ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лешка сообразил: «Не хочет, чтобы я слышал, о чем базар. Ничего здесь не шумновато. Наоборот, тихо. Оркестр играл даже очень негромко».

– Леха, ты извини. Я на минуточку выйду.

– Валяй, Колобок. Я посижу. Мне здесь нравится. Только совсем не исчезай. А то мне платить нечем, – напомнил Лешка. Вдруг Колобка на работу вызывают. Ментовская должность – хлопотная. Забудет про него Колобок и слиняет. А ему тогда отдувайся за заказ.

– Да ты что, Леха? Вместе пришли, вместе и уйдем. Ты пока закажи еще выпивки, – и Колобок подозвал официанта.

По совету друга Лешка заказал еще пятьсот граммов водки. Налил рюмку, взял с тарелки кусочек филе палтуса.

Подошел Колобок, как показалось Лешке, озадаченный. Не садясь за стол, налил в свою рюмку водки, выпил без закуски.

– Ты чего такой? – спросил Лешка.

– Какой? – с некоторым раздражением спросил Колобок. Видно, ему не нравилось, что Лешка внимательно разглядывает его.

– Да на тебе лица нет. Случилось чего?

Никогда не унывающий Колобок на этот раз улыбнулся грустно.

– Жизнь, Леха, гребаная! Плюнуть бы на все, уйти в лесники.

– Чего ты молотишь? В какие лесники? – еще больше удивился Лешка. Уставился на Колобка.

– а что? Единение с природой. Хочешь верь, хочешь нет – всегда мечтал об этом. – И Колобок опять улыбнулся, только без грусти.

И Лешка так и не понял, шутит он или говорит правду. Лишь подумал осуждающе: «Спятил небось в ментовке своей. Единения с природой захотелось. В Сибирь бы тебя на месячишко. По-другому бы запел. Лесник!»

А Колобок сказал:

– Вот что, Леха, нас с тобой пригласили в гости…

– В гости? – спросил Лешка и захмелевшим взглядом обвел стол. Променять такое изобилие на неизвестно что – это большая ошибка будет с их стороны. Так подумал Лешка и откровенно признался:

– Не-е, Олег. Я не хочу.

Колобок как-то обреченно кивнул головой, будто она была непомерно тяжелой на такой шее, и не менее обреченно произнес:

– Так нас уже ждут. Я пообещал приехать.

– Езжай. А я останусь.

– Я сказал, что приеду вместе с тобой, разве ты не понял?

Лешка был выпивши и не хотел ничего понимать. Но Колобок настаивал. Он всегда такой настырный. Уж если привяжется…

Подводить друга не хотелось, и Лешка согласился.

– Там хоть бабы будут? – спросил он в шутку, но Колобок даже не улыбнулся, словно не расслышал, посмотрел на часы и сказал:

– Поехали, Леха.

Лешка выпил на дорогу водки, жалея, что из-за этого телефонного звонка у них сорвалось такое мероприятие.

Возле ресторана Колобок встретил знакомого, и тот на стареньком «жигуленке» подвез их.

– Ну, вот этот дом, – показал Колобок на кирпичную шестиэтажку старинной постройки.

Время было позднее, но на втором этаже в одном из окон тускло светился ночник.

Колобок кивнул на окно и сказал:

– Нас ждут.

Откровенно говоря, Лешке было наплевать, ждут их или нет. Да лучше бы не ждали. Тогда бы можно было вернуться в «Славянский» и продолжить застолье. В конце концов разговаривал Колобок, и он поступил нехорошо, не спросив Лешкиного мнения.

– Слушай, Олег, время уже почти час ночи. Иди-ка ты один, а я посижу вот тут на лавочке, подожду тебя.

Колобок проворно ухватил его под руку.

– Перестань, Леха. Ты забыл, вместе пришли…

– Вместе и уйдем, – докончил за друга Лешка.

– Пошли, пошли, – наговаривал на ухо Колобок. – Это солидный человек. Обидеть его нельзя. А не придем – обидится. Он и тебе пригодится. Он замолвит за тебя словечко.

– Перед кем? – Лешке вдруг захотелось послать другана матюшком.

– А перед кем хочешь. Он многое может. И при деньгах. Пошли.

Они направились к подъезду. Колобок впереди. Лешка позади.

Колобок взялся за ручку, открыл дверь подъезда и почему-то остановился в нерешительности.

– Ты чего тормознул?

– Погоди, – отмахнулся Колобок.

