ЛитМир - Электронная Библиотека

Есть, конечно, и другой внучок — Андрюха, Наташкин племянник. Но тесть его так не любит, Эдик это точно знает. По крайней мере особо с ним общаться не стремится, жизнью его интересуется мало. Впрочем, это и понятно, Андрюха мал еще, с ним ведь и не поговоришь толком.

Вообще же с этими детьми одна морока. Слава богу, у него хватило ума заставить Наташку аборт сделать, когда она вдруг залетела в прошлом году. А то проблема бы сейчас была куда более сложная — маленький ребенок на руках.

А с этой проблемой он справится, базара нет. Погуляет годик-два и потом спокойненько решит, на ком жениться. Никакой тесть ему уже тогда не указчик.

А ведь есть из кого выбрать!

Пожалуй, особенно ему Олечка подойдет, переводчица с китайского. Молодая, красивая, в постели — сказка.

И еще один приятный момент. Наконец-то он сможет собаку завести, ротвейлера, сколько лет мечтает. С Наташкой-то это нереально, у нее на собак аллергия, тут же начинает кашлять, задыхаться, чума, одним словом.

Ну ничего, недолго осталось мучиться.

Эдик все продумал очень тщательно. Никто ни в чем не мог ему помешать.

Домработница Шура уехала отдыхать в деревню. Сына Витьку он заблаговременно отправил на юг, в лагерь, подальше от Москвы. Наташкиного братца-бездельника Володьку спровадил в те же края по горам лазать вместе со своим порученцем Костькой. Теща вообще божий одуванчик, от нее никаких неприятностей ждать не приходится, ну а что касается тестя…

Во-первых, тесть в Екатеринбурге, в серьезном процессе сидит. Лишних дурацких вопросов: куда едете да зачем — задавать не будет. Ему вообще сейчас ни до чего.

А во-вторых, если он потом что и заподозрит, то доказать никогда не сможет. Так что подозрения свои пусть засунет куда поглубже. А там, глядишь, от горя, что любимое чадо на тот свет отправилось, и сам побыстрее загнется. Тем более что микроинфаркт у него недавно был. Когда младшую дочь, актриску, кто-то в переходе прирезал. Так что смерть второй дочери тестек может и не пережить.

Вот уж было бы славно! Все бы сразу и решилось.

Остров Эдик для этого дела подобрал идеальный — «назад к природе». Мало того что за границей, так еще и изолированный предельно. Телефона там нет. Наташин мобильник они не возьмут за ненадобностью, а свой он спрячет, она и знать не будет.

Классное место, короче говоря! На двадцать километров поблизости ни души. В магазин надо на моторке ездить, вниз по реке.

Ради реки и моторки он всю эту историю с островом и затеял. Наташа ведь плавать-то совсем не умеет. Так и не научилась, дура! Воды боится, в детстве чего-то напугалась. И знаменитый папочка тут не помог, он ведь и сам не пловец.

Ну, кто чего боится, тот от этого и погибнет, это ж известно. Так что утонет его женушка как пить дать.

Никуда, милая, не денется.

Эта идея давно засела ему в голову, еще когда фильм смотрел — «Американская трагедия». По книжке сняли. Он, правда, книжку не читал, ему фильма вполне хватило.

Полезный фильм. Только там этот Клайд Гриффитс все топорно сделал. Во-первых, свидетели разные были, как они там отплывали на лодке, ну и вообще…

Он, Эдик, все сделает по-умному.

Без всяких свидетелей.

Однако шел уже третий день, как они жили на острове, а Эдик Колышкин пока никак не мог приступить к выполнению своего блестяще задуманного плана. Все чего-то духу у него не хватало.

Предпринял, правда, одну слабую попытку прокатить жену на моторке в первый день, но при этом даже как будто обрадовался, когда та отказалась. Настаивать не стал, решил подождать немного. В конце концов, пусть пару дней порадуется напоследок, а потом уж она не отвертится!

Привычку перечить он у нее отбил уже давно, еще в первый год женитьбы.

