ЛитМир - Электронная Библиотека

— Стейси, — позвал Уилл.

Она остановилась и оглянулась. Уилл указал подбородком вверх, в тот участок трибуны, где только теперь заприметившие их Дэнни и Эшли так бешено махали руками, как будто пытались подманить к себе авиалайнер.

— Вон туда. К тем ненормальным, у которых, похоже, коллективный припадок. Может, нам побежать?

Стейси рассмеялась. В уголках ее мягких карих глаз появились едва заметные морщинки.

— Лично я не побегу. А если они не прекратят, нам, пожалуй, придется по-тихому ускользнуть прочь.

— Тогда они просто подумают, что мы пошли потискаться под трибунами.

Брови Стейси опять изогнулись.

— И, может статься, будут правы.

Уилл открыл было рот для ответа, но Стейси уже пустилась вверх по трибуне, спеша присоединиться к теплой компании. Впрочем, он все равно не знал, что ему сказать. Уилла просто поразило, с какой легкостью Стейси способна вот так его ошарашивать. И ему это понравилось.

Но стоило только Уиллу, осторожно держа в руках поднос с начос, устремиться следом за Стейси, как чей-то палец постучал его по плечу.

— Привет. Вас зовут Уилл Джеймс?

Недоуменно сдвинув брови, Уилл обернулся и обнаружил перед собой высокого, жилистого, рыжеволосого подростка, который с решительно неловким видом там стоял. Этого хмурого парнишку Уилл почти мгновенно узнал.

— Погоди секунду, — сказал Уилл, указывая на него пальцем. — Ты… я вчера тебя встретил. Ты…

Парнишка кивнул.

— Угу. Я живу в вашем бывшем доме. Меня зовут Кайл. Кайл Броуди.

«Какого черта этот пацан здесь делает? — подумал Уилл. — И откуда…»

— Откуда ты узнал, как меня зовут?

Парнишка вздохнул и огляделся с таким видом, как будто боялся, что его засекут разговаривающим с Уиллом.

— Все это… черт, все это так глупо. Не могу поверить, что я сюда заявился. Послушайте, это какой-то бред, но у меня есть для вас записка.

— Что? — спросил Уилл, тупо таращась на парнишку. — О чем ты говоришь?

Но еще раньше, чем он спросил, Кайл Броуди уже протягивал ему пожелтевший клочок бумаги. На этом клочке зловеще знакомым почерком были нацарапаны два слова.

«Не забывай».

Глава пятая

Неистовые выкрики подобно грому прокатывались по трибунам. В самом средоточии этой какофонии кто-то так громко и протяжно выкрикнул популярное нецензурное выражение, что последнее слово прозвучало почти как призыв о помощи: «Ма-а-а-а-ать!».

Уилл нервно вздрогнул. В горле у него пересохло. Его взгляд метался с пожелтевшего клочка бумаги на невозмутимое выражение бледного лица Кайла Броуди. Ни к селу ни к городу Уилл задумался о том, не выделили ли Кайлу его родители ту же самую спальню, в которой вырос Уилл. Затем он снова неотрывно воззрился на знакомый почерк. «Не забывай». Что это должно было значить?

— О чем не забывай — спросил Уилл, едва сознавая о том, что слишком уж повышает голос.

— Откуда мне знать? — раздраженно отозвался Кайл. Затем он пожал плечами и отступил на шаг. — Послушайте, я просто передал вам записку. Правда, я сам не понимаю, зачем я это сделал, но все-таки передал. А теперь мне пора.

Парнишка развернулся и стал спускаться по проходу, явно намереваясь покинуть трибуны. Несколько мгновений Уилл мог лишь качать головой и тупо глазеть ему вслед. А затем он резко развернулся и посмотрел наверх. Стейси была уже на полпути туда, где Эшли и компания теперь встали со своих мест, с любопытством за ним наблюдая. Все остальные зрители увлеченно следили за игрой. Какой-то момент Уилл внимательно изучал лица своих друзей, такие знакомые и приветливые, чувствуя свою к ним привязанность. На скамье перед Эшли и Эриком было оставлено как раз достаточно места, чтобы они со Стейси смогли там устроиться, и Уилла невольно туда потянуло. Однако в то же самое время все окружающее казалось ему туманным, как будто во сне. Весь мир словно бы затянула пелена невнятицы, а в воздухе ощущался легкий намек на угрозу.

