ЛитМир - Электронная Библиотека

В груди у Уилла заныло, а воздух шумно вышел из его легких, когда он невольно осел на холодную землю.

— Господи, нет, — прошептал Уилл.

В день окончания средней школы Бонни Винтер поцеловала Уилла и передала ему записку. В этой записке уникальным, почти неразборчивым почерком Бонни было накарябано: «Уилл, теперь, когда мы закончили школу, я могу наконец признаться, что четыре года была в тебя влюблена. Ты красавчик. Я так рада знать, что ты есть. Удачи!»

Однако мертвая рука не могла написать этих строк. Мертвые губы не могли его поцеловать, а распущенные рыжие волосы не могли поблескивать под солнцем в тот день.

Уставившись на разбитое лицо Брайана, Уилл так и не понял, смог ли он поверить сочувствию, которое там выражалось. «Бонни, — думал он. — О Боже». Воспоминание о ее трупе заставляло его желудок судорожно сжиматься, пока Уилл силился изгнать этот образ из головы.

— Ты по-прежнему думаешь, что это я? — спросил Брайан.

Уилл тупо на него воззрился.

— Я знаю, что это не я. Если это не ты, я просто понятия не имею, откуда начать. Теперь ты понимаешь, почему я не могу тебе доверять?

Брайан кивнул.

— Но разве в таком случае не интересно, что я тебе доверяю? О чем это говорит?

Опять сузив глаза, Уилл сумел наконец подняться на ноги, гневно глядя на Брайана.

— Мы оба замарали руки магией, Брайан. Она нас заразила. Мы пообещали друг другу держаться от нее подальше. Разница в том, что я сдержал обещание.

Брайан помрачнел.

— Благодаря магии! Ты сдержал обещание, использовав заговор, при помощи которого смог скрыться от правды. И ты говоришь мне, что это нечто более благородное, чем попытка самому с этим справиться, как поступил я?

На сей раз уже Уилл не смог встретиться взглядом с Брайаном.

— Может, и нет. Полагаю, все зависит от того, как именно тебе с тех пор удавалось с этим справляться. Быть может, магия слишком сильно тебе нравилась. — Он поднял глаза. — А потому, если я не готов поверить в то, что единственный очевидный подозреваемый в этих проклятых магических убийствах и изнасилованиях с использованием путешествий во времени полностью невиновен и охрененно великодушен, может статься, тебе следует сделать мне небольшую поблажку.

Брайан опять улыбнулся, и Уиллу эта улыбка совсем не понравилась.

— Туше! Твоя взяла.

Уилл скривился.

— С каких это пор ты стал так болтать? На этом долбаном жаргоне музыкальной индустрии? «Туше» только в кино говорят.

— А в полицейских сериалах? Не говорят?

Уилл раздраженно закатил глаза.

— Итак, что дальше? — спросил Брайан, вставая на ноги. Луна вновь высветила его избитое лицо.

— Дальше? — отозвался Уилл. Пристроившись меж двух кустов, он впился взглядом в окно спальни Эшли. — Дальше? Ты спрашиваешь меня что будет дальше? Для начала мы сохраним жизнь Майку Лейбо.

Эшли прекрасно понимала, что за звуки она слышала… Голоса. Крик. Какую-то суматоху — возможно, драку. Будь она одна в доме или не будь она привычна к тому, что мальчики постоянно показывались у нее на заднем дворе, Эшли бы встревожилась, даже испугалась. Но вместо этого она лишь испытывала любопытство и подозрение на тот счет, что там затевается какая-то проказа. Эрик, ее приятель, был слишком серьезен и немногословен, чтобы устраивать ей какие-то розыгрыши.

А вот Уилл — совсем другое дело. Дурачество на заднем дворе было как раз в его стиле, особенно если он болтался там вместе с Дэнни, Майком Лейбо или Ником Акостой. Ник сделал бы что угодно, лишь бы заприметить Эшли в майке на лямках и в трусиках, которые она всегда надевала, ложась в постель. Уилл, с другой стороны, тысячу раз видел ее в подобном наряде и никогда, казалось, даже внимания не обращал.

Конечно, если парни выпили несколько бутылок пива, Нику не составило труда уговорить Уилла возглавить их тайный поход на дерево под окном спальни Эшли. Хотя она не была такой броской девочкой, как Кейтлин, или такой кокеткой, как Эльфи и Лолли, Эшли не то чтобы не услаждала мысль о том, что мальчики могут захотеть разок на нее взглянуть.

