняет фазу отдыха, когда гипнотизер отключает реципиента от проблем, связанных с реальной жизнью. В его экспериментах отмечается связь регрессий в прошлое с конфликтами в реальной жизни.

- Следовательно, чтобы уладить конфликты в этой жизни необходимо погрузиться в прошлые? - еле сдерживая смех, прохрипел Глеб. - Ты можешь так запросто погрузить меня в прошлую жизнь?!

- Возможно, если ты захочешь, - безразличным голосом сказала Лина. - Звонок с того света твоей покойной жены вполне мог иметь место. Связь с потусторонним миром может осуществляться любым способом, главное то, что ее духом кто-то пытается управлять.

«Эта женщина - сумасшедшая, сдвинутая на почве парапсихологии! - подумал он, - Все же интересно, какая она в постели?» - а вслух произнес: - Что это означает?

- Ничего особенного, разве то, что она обретается в этом мире, в астральной оболочке, - ответила «шизанутая» и криво улыбнулась. - Если в образе астрала, то это ничего хорошего тебе не предвещает. Возможно, она будет тебя навещать в ночное время, нарушая твой душевный покой, вызывая ужас перед темнотой и одиночеством. Это может быть в виде ночных галлюцинаций или сновидений. В мифологии многих народов имеется божество, которое приходит в ночных сновидениях и душит спящего. Можно только предполагать, что не всегда этот спящий человек мог проснуться на этом свете.

Глеб сразу вспомнил видения в зеркале в своей квартире, и холодок пробежал у него по коже. «А может, Лина сама, неизвестно для каких целей, пытается на меня нагнать страху?» - неожиданно подумал он. Усилием воли он постарался переключить свои мысли на что-то другое. А на чем, проще и быстрее всего мужчине сосредоточиться? Конечно, на сексе.

«Я возьму ее прямо здесь и сейчас, - твердо решил про себя Глеб, поднимаясь с кресла. - Интересно, что она «запоет» в моих объятиях, куда денется вся ее парапсихология и иная чертовщина вместе с астралами, привидениями, духами?»

Лиина, видно, угадала его намерения, завлекающе улыбнулась и предложила:

- Давай не будем слишком спешить, - удовольствие этого не терпит. А выпить по рюмочке «Сан-Рафаэля» нам не помешает. Это вино, изготовленное по старинным рецептам, очень популярное в начале прошлого века, - тогда врачи предписывали употреблять его, как общеукрепляющее лекарство. Оно по вкусу напоминает къянти, но готова спорить, ты такого еще никогда не пробовал. Производится в ограниченных количествах в связи со сложной технологией, и купить его очень проблематично. Мне оно по случаю досталось.

- Тебе не жаль расходовать такую драгоценность? - улыбаясь, спросил Глеб, довольный, что удалось перевести разговор в другое русло, подальше от мистики.

- Я не коллекционер, а потребитель. Вино в самом деле исключительное. Минуточку терпения. Пойду принесу бокалы для вина. А пока создадим интимную обстановку. Она достала из ящика серванта три свечи черного цвета, установила их треугольником на журнальном столике рядом с Глебом и зажгла. По комнате распространился неприятный запах, совсем непохожий на запах стеариновых свечей. Глеб поморщился и спросил:

- Из какой гадости они сделаны? Может, обойдемся без них?

- Извини, других нет, - сокрушенно произнесла Лина, - хотя, возможно, на кухне и завалялся какой-нибудь огарок обычной свечи. Я быстренько схожу за ней. Не скучай.

Глеб сделал глоток из бокала с густым напитком бордового цвета, и удобно устроился в кресле. Вкус у вина в самом деле был отменный. Лина, проходя мимо него, наложила свои руки ему на лоб. Они приятно холодили в душной комнате, и он от удовольствия прикрыл глаза.

***

Блеклая луна на пустынном ночном небосводе пытается все время спрятаться от посторонних глаз. Как не странно, но мои намерения такие же. Неужели я чего-то боюсь?

Осматриваюсь по сторонам. Я нахожусь на зеленой высокой возвышенности, сверху распростерлась крона громадного, в три обхвата дуба. А передо мной! Господи Всевышний!

Раскинулась разноцветная гирлянда огней. Газовые фонари светят тускло, хотя и рассеивают тьму, но, в то же время, придают ей туманный привкус. Издали такие фонари похожи на еле тлеющие фитильки. А здесь море электрических огней!

Через десяток шагов оказываюсь на краю обрыва. Странно, но эта незнакомая местность, на первый взгляд, кажется очень даже знакомой. Но только почему меня пробирает холодная дрожь, пронизывает мертвецким холодом? Боже всевышний! Теперь я понимаю, где сейчас нахожусь! Мне хорошо известно это дерево, хотя, когда я его видел в последний раз, оно было намного меньше. Я знаю, что в четырех шагах от него должен находиться небольшой холмик свежей земли, старательно укрытый дерном, чтобы скрыть его от посторонних глаз. Сверху на нем должны лежать несколько фиалок. Они еще не должны привять, потому что я их только сегодня на него положил. Это могила, а мои цветы - это попытка прощения у мертвеца. Это неправда!

Сон в одно мгновение покинул меня, заставив вернуться в действительность. В комнате было еще темно, я приподнялся и сел на кровати. Потянулся, и достал из под подушки серебряные часы-луковицу. На них было без пятнадцати пять. Ругнулся сквозь зубы, - было очень рано для меня вернувшегося в три часа ночи из казино, и обычно не покидавшему эту комнату до начала темноты.

- Дурацкий сон! - я достал из под кровати начатую бутылку водки, налил себе полный стакан, выпил одним махом и вновь нырнул в постель, закутавшись одеялом с головой, ожидая, когда алкоголь начнет действовать. Безгранично долго потянулось время, допил водку, но заснуть так и не удалось, и я раздраженно поднялся, решив заняться чтением.

За окном предупреждающе задребезжал проезжающий по узкоколейке трамвай и, в унисон ему, задрожали оконные стекла. Отбросив вчерашний выпуск «Киевлянина» на покрытый скатертью стол и я выглянул в окно. Просто так, чтобы отвлечься. Ночной сон преследует меня, не хочет исчезнуть, как и бесконечное множество сновидений до него. Может, это не сон вовсе, а совесть сообщает о своем присутствии?! Гоню мысли из головы, стараясь отключиться от прошлого.

Жаркий май сменился дождливым июнем, и на улице, несмотря на то, что было всего четыре часа пополудни, пасмурно и хмуро. Остановка трамвая находится почти напротив моего окна и незащищена от непогоды. Столпившийся люд бурно отреагировал на неостановившийся трамвай и нечленораздельные выкрики кондуктора о том, что вагон перегружен.

Из толпы послышалось улюлюканье, этим народ попроще выразил свое отношение к указу генерал-губернатора о том, что в вагоне трамвая одновременно должно находиться не более двадцати пассажиров. Двое босоногих мальчишек бросились догонять вагон, несмотря на грозивший им увесистый кулак черноусого кондуктора.

Барышня в нарядном платье, в капоре, под голубым шелковым зонтиком, и кавалер, в узких клетчатых брюках, отделились от толпы, гордо прошествовав вперед в слепой надежде поймать извозчика. Я иронично улыбнулся их наивным желаниям найти извозчика возле Триумфальных ворот*.

78
{"b":"175472","o":1}