ЛитМир - Электронная Библиотека

Лицо Брайана покраснело, а глаза полезли на лоб. Уилл замахнулся правым кулаком и от души двинул Брайана по носу. Кровь мгновенно хлынула из ноздрей, а Уилл принялся бить его снова и снова. С каждым ударом боль простреливала ему руку. Уилл знал, что он по-прежнему кричит, но если какие-то слова и выходили из его рта, даже он их не понимал.

Слезы выжигали ему глаза. Тэсс была изнасилована. И Эшли… Уилл плотно зажмурил глаза и снова ударил Брайана вслепую, чувствуя под кулаком мягкую, распухшую плоть. О переменах в Эшли он даже думать не мог.

Глаза Уилла резко распахнулись. Зверски скаля зубы, уже не в силах хоть как-то сдерживаться, он схватил Брайана за волосы и нагнулся, чтобы кричать ему прямо в лицо.

— Лейбо! Ты, блин, убил Майка Лейбо! Что он сделал? Что он тебе, блин, такого сделал?

Последнее слово оказалось придушено рукой, прихватившей Уилла сзади за шею. Затем Уилла оторвали от Брайана, и он, болтаясь в воздухе, принялся отчаянно сражаться, выбрасывая кулаки, ноги и локти — только бы добраться до подлого ублюдка, который нее полную ответственность за жестокое искажение реальности в течение нескольких последних дней.

— Уилл! Уилл, а ну прекрати! — прорычал ему в ухо Ник.

Значит, его держал именно Ник. Это Ник подскочил к нему сзади. Впрочем, он был там не один. Эрик тоже приложил руку, и они вдвоем так развернули Уилла, что он внезапно оказался лицом к лицу со всеми остальными. Лолли и Эльфи — обе они там были. Кейтлин, Дэнни и Кейша. И Эшли, чьи запавшие глаза были полны отчаяния, которое опять разбило ему сердце. Уилл знал, что часть этого отчаяния приходится на его совесть.

— Уилл, скажи, что ты делаешь? — спросила Эшли.

Распорядитель, которого Уилл видел по пути в главный зал, теперь опять появился в поле его зрения. Вид у мужчины был предельно самодовольный. Ноздри его раздувались, пока он объявлял о том, что полиция уже едет. Кейтлин захныкала, но на Уилла даже не посмотрела. Вместо этого она опустилась на колени рядом с Брайаном. Вместе с ней на танцпол опустилось еще несколько человек; один из них громко объявил о том, что Брайан лишился чувств.

— Ты не знаешь, — прошептал Уилл, пристально глядя Эшли прямо в глаза, едва выговаривая слова от сердечной муки. — Ты просто не знаешь, что он наделал.

— Ты выпал, Уилл, — прорычал Ник. — Тебя в голову долбануло.

— Уилл, поговори со мной, — ровным голосом сказал Эрик. Он казался самым спокойным из всех. — Пожалуйста, приятель, поговори. Ты что-то такое принял?

Все это время Дэнни, качая головой, грустно на него взирал. Но тут он вдруг сжал руку своей жены и выступил вперед. Затем Дэнни похлопал Ника по руке, и, повинуясь его жесту, сперва Ник, а затем Эрик отпустили Уилла.

— Ты не понимаешь, — прошептал Уилл, глядя Дэнни прямо в глаза.

Голубые глаза Дэнни были ясны и простодушны. Теперь в них читалось лишь сострадание.

— Я понимаю, Уилл. Понимаю. Прости, что я вчера вечером тебя обосрал.

На несколько секунд Уилла охватила надежда. Быть может, он был не единственным, кто это чувствовал, кто ощущал перемену воспоминаний, тасовку колоды? Но затем Дэнни приложил свой лоб ко лбу Уилла, и в выражении его лица появилось что-то странное, некая опустошенность, безнадежность, которой Уилл еще никогда там не подмечал.

— Тебе нужна помощь, братишка. Вчера вечером я этого просто не понял. Не просек. Тебе надо ухватиться за реальность. Что-то такое творится у тебя в голове. Ты весь уикенд был какой-то чудной. Пойми, Уилл, мы все очень за тебя боялись.

Когда Уилл почувствовал, как его берут за руки, придерживают за спину, сердце его упало. Все они были за него. Он только что испоганил весь праздник, выпотрошил из этих людей все приятные мысли о нем, и все же его друзья так и остались за него. Но они просто ничего не понимали.

Дэнни подался назад и внимательно на него посмотрел.