Пальцы Уилла словно бы сами собой мусолили пожелтевшую бумажку. Записка была сложена вдвое. Плотная, грубая на ощупь, она морщилась, пока Уилл ее разворачивал. В тот момент вокруг него попросту не было ничего реальней этой записки.

Уилл снова оторвал взгляд от пожелтевшей бумажки и стал всматриваться поверх голов движущихся по трибуне людей, которые пытаясь найти свой ряд. Прошло несколько секунд. Наконец он увидел впереди ярко-оранжевую голову Кайла. Парнишка, похоже, был уже на полпути вниз по лестнице, что вела с трибуны. И тут, даже толком не осознавая собственных намерений, Уилл пустился в погоню, ловко огибая попадавшихся ему по дороге людей.

Он догнал парнишку в самом низу трибуны.

— Кайл!

Рыжеволосый пацан так резко развернулся, как будто его дернули за шиворот, бросил всего один взгляд на Уилла и закатил глаза. К тому времени Уилл был уже совсем рядом, перекрывая Кайлу вид на трибуны. Здесь, в гуще фанатов «Пум», он старался сделать их разговор хотя бы отчасти приватным.

Вытянув руку, Уилл сунул записку парнишке чуть ли не под нос, точно священник — облатку.

— Рассказывай.

Пацан нахмурился, неловко переступая с ноги на ногу.

— О чем мне вам рассказывать?

Прилив гнева и разочарования буквально омыл Уилла. Как он ни пытался выбросить это из памяти, вчера вечером шестеренки у него в голове все-таки давали сбои. Утром, проснувшись, Уилл испытал капитальное расстройство в связи с теми подлыми фокусами, которые устраивала ему собственная память. Однако записка у него в руке, грубая и шершавая, вовсе не являлась продуктом его воображения. Она была реально ощутима.

Уилл покачал головой, а затем, впервые с той самой секунды, когда парнишка передал ему записку, заглянул Кайлу в глаза, как следует на него посмотрел.

— Послушай, пацан… извини, Кайл. Последнюю пару суток со мной происходила уйма всякой странной всячины. — Уилл потряс бумажкой. — Эта записка — всего лишь самая последняя странность из этой уймы. Для меня почти все это — полная бессмыслица. Ты здесь. Ты пришел сюда издалека, чтобы вручить мне эту…

Кайл хмуро наморщил лоб.

— Между прочим, я хожу в среднюю школу Истборо. А сегодня праздник встречи выпускников.

— Да. — Уилл кивнул. — Да, ясное дело. Но послушай — ты захватил эту записку с собой. И тебе ни капельки не любопытно, что за дьявольщину она означает?

Парнишка хмуро наклонил голову набок и опустил глаза. Затем слегка пожал плечами.

— Кажется, да.

— Кажется?

Кайл огляделся по сторонам, словно боясь того, что за ним подсматривают. Затем он кивнул.

— Ну да, вы правы. Мне любопытно. Здесь вы в самую точку попали. Так расскажите мне. В чем тут соль?

Теперь уже сознавая о том, как бешено колотится его сердце, Уилл кивнул в сторону трибуны. Несколькими рядами выше в самом конце скамьи было свободное место. С очевидной неохотой Кайл поднялся по лестнице и сел, слегка отодвигаясь от края, чтобы Уилл тоже смог там устроиться.

— Откуда взялась записка? — спросил Уилл.

Кайл вроде бы наблюдал за игрой. Глаза его фокусировались на поле и в то же самое время смотрели куда-то вдаль.

— Странно, — сказал парнишка и покачал головой, не отвлекаясь впрочем от событий на футбольном поле. — Это действительно был ваш дом? Вы там жили?

— Да. Пока я не поступил в университет. — Уилл хотел было подстегнуть пацана, но тут же понял, что ему придется позволить этому парнишке рассказывать обо всем в своей манере — иначе он вообще ни о чем не станет рассказывать. Народ вокруг вовсю орал и аплодировал. В воздухе летал попкорн, а чуть дальше в том же ряду, где они сидели, Уилл заприметил ровесника Кайла, который выливал бутылку «Джека Дэниелса» в полупустую двухлитровую бутылку кока-колы, пока приятели пацана с нетерпением за ним наблюдали.

— А какая комната была вашей? — спросил Кайл.

— Та, что в самом конце коридора с окнами на улицу. Та, перед которой как раз был ясень… а, неважно. — Ясеня там уже не было.

18
{"b":"175494","o":1}