ЛитМир - Электронная Библиотека

Василий Иванович стал думать о спасении. Его спасение находилось в правом кармане спортивных брюк. Мобильный телефон! Но достать его а потом еще набрать номер – та ещё проблема. Правая рука вышла из строя. Левая – где она вообще? Падал на спину, хоть и без сознания, но, как когда-то учили на дзюдо, выставив кзади руку, чтобы защитить от удара голову. Годами выработанный инстинкт. Левая рука сейчас находится под ним, под тазом. Он её даже не чувствует. Надо высвободить руку, и если она ещё работает, достать ею телефон из правого кармана брюк и дважды нажать зелёную кнопку.

Предельным усилием воли Василий Иванович принялся разрабатывать зажатую руку.

Итак, поехали: первая попытка, вторая… пятая, шестая…

* * *

– Ты прекрасен, спору нет; отдавай нам свой мушкет! – сказал Арсен, увидев появившийся из-за угла трэш-персонаж с ружьём, в панаме и охотничьем жилете, набитом патронами.

У Арсена, которого душила жаба купить себе что-то дороже Сайги, задрожали руки, когда он принял от охотника в панаме двустволку Heckler & Koch. Он открыл магазин – один ствол пуст, в другом торчит патрон.

– Как говоришь тебя зовут?

Трэш-персонаж обмяк, страдальческая складка обозначилась в уголках его губ.

– Святослав Дятлов.

Арсен с Алексеем приняли вызов в этот дом по поводу украденных колёс и подъехали к ларьку, чтобы купить воды и подумать, стоит ли реагировать и работать по беспантовому эпизоду. Либо сразу ехать на трассу – перспектива гораздо более заманчивая. А начальству можно доложить, что вызов по поводу колёс оказался ложным.

Для ГАИшной работы на трассе у них было всё необходимое: полосатая палочка, радар, фантики – штраф-талоны, бланки протоколов и милицейская Жигули «шестерка». В своё время эту списанную «шестерку» Алексей выкупил по остаточной стоимости, за какие-то сто баксов. Он обязался снять мигалку и закрасить милицейские опознавательные знаки, но не только не сделал этого, но вымутил ещё и поддельные синие милицейские номера. Далеко выезжать с района на такой машине было палево, и они с Арсеном обычно выезжали по вечерам ловить нарушителей на Дунайский проспект.

Этим вечером в их планах произошло непредвиденное изменение. Сто пятьдесят тысяч рублей – во столько оценил Арсен изъятое ружьё Heckler & Koch. Но эти деньги ещё предстояло отработать. Он сказал:

– Ну чего стоишь, гражданин Дятлов, пойдём разговоры разговаривать: как обгонял, как подрезал.

– У меня сняли колёса.

Святослав сильно вспотел, и от него невкусно пахло – какой-то кислятиной. То был его специфический запах. Алексей недовольно скривился:

– Какие ещё нахрен колёса, ты что, самоходная установка?

Ружьё положили в багажник, а Святослава затолкали в салон шестерки, на заднее сиденье, и стали с ним работать. Его положение ухудшилось, когда милиционеры, усевшись вслед за ним в машину, учуяли алкогольные нотки в его кисло-сладком благоухании.

– Гражданин Дятлов, вы совершили преступления, ответственность за которые предусмотрена двумя статьями УК РФ – часть 1 статьи 119 УК РФ и пункт "а" части 1 статьи 213 УК РФ за угрозу убийством и хулиганство с применением оружия соответственно.

– Гражданин Дятлов, да вы упороты наглухо! О-о-о… Это отягчающее обстоятельство.

Арсена нервировало то, что они находятся прямо возле дома, откуда поступил сигнал насчёт украденных колёс. И он попросил отъехать подальше, а еще лучше – заехать в гаражный кооператив. Алексей завёлся и, переехав через дорогу, повёл машину вдоль гаражей. Тут он увидел в зеркало заднего вида черную БМВ X5, свернувшую вслед за ними с Малой Балканской улицы. Немец стал сигналить и моргать фарами. Алексей остановил машину и вышел навстречу БМВ. На лице Арсена, зафиксировавшего приближение пятидесяти тысяч долларов, промелькнуло приятное изумление. Он пристегнул Святослава наручниками к двери и присоединился к напарнику.

Из БМВ вышел молодой мужчина кавказской национальности, его лицо украшали многочисленные синяки, а судя по следам подошв на одежде, по нему хорошенько прошлись.

