ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ой! Что вы говорите? – обрадовалась Алина. – Я тоже Скорпион. Типичный.

На нее зашикали, и Андрей получил возможность закончить.

– Как и многие люди с сильно выраженной Венерой и Скорпионом, она сексуальна и чувственна.

Тут все присутствующие, даже Василиса, не сговариваясь, уставились на Алину, ожидая ее реакции. Но, как ни странно, та промолчала и неожиданно залилась пунцовым румянцем.

Тут опять встрял солидный не то бизнесмен, не то чиновник.

– Кто бы спорил? – крякнул он. – Да, хороша бестия!

Имел ли он в виду знаменитую актрису, или Алину, осталось тайной.

– Сказки все это! – отрезал сухопарый человек с лицом главного инквизитора. – Первый дом гороскопа, Второй дом. Первый съезд коммунистической партии, третий съезд. Не успели от старых заморочек освободиться, как новыми обзавелись. Мракобесы!

Всем стало неудобно, в комнате воцарилось напряженное молчание.

Паузу нарушила полная и красивая дама.

– Скажите, Андрей Павлович, а конец света все-таки наступит? Может быть, на Землю упадет огромный метеорит или начнется мировая война?

Публика затаила дыхание.

– Нет, мировой войны точно не будет. Но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется, – отшутился Андрей старым анекдотом.

– Нет, серьезно!

– Ну, хорошо, – кивнул астролог. – Но тогда и спрашивайте серьезно.

В разговор снова вступил сухопарый «инквизитор».

– А если серьезно, то объясните мне, дураку, как могут планеты, а тем более звезды оказывать на людей какое-то влияние? И какое влияние, чем: светом, гравитацией или, может, каким-нибудь неведомым излучением? Вы в телескоп посмотрите. Где они и где мы? И вы хотите сказать, что эти гигантские объекты там, в космосе, подвешены только для того, чтобы такого-то числа такого-то месяца Скорпионы заключали сделки, а Рыбы сидели дома и воздерживались от приема пищи? Даже церковные мракобесы признают, что Бог оставил за человеком право выбора. А вы, астрологи, его этого выбора лишили.

Публика зашумела. Вопрос «Инквизитора» пришелся не в бровь, а в глаз.

– Срезал! – прокомментировал кто-то из гостей его горячее выступление.

Но Андрей улыбнулся.

– Я не знаю, о какой астрологии вы сейчас тут говорили, – начал он. – Если об астрологии гностиков и манихеев, то ваши обвинения по адресу. У них были довольно сложные представления о небесной сфере. Вокруг двенадцати знаков зодиака вращались пять звезд–планет, пять типов владык, принадлежащих силам тьмы. Так вот, они, в представлении манихеев, действительно управляли судьбами людей. Сейчас нет времени рассказывать подробно, но авестийская астрология, которой я имею честь заниматься и которая является праматерью всем остальным направлениям, во главу угла всегда ставила человека и его свободный выбор. Но выбор можно делать вслепую, а можно осмысленно. Это и есть предмет изучения астрологии, а вовсе не взаиморасположение звезд и планет. Они лишь инструмент астролога, как бы стрелки небесных часов. На людей и на небесные тела действуют одни и те же законы и силы. Поэтому, изучая циклы движения звезд и планет, мы изучаем закономерности нашей жизни. Именно поэтому гороскоп не приговор, а диагноз судьбы.

– Но позвольте! – не унимался «инквизитор». – Вся ваша астрология – сплошная лженаука. Давно известно, что истинное положение созвездий сместилось и не соответствует зодиакальному календарю. Если, к примеру, в античную эпоху Солнце в определенный день находилось в созвездии Овна, то в прошлом веке, того же числа и того же месяца, оно оказывалось в созвездии Рыб, а в наше время вообще перебралось в созвездие Водолея. Извините за выражение, Козероги встали раком.

Шутка понравилась, и гости громко засмеялись. Астролог тоже посмеялся, потом пояснил.

