ЛитМир - Электронная Библиотека

Ты молчал, и я молчала,

Хотя все в душе кричало.

Я ждала, когда придешь,

За собою позовешь.

Не скрывайся в домик-панцирь,

Душу не держи в цепях,

Не нужны эти оковы,

Когда светятся глаза.

Если он сегодня до обеда мне не перезвонит, то позвоню я», - твердо решила Юлька.

55.

Глеб через силу заставил себя приехать на работу и вскоре об этом пожалел. Настроения работать не было никакого, и не было сил себя заставить. Кое-как отмучил первого пациента, остался полностью собой недоволен. Заглянул в записную книжку и с досадой отметил, что на сегодня записано аж восемь пациентов. «Если я с ними проведу сеансы, как с предыдущим, то растеряю всю клиентуру, - объективно оценил ситуацию Глеб. - Надо будет кому можно перезвонить, сослаться на болезнь и перенести прием, - решил он для себя. - А кому нельзя, то постараться взять себя в руки. Чертова Лина с ее регрессией!» Тут зазвонил телефон, и Глеб поднял трубку. Услышав голос Юльки, растерялся и онемел.

- Я понимаю, что не вовремя: отрываю от работы, от бутерброда, от красавицымедсестры и, возможно, от телевизора, - притворно забубнила она голосом, полным лукавства. - Но Роман сказал, что вы больны, притом не мною, и нуждаетесь в срочной терапии.

Он прав?

- Да, то есть, нет, - растерянно пробормотал Глеб, пытаясь прийти в себя.

- «Да» - это все что я перечисляла, а «нет» - то, что нуждаетесь в срочной терапии? - притворно упавшим голосом, сквозь который слышался еле сдерживаемый смех, уточнила Юлька.

- Я нуждаюсь в срочной терапии под твоим непосредственным руководством, - наконец, сообразил Глеб и поставил стену между тем, что он говорил, и своими мыслями, которые его одолевали. Постарался подстроиться под тон Юльки.- Какие будут ценные указания?

- Самое ценное указание - это его отсутствие, - нравоучительным тоном сообщила Юлька. - Как спасение утопающих - дело рук самих утопающих, так излечение больного есть его добровольная воля. Арсенал лекарств разнообразен: клистир, лейкопластырь, валерьянка, валидол, горчичники или свежий воздух?

- Приятное общество и, желательно, твое, - самопроизвольно вырвалось у Глеба.

Юлька довольно рассмеялась.

- Это можно так понять, что вы меня ангажируете на сегодняшний вечер? - произнесла она тоном светской дамы. - Мне, право, неудобно, у меня создалось впечатление, что это решение было вам навязано… - потом не выдержала тон, рассмеялась и непосредственно сообщила: - Я согласна. Где и когда?

- Как всегда, я заеду за тобой в редакцию, - произнес оттаявший Глеб и перехватил инициативу. - По-моему, с кем-то давно договаривался, что мне не будут «выкать»?!

- Прости! Девичья память. Но не только у меня. Не так давно, помню, поступала заявка на все мои вечера, но последние два вечера я провела в жутком одиночестве, несмотря на соблазнительные предложения, - потом, уже серьезным тоном: - Скажи по-честному, я не нарушаю твоих планов? А то, в самом деле… - в ее голосе звучало раскаяние.

- Никаких. Если бы ты знала, как помогла своим звонком, а то я у же подумал, что ты мне никогда не позвонишь, - огорченно сказал Глеб.

- Ого! По-моему, мы в прошлый раз не сорились, - удивилась Юлька. - Откуда такие дурные мысли?

- Обязательно расскажу тебе, - задумался, и добавил: - Когда-нибудь расскажу.

- Нет! Сегодня вечером! И ничего другого слышать не хочу! - закапризничала она.

- Готовься на сегодняшний вечер, - выложишь все, как на духу. А пока - бай-бай! - и она повесила трубку. Глеб почувствовал, что это общение с Юлькой, а еще больше - ожидание сегодняшнего вечера, вернуло силы, настроение и желание работать. Он вновь почувствовал себя уверенно и спокойно. За работой время пролетело незаметно, когда за последним пациентом закрылась дверь, уже было около пяти вечера. И тут в кабинет зашел Роман.