– Гражданин милиционер, меня только что избили и ограбили. На улице Олеко Дундича… они несли ворованные колёса…

Алексей взял под козырёк, скороговоркой представился и попросил предъявить документы. Владелец БМВ похлопал по пустым карманам.

– Э-э-э… у меня их забрали вместе с бумажником. Послушайте, гражданин милиционер, я остановился, чтобы спросить, откуда у них колёса, они меня избили и ограбили. А потом я пришёл в себя, поехал по Малой Балканской и увидел, как один из хулиганов, здоровяк в капюшоне забежал в гаражи. Я поехал за ним, но он скрылся. Я выехал обратно на Малую Балканскую и увидел вашу машину. Поехал за вами.

Алексей сканировал обстановку.

– Что у вас в машине?

– А-а… меня избили и ограбили, гражданин милиционер!

– Странно себя ведёте. В таком виде, без документов, на латвийских номерах.

– Машина из Латвии, сам я из Тбилиси, меня зовут Вахтанг Квливлидзе, можете меня пробить по базе. Но у меня украли документы, ничего не осталось.

Алексей повторил вопрос: «Что у вас в машине?»

– Что-что – руль и сиденья?! – проворчал Вахтанг.

К нему незаметно подошёл Арсен, успевший обойти джип вокруг и оценить – приблизительно пятьдесят пять тысяч долларов. Он улыбнулся, постаравшись вложить в улыбку максимум обаяния. Сейчас он являл собой живое воплощение безграничной искренности.

– Слушай, брат, по этому эпизоду работают восемь милиционеров, не считая нас. Всех на уши подняли. Здоровяка в капюшоне засекли на гаражах и сейчас возьмут. А мы должны проверить твою машину. Извини, брат, таковы правила. Просто… просто открой машину и покажи что внутри.

Вахтанг повиновался. Следуя за ним, Алексей с Арсеном осматривали салон – заглядывая в бардачок, под коврики, карманы сидений. Арсен в этом эпизоде не особо утруждал себя чтобы транслировать мысли при помощи речи. С клиентом работал Алексей:

– Ну а с какой целью вы остановились возле тех парней с колёсами?

– Ненавижу гопников, у меня у самого воровали колёса!

Арсен ощутил какое-то странное чувство – будто между ним и остальными окружающими предметами – людьми, машинами, обстоятельствами и прочим разным – началась химическая реакция. Он подал Алексею знак – мол, продолжай работать с клиентом, я сейчас. И Алексей продолжил:

– Тут вы правы, да… но странно, вы деловой человек, наверняка какие-то важные деловые встречи, и тут – Бац! Вы пускаетесь в погоню. Совсем больше нечем заняться?

– Вай… я всё переделал до трех часов и просто катался по городу, изучал дороги.

Алексей изобразил участие.

– Изучали дороги? Вы неместный?

– Я из Латвии.

– Из Латвии? А говорили что из Тбилиси.

– Я родом из Тбилиси, но временно проживаю в Латвии.

– А здесь в Купчино – у вас что, друзья, подруги, деловые партнеры?

Настала очередь багажника. Вахтанг раскрыл его и подбоченился:

– Нет же говорю, никого у меня тут нет, я просто ехал по городу и изучал дороги, как тут в Питере ездят.

Алексей попросил поднять коврик. Вахтанг наклонился, а когда выпрямился, уперся затылком о что-то твёрдое. То был ствол винтовки Heckler & Koch. Ружьё находилось в руках у Арсена. Он плавно нажал на спуск. Раздался выстрел. Алексей уже успел отойти в сторону и его одежда осталась чистой.

– Ты снёс ему полчерепа.

– Да, Лёш, зато теперь у него не видно синяков под глазами.

Алексей осторожно заглянул вовнутрь:

– У-у-у… как тут у нас грязно.

Глаза Арсена светились простой человеческой радостью:

– За двадцать пять штук я буду чистить салон от кровищи и мозгов, как…

– Как Джон Траволта в «Криминальном чтиве», – подсказал Алексей. Он уже знал, к кому обратиться, чтобы перебить номера и кому задвинуть палёную тачку. Теперь это его работа. Плюс отмывание салона от крови и мозгов.

Он отогнал джип в свой гараж и вернулся к «шестерке», в салоне которой Арсен занимался с гражданином Дятловым. В глазах которого внезапно появился безумный мессианский блеск. Изломанный и сумеречный мир Святослава Дятлова постепенно гармонизировался с окружающей средой.

9
{"b":"175491","o":1}