ЛитМир - Электронная Библиотека

Уилл затаил дыхание. Высокого роста, довольно хорошенькая, с короткими черными волосами, которые очень симпатично обрамляли ее лицо, Дори тем не менее всегда оставалась для Уилла всего лишь язвительной и зловредной сестренкой Брайана. В последние месяцы он стал испытывать к ней настоящую неприязнь, ибо чем ближе они с Брайаном становились, тем сволочнее Дори вела себя по отношению к Уиллу. Ему даже казалось, что такую злобность могут испытывать друг к друг только родные братья и сестры. Теперь, впрочем, Уилл наконец понял, что такого нашел в ней Ник. По сути, он увидел вполне достаточно, чтобы заставить Ника вечно ему завидовать.

— Господи, Дори, — выдохнул Брайан.

Однако выражение на лице Дори мигом стерло все удовольствие, полученное Уиллом от зрелища ее обнаженного тела. Дори оскалила зубы, и все ее смущение вышло наружу, как яд.

— Вы что здесь забыли?

Тут за диваном последовало какое-то копошение, и вскоре туда, потирая лицо, на котором тем не менее играла ухмылка, уселся Ян Фостер. Привлекательный, вечно невозмутимый Ян играл на басу в группе под названием «Деус экс Машина», которая вскоре должна была выступить на школьной вечеринке в честь наступления весны. Его сестра училась в одном классе с Дори, но сам Ян уже заканчивал школу.

— Сукин сын, — прошептал Брайан.

— Вот блин, головой о журнальный столик треснулся, — пожаловался Ян. — Ясное дело, когда так вскакиваешь… блин, я подумал, это ваши родители.

— Я тоже, — прошипела Дори, по-прежнему кутаясь в рубашку и гневно взирая на двух друзей.

— Шнелль, — бросил Ян Брайану в порядке приветствия. — А ты вроде как Уилл, да? Фамилии только не припомню.

— Джеймс. Уилл Джеймс.

Ленивая ухмылка расползлась по лицу Яна. Затем он, продолжая сидеть с голым торсом, указал на скрытую диваном нижнюю половину своего тела.

— Надеюсь, вы меня поймете, если я не стану вставать, чтобы пожать вам руки.

— Ну, Брайан! — рявкнула Дори. — Пошел отсюда на хрен!

Ее брат одарил долгим взглядом Яна, а затем опять повернулся к Дори.

— Ладно, после поговорим.

Дори угрюмо сдвинула брови.

— Поговорим.

Что-то недовольно проворчав, Брайан развернулся и направился вверх по лестнице. Оставшись позади, Уилл ощутил мгновенную неловкость и поспешил догнать Брайана, пусть даже ему меньше всего этого хотелось. Брайану теперь как пить дать весь вечер предстояло пребывать в дурном настроении. И Уилл не мог его в этом обвинить.

На обеих стенах по бокам от лестницы висели обрамленные фотографии — причем не только Брайана, Дори и их родителей, но также дядюшек, тетушек, дедушек, бабушек и даже, судя по древности фотографий, прадедушек и прабабушек. Уилл взглянул на фотографию, которую он уже сто раз видел. Там изображались мистер и миссис Шнелль, Брайан и Дори, сидящие перед камином в гостиной. Дори на фотографии было лет семь, и в голове у Уилла возникло странное несоответствие. События, случившиеся считанные секунды тому назад, воспрепятствовали его естественному отклику на эту фотографию. «Как могла эта милая девочка вырасти в такую гнусную тварь?»

Уилл тяжко вздохнул и подумал: «Вот блин. Мне следовало просто уйти домой».

— Уилл.

Брайан стоял уже на самом верху лестницы. Лицо его было мрачным.

— Ты идешь? — хмуро сдвинув брови, спросил он.

Уилл кивнул и быстро одолел оставшуюся часть лестницы, перепрыгивая сразу через две ступеньки. Чем дальше он сможет убраться от Дори и Яна, тем ему будет лучше. Хотя теперь, когда Уилл задним числом об этом задумывался, тело Дори казалось ему просто роскошным в своем изяществе. Образ ее голых грудей по-прежнему тревожил его, и Уилл никак не мог избавиться от мыслей о темных, торчащих шишечках ее сосков.