А ему на самом деле тоже надо немножко прийти в себя, ощутить прежний тонус. Если признаться, то Эдик как-то неважно себя чувствовал последнее время. С того самого момента, как они выехали из Москвы.

Вечером накануне отъезда он успел заскочить к Олечке, многообещающе поцеловать ее на прощание. Трогательное прощание так затянулось, что она в результате опоздала в аэропорт, где должна была встречать какого-то очередного китайца.

Правда, поцелуи вышли какие-то странные. Олечкины губки всегда такие сладкие, вкусные, не оторваться. А на этот раз он, к своему удивлению, почувствовал совершенно другое. Вкус у поцелуев был какой-то особенный, будто бы кислый, что ли. Короче, никакого привычного удовольствия они ему не доставили.

Мало того, с тех пор ему стало казаться, что во рту постоянно какая-то кислятина. По крайней мере все время такое ощущение. Что бы он ни ел, все кисло. Ну так же не может быть!..

Все это просто херня, чушь!

Понятно, что у него какие-то вкусовые галлюцинации.

На что еще, кстати, Эдик обратил внимание, — это на то, что моча у него изменила обычный цвет. Выглядит гораздо светлее, такого бледно-желтого, лимонного оттенка.

И даже, похоже, запах у нее немножко изменился. Острее стал вроде бы.

Наташе он ничего говорить на эту тему не стал. Еще, не дай бог, переполошится, заистерит, назад его потащит. Все начнет срывать, усложнять.

И вообще чем меньше она знает, тем лучше.

Но, конечно, когда он вернется, после всего, надо будет к врачу сходить, кислотность проверить. Может, таблеток каких поглотать.

Наташа Рудерман эти последние дни незаметно, но пристально наблюдала за мужем. В тот день перед отъездом она все сделала, как велела Анжела. Получилось отлично, хотя и не без волнений.

Днем к ним ненадолго приехала мама с маленьким племянником, попрощаться. Муж был в прекрасном настроении, даже шутил с ними, что последнее время бывало редко. Потом к нему пришел посетитель, какой-то человек из санэпидемстанции, и Эдик попросил чаю.

Наташа сказала домработнице, что сама все подаст, велела той оставаться на кухне. Правда, поначалу растерялась, как быть с лимоном, стоит ли предлагать его мужу при гостях, но вышло в конечном счете очень удачно.

Мама и этот господин от чая вообще отказались, попросили кофе, а Андрюша с лимоном чай не пьет, не любит. Так что весь лимон достался Эдику, настоящее везение. Она прямо у него на глазах желтый фрукт пополам разрезала и половинку ему в чашку и выдавила. Как следует подавила, чтобы уж наверняка.

Эдик прямо весь передернулся, когда пил, но ничего, выпил. Только выругался, что косточку проглотил.

Потом, когда он вместе с гостем ушел в кабинет беседовать о делах, Наташа, как было сказано, вторую половинку лимона вместе с уже использованной аккуратно завернула обратно в мешочек и отдала его маме, которая уже собиралась домой. Наказала непременно выбросить в помойку, когда будет идти через двор.

Все, таким образом, было выполнено.

С тех пор Наташа напряженно ждала, когда же Эдик начнет меняться, то есть когда он станет таким же нежным и внимательным, как раньше, в пору его ухаживаний. Но никаких признаков подобных изменений она в нем пока не замечала.

Разве что обратила внимание, как муж стал сильно кривиться во время еды, хотя она из кожи вон лезла, чтобы его ублажить. Он ведь когда-то обожал грибы, грибной суп. Тут вокруг сплошные белые, вон прямо у дома растут. А ему все равно ничего не нравится, только морщится.

В постели Эдик к ней по-прежнему не приставал, к этому она уж давно привыкла, но сейчас-то все должно было быть по-другому!..

А на поверку оказывалось только хуже. Вчера она сама хотела его поцеловать, так муж сказал, что у него насморк, что ему дышать тяжело, и отвернулся к стенке. А никакого насморка у него нет, врет он все.

28
{"b":"175493","o":1}