Только она им этого не позволит.

Прежде чем снова включить свет в спальне, Эшли натянула на себя брюки от тренировочного костюма. И теперь она лежала на кровати, читая «Дюну», однако ее разум был не вполне сосредоточен на песчаных червях Арракиса. Тогда как глаза Эшли внимательно отслеживали слова на странице, ее уши по-прежнему были настроены на звуки за окном. Ветерок шуршал листвой, и, хотя старый дом, который давно уже отметил свой столетний юбилей, порой издавал разные стоны и скрипы, девочке не трудно было отличить их от тех звуков, которые могли доноситься снаружи. Тем не менее Эшли чувствовала уверенность в том, что следом за первой волной шорохов и голосов она расслышала вторую, более тихую, пришедшую с более далекого расстояния.

Легкая самодовольная улыбка растянула уголки ее рта, и Эшли подняла руку, смахивая с лица непокорный локон каштановых волос. Вот почему, когда девочка читала, она завязывала волосы в конский хвостик.

«Мальчики и пиво, — подумала Эшли, — это всегда веселое сочетание».

Взглянув на окно, Эшли поглубже осела в постели и пристроила книгу себе на грудь. Хотя еще стояла ранняя осень, ее родители уже обогревали дом, и было приятно ощущать, как в окно залетает прохладный ветерок. Пока Эшли читала про межгалактическую политику, песок и пряности, слова начали расплываться на странице, и веки девочки затрепетали. Подбородок сонно кивнул, после чего Эшли несколько раз моргнула и попыталась снова сосредоточиться на странице. Однако, дюжину раз прочтя один и тот же абзац, она вынуждена была сдаться, заложить книгу закладкой и убрать ее на тумбочку.

— Эшли?

Голос был точно шепот ветра. Когда он в первый раз прозвучал, Эшли не была уверена, действительно ли она его услышала. Возможно, подумала девочка, это было просто шуршание листьев за окном.

Но затем ее еще раз, так же тихонько, позвали по имени, и Эшли задрожала, а губы ее недовольно скривились. Все недавнее веселье развеялось. Там должен был быть или Уилл, или Эрик. Или, быть может, кто-то еще из парней. Однако, во-первых, этот шепот был Эшли совершенно незнаком, а во-вторых, содержал в себе нечто темное и вкрадчивое. В голосах Уилла и Эрика никогда не звучало такой настойчивости — и в то же самое время такой великой опаски.

С немалой тревогой Эшли включила лампу на тумбочке. Луна, пусть еще и не полная, все же была достаточно яркой, чтобы в ее свете деревья и кусты казались зловещими силуэтами. Ничто не двигалось во тьме, и сердце Эшли отрывисто забарабанило, пока ее охватывал странный трепет. Что-то здесь было не так. Хотя Эшли никогда не делилась этим с друзьями, у нее всегда было чутье насчет чего-то подобного.

И все же…

На самом краю земельного участка Уилеров была полоска деревьев, которая тянулась позади всех домов по эту сторону улицы. Пока Эшли внимательно оглядывала двор, из той полоски донесся хруст ветки и шелест подлеска. «Какой-то зверек», — с уверенностью подумала девочка. Однако стоило ей только вглядеться в полоску деревьев, как Эшли мигом подметила там тень темнее всего окружающего — силуэт, который не был ни деревом, ни кустом.

Она почувствовала, как он за ней наблюдает.

Тут силуэт двинулся с места, мгновенно скрываясь за сосной. Эшли негромко охнула и вздрогнула, когда наблюдатель исчез.

Затем Эшли услышала, как ее опять позвали по имени, и с изумлением поняла, что теперь голос доносится прямо из-под окна. С изумлением и облегчением. Взгляд ее заметался по лесистой полоске в другой стороне двора, а затем перескочил на несколько деревьев рядом с окном. Рука Эшли невольно взлетела, чтобы прикрыть рот, еще когда она заметила силуэт среди полоски деревьев. Теперь же девочка ее опустила и прижалась лбом к сетчатому экрану, пытаясь заглянуть вниз и разглядеть того, кто там притаился.

— Кто здесь? — прошептала Эшли.

53
{"b":"175494","o":1}