ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Марина бросила убийственный взгляд в сторону дивана, на котором сидели Инга и Тамара.

– И вы совершенно правы, – другим, уже совсем спокойным голосом продолжила она. – Лева хотел хорошо устроиться. Он просто бредил большими деньгами. А работу свою ненавидел. Всегда называл Настю выродком, как и…

Марина замолчала. Все напряженно ждали продолжения. Даже собака обернулась и внимательно посмотрела на сгорбившуюся горничную.

– А в остальном вы ошиблись, – равнодушно бросила Марина. – Не было никакого разговора, который вот она могла бы услышать. Да и некогда мне было беседовать. Гости в доме, постоянно чего-то хотят, да еще нанятая прислуга: попробуй уследить за всеми. Я Леву почитай и не видела. Устала, как собака, мечтала только об одном, как до койки добраться.

– Она врет, – тусклым голосом произнесла Тамара. Змей кивнул.

– Разумеется, врет. Мы просмотрели все записи. На одной из них видно, как она выходит из дверей и обходит дом кругом, именно в то место, где не работала камера наблюдения. Там она зарезала Льва и… Ножичек ты куда дела? В сугроб кинула или на кухню отнесла, а потом колбаску им же нарезала?

– Гадость какая, – скривилась Тамара. Бледная Инга спрятала лицо в ладони и всхлипнула. Марина покачала головой и криво усмехнулась.

– Ничего такого я не делала. А, впрочем, думайте, что хотите. Трупа-то нет, ведь так? Нет трупа, нет орудия преступления, нет убийства. Что вы сделаете? Посадите? Тоже мне, горе… Умру от расстройства! И потом скандала ведь не оберешься. Сами Левины, владельцы заводов, газет, пароходов пригрели на груди аспида. Журналисты с удовольствием обгложут эту новость со всех сторон.

– Ну, зачем же от расстройства, – саркастически усмехнулся Змей. – Умереть и по другому можно. От пули, например. Искать тебя некому. Одинокая женщина, без своего жилья, без родственников и друзей однажды исчезнет, и никто не хватится. Спроси у Алисы, как это бывает.

Марина посмотрела на меня, но ничего не спросила. Адреналин, поддерживавший ее все время, схлынул. Из глаз покатились слезы. Она вынула из кармана безукоризненно белый, сложенный треугольником платок, и промокнула веки. Ротвейлер шумно вздохнул, словно сочувствуя, и улегся на пол, сделав вид, что дремлет.

– Все это хорошо, – сказал вдруг Андрей. – То есть плохо, конечно… Только это не объясняет, кто и почему стрелял в меня. Тебе удалось выяснить?

Змей развел руками, а я негромко сказала.

– Возможно, на этот вопрос смогу ответить я.

Теперь все смотрели на меня. На мгновение я пожалела, что опрометчиво высказалась, вот только отступать было поздно.

– Ты же ничего не видела, – прищурился Змей. – Соврала?

Я улыбнулась.

– Всегда держи козыри, пусть даже это шестерки.

– Алиса, что вы знаете? – спросил Андрей. Его голос прозвучал резковато, с каким-то странным надломом. Я мельком подумала, что мои подозрения могут раз и навсегда разрушить жизнь этого человека, но жалости не испытывала. Может быть, потому что своя шкура – дороже, а, возможно, потому что Андрей и сам что-то подозревал. Как бы то ни было, червячок сомнения уже начал глодать мою душу.

В комнате было тихо, только часы тикали, с исконным равнодушием отмеряя каждый час. Под потолком клубился сигаретный дым, не спеша втягиваясь в приоткрытое окно. За стеклом покачивала ветками голубая ель, на которой висело несколько украшений и наполовину сорванная мишура.

– Не берусь утверждать, что права, – неуверенно произнесла я. – Потому хотелось задать пару вопросов. Первый: в случае вашей смерти, кто унаследует ваше состояние?

– Что за бред? – возмутилась Тамара.

– Почему бред? – удивилась я. – По-моему, вполне логичный вопрос. Смерть, прежде всего, должна быть кому-то выгодна. Уж поверьте, я на эти грабли наступала. Так что там с завещанием?

– Я не писал завещания, – хмуро сказал Андрей и машинально потер раненую руку. – Впрочем, это и не нужно. Большая часть моего состояния оформлена на жену. Дом, завод по производству станков, туристический бизнес, рекламная газета… Даже дом. Конечно, управляю бизнесом я. Тома слишком… В общем, не создана для бизнеса.