«А ну немедленно прекрати!» — мысленно приказал себе Уилл и замотал головой, стараясь в буквальном смысле вытряхнуть оттуда заманчивый образ. Не имело значения, какой привлекательной она была в голом виде. Дори была сущей змеей, и Уилл не желал так о ней думать. Не желал вне зависимости от того, как позавидует ему Ник, если Уилл расскажет своему другу о том, что видел обнаженную Дори.

Переведя дух, Уилл наконец выбросил все эти мысли из головы. Брайан уже успел зайти в свою спальню, и теперь Ник, последовав за ним по коридору, без особой нужды постучал в дверь, прежде чем войти. Брайан присел на край стола и открыл окно, так глубоко вдыхая холодный весенний воздух, как будто он старался не вытошниться.

Уилл молча сел в ногах брайановской постели.

Довольно долгое время спустя Брайан на него посмотрел. На его лице вели нешуточную войну гнев, смущение, печаль и расстройство. Но стоило только Брайану встретиться взглядом с Уиллом, как все эти эмоции словно бы испарились в кратком взрыве смеха. Затем Брайан недоверчиво покачал головой, а по его лицу расползлась широкая и предельно озадаченная ухмылка.

— Вот блин, — прошептал он. — Это не моя жизнь. Я просто не могу поверить в то, что сейчас случилось. — Затем совершенно внезапно ухмылка исчезла с лица Брайана, и он гневно взглянул на Уилла. — Ты никому ничего не расскажешь.

Это никоим образом не был вопрос, и все же Уиллу почему-то показалось, что ему следует откликнуться.

— Ясное дело, приятель. Честно.

Хотя ни один из них до конца не верил в то, что Уиллу удастся сохранить события сегодняшнего вечера в полной тайне, Брайана, казалось, этот отклик вполне удовлетворил. Он опять покачал головой и уставился в окно, вдыхая холодный воздух.

— Брай, послушай… — начал было Уилл.

Словно ужаленный, Брайан спрыгнул с краешка стола и подскочил к платяному шкафу. В его голубых глазах буквально бушевало мрачное намерение, а волосы после прогулки так и остались жутко растрепаны ветром. Распахнув дверцу платяного шкафа, Брайан принялся рыться в стопке рубашек на верхней полке.

— Ну что, мы всех их как следует разобрали? Фулканелли. Долбаного Распутина. Всех сожженных ведьм во всех книгах, какие нам только удалось отыскать, — прорычал Брайан. Стрельнув взглядом в Уилла, он пробежал рукой по волосам, едва замечая то, что они дико растрепаны. Тонкая улыбка растянула его рот в неприятной гримасе. — Должен извиниться, приятель, но я уже начал думать, что все это и впрямь одна чепуха. Наше хобби сделалось скучным.

Засунув руку меж двух свитеров, Брайан принялся там копаться. Уилл четко засек тот момент, когда его приятель нашел то, что искал. С губ Брайана слетело едва слышное удовлетворенное хмыканье. Когда он выудил свою добычу из платяного шкафа, свитера беспорядочной грудой полетели на пол. Брайан не обратил на них ни малейшего внимания.

Уилл тоже. Его взгляд был сосредоточен на вещи, которую Брайан извлек из тайника. Это была толстая книга в истертом переплете красной кожи. Пожелтевшие, неровные края страниц ясно указывали на ее почтенный возраст. Брайан бросил тяжелый том Уиллу на колени, и Уилл крепко его ухватил. Позднее он не раз мысленно это отрицал, но в тот момент ему ясно показалось, как что-то вроде искры пробегает по его пальцам и дальше вверх по рукам. Затылок стало пощипывать, а на глазах выступили слезы.

Еще Уилл почувствовал, как его сердце ненадолго замирает.

На истертой обложке не было никакого названия, так что Уилл раскрыл книгу и принялся переворачивать страницы. Грубая бумага шуршала под его пальцами. На третьей странице Уилл наконец-то обнаружил имя автора и название книги: Жан-Марк Годе. «Темные дары: О природе магии и ее применении».

Несколько секунд, которые показались ему вечностью, Уилл тупо глазел на подзаголовок книги: «О природе магии и ее применении». Хотя том вряд ли состоял из чего-то, кроме кожи, бумаги и чернил, он казался сверхъестественно тяжел. Уилл словно бы держал в руках не книгу, а бетонную плиту.

В голове у Уилла зашумела статика, и все его мысли смешались. За последние шесть месяцев он видел десятки подобных книг. Но в этой было что-то особенное… Уилл поднял взгляд на Брайана.

— Рассказывай.

28
{"b":"175494","o":1}