ЛитМир - Электронная Библиотека

— Проклятье, — пробормотал Уилл, мотая головой. Затем он сфокусировался на Мартине Динст. — Послушай, Мартина, ты ведь помнишь Майка Лейбо, правда?

Глаза ее тут же покрыла грустная поволока.

— Конечно, помню, Уилл. Кто мог его забыть? Какой же он был славный парень! Тот день, когда об этом объявили в школе, когда он погиб… тот момент навеки врезался в мою память. Майк по-прежнему остается моим единственным умершим другом. Возможно, мне в этом смысле повезло.

Уиллу никак было не совладать с дыханием. Глаза горели, как будто он собирался заплакать, но никаких слез не текло.

— Ага. Возможно, и повезло, — прохрипел он. В глазах у Мартины вновь появилось участливое выражение, но Уилл почему-то больше не мог выносить ни секунды разговора с ней. Нет, только не теперь.

— А знаешь, что? Я бы с радостью опять с тобой встретился. Я однажды бывал в Европе, еще когда учился в университете, и всегда хотел снова туда отправиться. Очень хотелось бы побольше с тобой пообщаться, но сейчас я правда не очень хорошо себя чувствую. Ты останешься на другие события, которые состоятся в этот уикенд?

Мартина, хмурясь, кивнула.

— Я буду здесь весь уикенд. А ты просто хорошенько отдохни и приди в себя, ладно? Ты можешь вести машину? Быть может, кому-то следовало бы отвезти тебя домой.

— Я живу в Сомервиле.

— Тогда, быть может, в отель? — предложила Мартина.

Уилл сделал еще один глубокий вдох и помотал головой, стараясь не проявлять пренебрежения к ее доброте.

— Все будет в полном порядке.

Они попрощались, и Уилл повернулся, собираясь отправиться назад к своему столику. Однако стоило ему это сделать, как он тут же заприметил Стейси. Взмахнув волосами, она выдала финальные аккорды одной из песен «Иглз», выпущенной в эфир еще раньше, чем все они родились.

— Спасибо, — сказала Стейси, когда зал взорвался аплодисментами. На лице у нее снова сияла все та же понимающая улыбка. — Так классно снова всех вас увидеть. Сейчас я сделаю перерыв, а потом сыграю еще один ряд вещей для сегодняшнего вечера. Знаете, ребята, настоящее удовольствие для вас играть. Спасибо, что пригласили.

В свете огней, что освещали эстраду и микрофонную стойку, россыпь веснушек у Стейси на переносице странным образом казалась темнее. Когда она пристроила гитару к табурету и сошла с эстрады, ее лицо выражало неподдельное удовольствие.

Уилл помедлил на своем пути назад к столику. Теперь он ждал, пока Стейси к нему подойдет. Когда она одолела половину разделявшего их расстояния, улыбка исчезла с ее лица, а в тазах появилась откровенная тревога.

— Привет. С тобой все хорошо?

— Нет, — признался Уилл, надеясь, что она прочтет сожаление в его тоне. — Мне правда нехорошо. Пожалуй, я поеду домой. Ты будешь завтра на матче?

Какое-то время Стейси стояла в задумчивости, пожевывая нижнюю губу.

— Да, — хорошенько подумав, сказала она. — Я там буду. А ты приходи в себя, хорошо?

— Скорее всего, я просто перетрудился, — солгал Уилл.

Стейси кивнула, подаваясь вперед и слегка чмокая его в щеку, а затем отвернулась.

— Завтра увидимся, — бросила она через плечо. А в следующее мгновение Стейси уже направлялась в другой конец зала, вежливо откликаясь на комплименты по мере того, как она протискивалась сквозь толпу.

Уилл выбросил ее из головы вместе со всем, что случилось тем вечером. Таков был единственный способ, посредством которого он мог ставить одну ногу впереди другой, единственный способ, посредством которого он мог хоть как-то продолжать действовать. Сейчас Уиллу следовало целенаправленно избегать мыслей об определенных вещах. И все же он знал, что вечно выбрасывать эти мысли из головы он не сможет.

Уилл направился к тому столику, где сидели его друзья, аккуратно огибая стулья, слишком далеко отодвинутые от их мест, стараясь не смахивать на пол пиджаков, что висели на спинках. Несколько человек с ним поздоровалось. Уилл сумел улыбнуться, даже пожать пару-другую рук и пообещать, что непременно повидается со всеми этими людьми завтра утром на футбольном матче.