– Герман сказал, что вы начинали в бандитах.

– Да как она смеет? – воскликнула Тамара, но ее голос прозвучал как-то скомкано. Андрей поморщился и махнул здоровой рукой.

– Империю тяжело создавать, – сказал он. – И удержать тяжело. Я в курсе вашего прошлого, Алиса. Ваш муж тоже был не безгрешен…

– Да я вас и не осуждаю, – прервала я. – Я к тому, что вы, как и многие бизнесмены той эпохи, стремились отписать имущество, счета и прочее на разного рода подставных лиц, а также супругов и дальних родственников. Вы были не исключением, так? Переписали бизнес на жену, старшую дочь…

– Ничего он мне не отписывал, – возразила Инга. – У меня даже квартиру отобрали.

– Инга слишком безалаберна, – резко сказал Андрей. – Передай я ей фирму или недвижимость, она пустила бы это по ветру. Но, в принципе, мысль верная. Имущество переписано на доверенных лиц, основной держать пакета акций – моя жена. Я ведь собираюсь в депутаты баллотироваться, а стало быть, никакого бизнеса иметь не должен. Да и вообще, не пойму, к чему вы ведете…

– Она ведет к тому, что если бы кто-то тебя завалил, то супруга осталась бы наследницей, – веско сказал Змей. – А на вдову проще воздействовать.

– Совершенно верно, – кивнула я. – И потому сразу второй вопрос: Марина, что вы имели в виду, когда сказали, что Лев Борисович, простите за грубость, трахал тут все, что движется?

Марина открыла рот, с сомнением посмотрела на хозяина дома, но сказать так ничего и не решилась. Я поспешила помочь.

– О романе Льва и Инги знали многие. Только Тамара якобы не знала. Даже Андрей не возражал против их отношений, хотя Лев Инге в отцы годился…

– Я думал, что она успокоится, возьмется за ум, – буркнул Левин.

– …но вы ведь не об Инге говорили, верно? – продолжила я. – Вы говорили о романе Льва и Тамары?

Марина опустила глаза и принялась теребить свой передник. Змей впился в Тамару взглядом. Инга шарахнулась от матери, только Андрей никак не отреагировал, если не считать заходивших по лицу желваков. Тамара с секунду сидела прямо, а потом деланно расхохоталась.

– Что за бред? – резко спросила она. Я покачала головой.

– Нет, не бред. Ведь именно ваш разговор я и подслушала. Вы сговаривались с Львом, а не Марина. У нее ведь действительно не было времени на все это.

– Ерунда!

Я пожала плечами и полезла в карман. Все, как завороженные, наблюдали за моими действиями, и даже пес поднял голову и сонно огляделся. Я вынула из кармана кошелек и вынула оттуда маленький, почти невесомый предмет.

– Что это? – спросил Андрей. Я с удовольствием удовлетворила его любопытство.

– Цветок. А если быть точнее, зеленая гвоздика. Именно из таких было сделано платье Тамары на празднике. Я нашла его в бане после убийства.

– Господи, ну и что? – возмутилась Тамара. – Это мой дом, моя баня, я во время праздника где только не таскалась. И в баню тоже заходила, показывала ее Муромским… Все эти махровые выводы сделаны только на цветке от платья?

– Не только, – покачала я головой. – Я вас по голосу узнала. Тогда же и заподозрила о некоей связи. Правда, не думала, что связь любовная. Так когда вы узнали, Марина?

– Неделю назад, – тихо сказала Марина, так и не подняв глаз. – Разве от прислуги что-то скроешь? Постель меняла, тогда и увидела, что на ней кто-то резвился. А хозяина дома не было. Ну… проследила.

Андрей шумно выдохнул. Змей неторопливо закурил. Инга встала и демонстративно ушла за спину отца, забралась на подоконник с ногами, предпочитая не смотреть на Тамару. Та фыркнула.

– Кому вы верите? Сумасшедшей? Убийце? Да она вам наплетет семь верст до небес, чтобы спастись! А эта… как ее там… мисс Марпл, Каменская мать ее за ногу! Да она же собственного мужа отравила… или что там произошло…

– Заткнись, – тихо сказал Андрей, но Тамара не услышала, повышая голос до дельфиньего диапазона.

53
{"b":"175492","o":1}