Глеб незаметно поморщился.

- У нас с тобой назначена встреча на завтра, - официальным тоном сказал Глеб, потом неожиданно для себя произнес. - Хотя, я не вижу необходимости в твоем лечении. - Мысленно добавил: «по крайней мере, у меня».

- Что же вы тогда наговорили Юльке, что я психически больной?! - еле сдерживая себя, спросил Роман.

- Я лишь сказал, что ты находишься под моим наблюдением, а я психоаналитик. Извини, но я спешу. Хочешь, приходи завтра, мы с тобой поговорим на эту тему.

- А я хочу сейчас! Почему Вы не рассказываете, что увидели на сеансе у той ведьмы?

- Роман загородил выход из кабинета, не давая ему выйти. - Наши прошлые жизни в чемто соприкасаются? Вы обязаны мне все рассказать!

- Я никому ничего не должен, тем более тебе. Я готов даже вернуть твоим родителям деньги за лечение. Давай, не делай истерик, дай мне пройти!

Этот мальчишка его все больше раздражал, и он был готов даже доплатить, чтобы только больше не видеть его у себя. Роман не шевельнулся. Глеб, не задумываясь, сгреб его в охапку, молча вытолкал за двери, несмотря на сопротивление, и жестко усадил на стул. Сам повернулся и начал закрывать дверь. Роман вновь подскочил и начал мешать.

- Расскажите мне все, я ведь не отстану! - бормотал он, находясь в невменяемом состоянии. В инструментарии опытного психолога Глеба было много методов успокоить больного, снять психическую активность, но на все это требовалось время. Поэтому он вновь молча сильно оттолкнул Романа, так что тот не удержался и растянулся на полу, а сам быстрым шагом проследовал вниз, к автомобилю. Роман его нагнал, уже возле авто, и вновь стал не давать возможности открыть автомобиль. Здесь было довольно людно, и Глебу не хотелось применять силу, - а вдруг здесь рядом окажется кто-либо из знакомых. В то же время в нем закипало раздражение против этого парня, который хочет вторгнуться в его жизнь.

- Что ты хочешь узнать?! Прошлой жизни нет! Ты был подвергнут целенаправленному воздействию гипноза, который вызвал те картинки, якобы из прошлого! Все это игра твоего воображения! А теперь оставь меня - я спешу!

- Вы говорите неправду! Сегодня мне удалось дозвониться до Ларисы, ну, словом, до этой. Она мне рассказала, что вы Михаил! Это правда?

- Я Глеб Леонидович, и никто другой! - раздраженно сказал Глеб и, видя, что Роман не отходит, уже не обращая внимания на окружающих, оттолкнул того от автомобиля, и успел залезть в кабину.

- Вы не хотите говорить, значит, это правда! - за окошком вновь возник возбужденный Роман, и тут его лицо помертвело от посетившей его мысли, и он стал возбужденно говорить, проглатывая окончания фраз. - А если это так, то я дурак, сам привел вас к Анике, и теперь вы ее погубите! Какой я дурак! Куда так спешите - вы едете к ней?!

- Нет никакой Аники, а если и была, то умерла еще в прошлом столетии. А Юлька к ней никакого отношения не имеет, - раздраженно выкрикнул Глеб, сразу дал на полную задний ход и вскоре выехал на дорогу. Сзади него бежал, размахивая руками, и что-то кричал Роман, быстро уменьшаясь в размерах.

Настроение у Глеба вновь было испорчено. Снова эта Лина-Лариса возникла на его горизонте, пытается через этого мальчишку вмешаться в его жизнь. Похоже, прошлый визит к Гале был ошибкой, да и она до сих пор не перезвонила к нему. Ну и хорошо. Родителям Романа он вернет деньги и откажется от его лечения. Вполне возможно, что это может отразиться на его врачебной практике. Это плохо. Надо возвращаться поскорее в институт, там все более стабильно и перспективно.

Вскоре он подъехал к редакции, где Юлька его уже ожидала.

86
{"b":"175472","o":1}