— Прямо сейчас, братишка, у тебя что-то не то в голове. Мы должны добраться до подноготной. — Он взглянул на Кейшу. — Извини, малышка. Эрик и Эшли отвезут тебя домой.

Кейша была женщина добрая, понятливая.

— Все будет хорошо. У нас полный порядок. А ты уходи с ним.

Большая часть толпы теперь спешно возвращалась к своим делам. Музыка все еще играла. Преломленные лучи от люстры разбрасывали по залу какие-то неземные осколки света. Брайан Шнелль испустил стон и очнулся. Уилл тут же устремился к нему.

Дэнни приложил ладонь к груди Уилла, резко его останавливая. Взгляд его был тверд и неумолим.

— Даже не думай. Мы уходим. Прямо сейчас. Пока полиция сюда не заявилась.

Уилл провел ладонью по рту, ощущая на губах медный привкус крови Брайана, чувствуя глубокую и острую боль в костяшках. Каким же он был идиотом, когда подумал, будто то, что должно быть сделано, может быть сделано здесь. Брайана следовало любой ценой остановить, удержать его от причинения вреда кому-то еще, но Уилл никоим образом не мог выполнить этой задачи, когда рядом с ним в качестве няньки находился Дэнни Пламер.

Уилл содрогнулся и несколько раз быстро перевел дыхание, прежде чем встретиться с твердым взглядом Дэнни.

— Я ухожу. Ты остаешься. — Как только Дэнни собрался заспорить, Уилл поднял руку. — Нет, заткнись. Послушай меня. Сегодня вечером я уже достаточно здесь нагадил. Я не собираюсь забирать тебя у твоей жены. Я сам сюда приехал, и я сам смогу вернуться домой. Я вовсе не под кайфом. Я ничего такого не принимал. Если хочешь со мной поговорить, позвони мне завтра утром или просто приезжай.

Уилл указал на Брайана, увидел, как Кейтлин помогает ему сесть, и почувствовал, что больше не может на них смотреть. В горле у него появился вкус желчи, живот стал сжиматься, и Уилл усилием воли заставил себя сохранять спокойствие, снова сосредоточиваясь на Дэнни.

— Этот парень… если бы ты знал, что он наделал… и я совсем не про Кейтлин… если бы ты только знал… — Уилл покачал головой. — Просто позвони мне завтра. Если этот долбаный Шнелль пожелает выдвинуть обвинение, вы все знаете, где я живу. Скажите полиции, что она меня там найдет.

Только позднее Уилл понял, что одно лишь колоссальное изумление заставило их его отпустить. Многие откровенно разинули рты, и никто не знал, что сказать, когда Уилл развернулся и зашагал по танцполу. Все перед ним расступались. Он увидел Мартину — на лице у нее выражалось откровенное сочувствие. Однако большинство бывших одноклассников Уилла выглядели слегка смущенными, как будто одно то, что они его знали, заставляло их в этот момент испытывать стыд.

Распорядитель преградил ему путь.

— Вы не можете уйти. Полиция уже едет. Вы не можете так просто…

Уставившись на мужчину, Уилл испустил недоверчивый смешок.

— Вы шутите, да? Шутите? Кажется, я несколько тарелок расколотил? Пришлите мне счет. А что до избиения, то избили не вас. — Тут его губы скривила непрошенная усмешка. — Хотя, если вам нужна настоящая причина для моего ареста, то я, понятное дело, буду очень рад…

Распорядитель мгновенно убрался с дороги.

— Безумный ублюдок, — пробурчал он, но не сделал ничего, чтобы помешать Уиллу уйти.

Все это было так на него непохоже, но Уилл знал, что это ложная посылка. Сам фундамент того, кем он был прежде, уже изменился. Менялись его жизнь и его прошлое. Вполне резонно было предположить, что сам он мог также меняться.

Уже выходя из банкетного зала, Уилл бросил взгляд в сторону стойки бара — туда, где он раньше видел Стейси. Теперь ее, однако, там не было. Если не считать самого Уилла, Стейси была единственной персоной во всем огромном помещении, которая двигалась. Она шла через зал прямиком к Уиллу, явно спеша добраться до него, прежде чем он успеет уйти.

Уилл вздрогнул, отвернулся от Стейси и помедлил. Затем с трудом сглотнул, стараясь не представлять себе того, что могло с ней случиться, что уже случилось с Эшли и остальными.

— У тебя все хорошо? — спросила она.

Уилл повернулся. Невесть как Стейси успела за считанные секунды одолеть разделявшее их расстояние, и теперь она внимательно смотрела на Уилла. На ее лице одновременно читались и грусть, и озадаченность.

32
{"b":"175494","o":1}