– В том-то и дело, что человек, рожденный под знаком Овна, обладает качествами, соответствующими не созвездию Овна, ибо созвездие не может иметь никаких качеств, а определенному психологическому архетипу, условно обозначенному как Овен. И практика неопровержимо доказывает, что в подавляющем, если не в абсолютном, большинстве случаев эти качества соответствуют данному архетипу. Впрочем, существует такое понятие, как сидерический зодиак. В нем знаки соответствуют созвездиям в их нынешнем расположении.

– Нет, все равно это не научно! – всплеснул руками «инквизитор».

– Почему?

Астролог задал этот вопрос с таким искренним удивлением, что окружающие затихли, заинтригованные не на шутку.

Успенский же невозмутимо продолжал:

– Чем вас не устраивает астрология как наука? Предмет и метод изучения имеется.

Тут «инквизитор» перебил его.

– Любая истинная наука основана на материализме, а ваша – какая-то идеалистическая чертовщина!

– А вам разве не приходилось слышать, что даже Эйнштейна современники обвиняли в идеализме? Кстати, как вы смотрите на астрофизику? Надеюсь, вы находите ее достаточно материалистичной?

– Разумеется. А вы нет? – презрительно усмехнулся Инквизитор.

– Представьте себе, не нахожу, – развел руками астролог. – Возьмем основу основ – Теорию Большого Взрыва. На мой взгляд она ничем не отличается от библейской легенды о сотворении мира. Только в Библии график строительства Вселенной расписан по дням, а в астрофизике по долям секунды. И точно так же не подтвержден никакими доказательствами. Одни фантазии и предположения. Ну, скажите мне, как в результате взрыва из ничего, из пустоты, из некоей сингулярности могла возникнуть материя, составляющая наш мир. Я уже не говорю про антиматерию. Обратный процесс, превращение материи в энергию, я хорошо представляю, он называется аннигиляцией. Но никак не наоборот. Невозможно превратить вареное яйцо в сырое. К тому же, яйцо кто-то должен высидеть, а не ждать, когда оно само собой создастся из облака газа, пыли и сингулярности. Но астрофизика и на это не дает ответа. А откуда взялась эта самая сингулярность? И где вы тут увидели материализм?

Инквизитор обескуражено молчал, по–рыбьи разевая рот. Он искал аргументы, но не мог найти. Его выручила Диана, хозяйка дома.

– Товарищи ученые, вы собираетесь препираться до самого Нового года? Или все-таки сядем за стол?

Под одобрительный шум гости поднялись и направились к праздничному столу. Когда все расселись, их вниманием постарался завладеть молодой человек в серебристом смокинге. Дождавшись, пока все разберутся со своими приборами и навалят в тарелки закусок, он встал и постучал вилкой по бокалу. В центре стола, прямо перед молодым человеком, возвышались два принесенных им сверкающих серебром оцинкованных ведра, которые кто-то успел украсить яркой новогодней мишурой. Из ведер торчали горлышки трехлитровых бутылок шампанского. Одна с золотой фольгой, другая – с темно–розовой.

Молодой человек небрежно поклонился, принимая восторженные крики гостей.

– Перед нами две маленькие бутылочки шампанского, – произнес он.

– Ха, если это маленькие, то что же тогда большие? – поинтересовался кто-то.

– А большая как раз и есть – две «маленькие», – невозмутимо продолжал молодой человек. – Так вот, в нашем распоряжении имеются бутылка белого «Боллинджера».

– «Болянже»! «Болянже–Кюве». – Это же все-таки Франция, а не Америка, – поправил сосед–знаток и пояснил: – А «Кюве» значит, что оно изготовлено из виноградного сока первого отжима.

– Пускай будет «Болянже», – согласился выступающий. – А другая бутылка – розовое.

– «Перье–Жуэ–Бэль–Эпок–Розе», – приподнявшись с места, прочитал знаток французского. – Раритетная вещь, однако. Эксклюзив!

Молодой человек снова слегка поклонился.

– Я хотел бы попросить нашего уважаемого астролога, который только что прочел нам замечательную лекцию, – обратился он к сидевшему напротив Андрею, – продемонстрировать нам свое мастерство на практике.

Заявление приняли с энтузиазмом. Со всех сторон посыпались заказы, но молодой человек снова зазвенел вилкой о бокал.

– С вашего разрешения я задам очень важный вопрос, который, уверен, беспокоит всех нас.

14
{"b":"175474","o":1}