Эшли первой его заприметила, хотя и погрузилась с головой в разговор с Эльфи и Лолли. Стоило ее взгляду упасть на Уилла, как улыбка мгновенно испарилась с ее лица. Несмотря на то, что мысли Уилла больше походили на коктейль из болотной жижи, он не смог удержаться от смеха.

— Должно быть, я и впрямь хреново выгляжу, судя по выражению твоего лица.

Услышав эти его слова, все остальные за столиком повернулись на него посмотреть. От Уилла не ускользнул холодный блеск в глазах Дэнни. Ему больно было видеть этот блеск, больно было сознавать, что в этот самый момент лучший друг считает его полным засранцем.

— И впрямь, братишка, — честно сказал Эрик. — Хреновей не бывает. Что случилось?

— Наверное, я что-то такое съел, — промямлил Уилл. Его взгляд перескакивал с одного лица на другое, помедлив ненадолго на Эшли, прежде чем наконец сосредоточиться на Дэнни. — Поеду домой. Прикидываю, мне теперь нужно немного отдохнуть, чтобы не пропустить весь уикенд.

— Отличная мысль, — тоненьким голоском пропищала Эльфи. — Тебе понадобится вся твоя энергия, чтобы как следует понаблюдать за теми девушками из группы поддержки на завтрашнем матче.

На ответную ухмылку у Уилла уже просто не было сил, но Эрик изобразил ее за него.

— На самом деле мы восхищаемся их атлетизмом, — сказал он. — И синхронностью движений. Это же целая наука.

Эшли ткнула мужа кулачком в плечо и обожгла укоризненным взором. А затем снова повернулась взглянуть на Уилла.

— Осторожнее за рулем, — сказала она, разыгрывая старшую сестру. — А завтра мы прибережем для тебя местечко.

— Я обязательно приеду, — пообещал Уилл.

Затем он безо всяких дальнейших колебаний направился к двери. Дальше ему предстояло спуститься по лестнице, выбраться из ирландской таверны «У Лайама», залезть в машину и укатить прочь от невозможного.

* * *

Оказавшись на Массачусетской магистрали, Уилл включил погромче радио и наполовину опустил передние стекла, позволяя прохладному воздуху со свистом врываться внутрь, надеясь, что он прочистит ему мозги. Болезненное ощущение в животе, сочетавшееся с безумным удивлением, теперь сменилось мрачным гневом, что, точно желчь клокотал у него в глотке.

«Чертовы раздолбаи», — возмущенно думал Уилл.

Наверняка это была шутка. Самый возмутительный розыгрыш, о каком Уилл когда-либо слышал. И ведь какой хитроумный! От Дэнни Пламера он никогда подобного коварства не ожидал. А кроме того, в голове у Уилла плавали какие-то образы, отрывки воспоминаний, которых он решительно не понимал. Еще он ощущал фрагменты эмоций, которые ускользали от его разума, как только он пытался их осознать и осмыслить. Впрочем, все это могло объясняться силой утверждения Дэнни вкупе с абсолютно подлинным изнеможением. Да, Уилл устал гораздо больше, чем ему казалось. Это, по крайней мере, было истинной правдой.

Флаг средней школы Истборо приспущен. Родители купили Уиллу черный костюм, и его отец полирует сыну ботинки. Если Уилл позволит своим глазам закрыться, он совершенно точно увидит щетку, скользящую по черной коже.

Но он не закроет глаз. Именно так безмозглые идиоты разбивают свои машины. Засыпая за рулем.

Крест у дороги, мемориал, торопливо воздвигнутый не из дерева и стали, а из цветов, карточек, фотографий и свеч, мерцающих свеч. На улице Уилл находит кое-что, не замеченное полицией, — обломок зуба, выбитого изо рта Майка, когда тот долбаный сукин сын, грязный убийца, сбежавший с места происшествия…

— Нет! — воскликнул Уилл, вскидывая голову и резко выворачивая руль влево, чтобы выправить курс. Он уже начал засыпать, смещаться на соседнюю полосу.

Помотав головой, Уилл еще громче включил радио. Затем, скрипя зубами, еще сильней выжал педаль газа. Стрелка спидометра запрыгала между семьюдесятью и семьюдесятью пятью милями в час. Он непременно должен был добраться домой. Там находились вещи, в которые Уиллу отчаянно требовалось заглянуть, вещи, к которым ему обязательно следовало прикоснуться, повертеть их в руках. Уилл знал, что как только он это сделает, он сможет изгнать все это безумие из своей головы.

11
{"b":"175494","o":1}