Они услышали, как кто-то торопливо сбегает по лестнице.

И Колобок как будто насторожился.

Открылась дверь подъезда, и на улицу выскочила девушка. Она словно бы была чем-то напугана, и Лешка подумал, что за ней кто-то гонится. Он мельком увидел ее лицо – она была очень красива.

«На ночь бы мне ее», – тараща на нее глаза, подумал он.

Девушка была одета в синюю джинсовую куртку с белым воротником и обтягивающие черные брюки, подчеркивающие стройность ее ног.

В туфлях на каблуках она быстро цокала по тротуару. Казалось, она не заметила ночных гуляк или не хотела обращать на них внимания.

– Классная попка у нее, – вслух произнес Лешка, кажется, девушка услышала, обернулась, но ничего не сказала. Хотя, как показалось Лешке, посмотрела на него пристально, с презрением.

Колобок стоял, точно о чем-то раздумывая, и тоже провожал взглядом девушку, пока она не скрылась за углом. Потом поднял голову, еще раз глянул на светящееся окно.

– Ну, мы идем или будем тут стоять? – Лешка произнес это так, будто это он привел сюда Колобка и тот теперь артачится.

– Да. Идем, – быстро ответил Колобок с какой-то затаенной подозрительностью.

Но пьяный Лешка не обратил на это внимания, и когда Колобок вошел в подъезд, потопал за ним.

В подъезде было тихо. Но Колобок еще для чего-то остановился на площадке между первым и вторым этажом, прислушался.

– Колобок, брось свои ментовские замашки, – напомнил о себе Лешка.

Они поднялись на площадку второго этажа. Тут Колобок указал на незапертую дверь.

– Смотри-ка, и дверь для нас уже открыли.

Он вошел. И Лешка потопал за ним. Раз уж пришел сюда, надо не отставать.

Сразу поразила роскошь даже здесь, в прихожей.

«Бизнесмен, наверное, богатенький», – подумал он про хозяина квартиры. Хотел спросить у Колобка, а того уже нет рядом. В комнату утопал.

Лешка еще успел удивиться подозрительной тишине, царившей в квартире. А Колобок всю дорогу твердил, будто ждут их.

«Хорош Колобок. Зазвал сюда», – с некоторой растерянностью подумал Лешка, ощущая сухость во рту. Попить бы не мешало. И Лешка направился в ту комнату, где горел свет.

Тусклый свет ночника слабо озарял просторную комнату.

Лешка вошел.

– Олег… – глаза резануло после темного коридора. Он часто-часто заморгал. Или это оттого, что увидел.

Посередине комнаты на большом красивом ковре лежал мужчина лет пятидесяти с мертвецки белым лицом. Может, он был моложе, Лешка сразу и не разобрался. Из груди, где виднелась большая колотая рана, текла кровь.

«Неужели труп? Вот так пришли в гости», – подумал Лешка, в первую очередь беспокоясь за себя. Ведь только освободился. Посмотрел на Колобка.

Тот присел на корточки возле лежащего, как заправский врач потрогал пульс.

– Он что, готов? – спросил Лешка, туго соображая после выпитой водки и полагаясь на Колобка. Он привел, пусть теперь и думает, что делать. Сейчас как никогда нужна бы ясность в голове, но ее-то и нету.

Этот звонок Колобку в ресторан. Кто-то зовет их в гости, они, как дураки, едут. А тут труп хозяина квартиры с ножевым ранением.

– Готов, Леха. Пульса нету, – тихо ответил Колобок, словно он старался не разбудить спящего.

– И кто его прикончил? Может, ты мне объяснишь, что здесь такое? А то я ничего не могу понять, – Лешка кивнул на труп. – Его ведь и на нас повесить могут.

– Могут, Леха. Могут. И, кажется, хотели, – сказал Колобок и вдруг навострил ухо.

Послышался звук ехавшей машины. В ночной тишине он, даже отдаленный, хорошо был слышен.

Колобок неожиданно рванул к двери, крикнув:

– Бежим отсюда, Леха!

Теперь Лешка и вовсе ничего не понимал. Колобок, старший лейтенант уголовного розыска, и убегает. Но особенно рассуждать было некогда, и Лешка последовал за Колобком, который как резвый конь уже прыгал через ступеньки лестницы.

Они выскочили из подъезда, когда из темного переулка вырулила машина, пытаясь поймать их светом фар.

2
{"b":"175482","o":1}