ЛитМир - Электронная Библиотека

Резко развернувшись, Эшли снова опустилась на колени перед окном. Затем протянула руку к выключателю и погасила свет, после чего принялась вглядываться в темноту, изучая зловещую топографию той полоски деревьев за домом. В груди у нее по-прежнему ныло. По мере того как двигалась секундная стрелка, приближая девочку к тому моменту, когда, по словам Уилла, должен был погибнуть Майк Лейбо, на уме у Эшли остался только один-единственный вопрос. Помогло бы это Уиллу и Брайану, если бы они узнали о том, что она увидела? Или подумала, что увидела. Важно это было или нет?

Эшли долго-долго разглядывала ночной пейзаж.

* * *

— Сворачивай на Брук-стрит! — рявкнул Брайан. — Давай, шевелись!

Часы на инструментальной панели показывали девять минут десятого. Насколько помнил Уилл, Майка сбило машиной примерно в девять пятнадцать. По крайней мере, так утверждалось в полицейском отчете на основании заявлений тех людей, которые слышали визг шин и звук удара, когда автомобиль налетел на плоть и кость.

«Шесть минут, — подумал Уилл. — Если часы идут верно. Если свидетели просто не округляли время до четверти часа или, раз уж на то пошло, не строили догадок».

— Уилл! — Брайан хлопнул ладонью по инструментальной панели. — Сворачивай сюда! На Брук-стрит! Сворачивай!

Тут в голове у Уилла произошло странное замыкание. Прошло уже долгое время с тех пор, как он разъезжал по улицам Истборо, и указания Брайана показались ему лишенными смысла. Тем не менее он ударил по тормозам, и машину слегка занесло, пока она заворачивала за угол.

— Ничего хорошего из этого не выйдет, — пробурчал Уилл. — Брук доходит только до…

— Средней школы Джунипер, — перебил его Брайан. Опустив стекло, он лихорадочно вглядывался в лежащую впереди дорогу, высматривая пешеходов на тротуаре. — Там сзади есть подъездная дорога, которая выходит как раз на задворки квартала, где жил Майк.

Уилл с сомнением искоса на него глянул, чувствуя, как с каждой секундой его жилы все сильнее жжет адреналин.

— Да, а поперек этой подъездной дороги натянута долбаная цепь. Там пожарный проезд или что-то в таком духе.

— Эта цепь всегда была опущена, помнишь? Она всегда была опущена.

— Может быть, — отозвался Уилл, набирая скорость. — Может быть. — Если бы сейчас шел предпоследний год средней школы, когда их компания частенько здесь околачивалась, прежде чем они с Брайаном разошлись в разные стороны, Уилл был бы более уверен. Но сейчас шел выпускной год… и Уилл не мог вспомнить, когда пожарная команда повесила цепь как следует.

Мотор ревел. Уилл старался сосредоточиться на дороге и крепко держаться за руль, пока они стрелой неслись по Брук-стрит, чуть не взлетев в воздух на небольшом мостике через ручеек, который и дал улице ее название. Дорога покато шла вверх и слегка изгибалась. Шины визжали на мостовой, пока Уилл с Брайаном стремительно приближались к темной громаде школы на самом верху холма. Когда фары тойоты осветили фасад средней школы Джунипер, Уилл почувствовал, как у него в голове опять зашуршали воспоминания. Он повел машину на задворки школы, где находился бейсбольный ромб и более крупное поле, окруженное рядом деревьев. Уиллу стало трудно дышать.

— У меня в голове сплошная сумятица, — нерешительно признался Брайан. — Я почти ожидаю увидеть, как мы здесь играем в бейсбол. Или просто веселимся.

Уилл совершенно точно знал, что он имеет в виду. Образы так стремительно проносились по ту сторону его глаз, пока он пересекал автостоянку и устремлялся вперед по узкому пожарному проезду за бейсбольным ромбом, что он тоже почти видел там их самих, только моложе, вовсю веселящихся вокруг ящика пива.

— Время от времени такое бывает, — прошептал он.

— Угу, — согласился Брайан. — Время от времени.

Цепь оказалась опущена.

И Уилла тут же охватило огромное облегчение. Переезжая через цепь, он слегка притормозил, а затем снова резко ускорился. Шины вовсю выплевывали песок позади старенькой тойоты. Прорываясь к Делия-лейн, они больше не разговаривали. Брайан внимательно оглядывал улицу и тротуары. Именно по этому маршруту Майк Лейбо должен был возвращаться домой. В темноте. Под газом.

В конце Делии Уилл ударил по тормозам, но лишь на секунду, чтобы не налететь на какую-нибудь встречную машину, а затем рванул по Готорн-роуд.

— Уилл! — воскликнул Брайан.

— Вижу.

В сотне ярдов перед ними, по ту сторону дороги, засунув руки в карманы, по тротуару вышагивала знакомая фигура. Эта фигура только что покинула световой купол под уличным фонарем, но скудной иллюминации было вполне достаточно, чтобы Уилл ее узнал. Это был Майк Лейбо.

Майк брел в темноте к тому самому телеграфному столбу, который в последующие дни станет его мемориалом, убранным цветами, сувенирами и фотографиями, свечами и слезами.

Какие-то слова слетели с губ Уилла, но они даже не запечатлелись у него в мозгу. Он напрочь забыл, что ему нужно дышать. Моргать. Его сердце забыло стучать. Ладони Уилла ухватились за руль, правая нога жала на газ, и тойота неслась вперед по Готорн-роуд. Окно Уилла было опущено. Высвободив левую руку, он высунул ее наружу.

— Там машина! — заорал Брайан. — Господи, Уилл! Смотри!

Но Уилл уже заметил летящий им навстречу по Готорн-роуд автомобиль. Навстречу им с Майком. Фары машины были погашены. Седан был совершенно черен. И немудрено. Не было там никакого пьяного водителя. Гибель Майка Лейбо вовсе не стала несчастным случаем. Но Уилл Джеймс был твердо намерен все это исправить.

Заскрипев зубами, Уилл вильнул прямо навстречу приближающемуся седану.

— Он же в тебя врежется! — воскликнул Брайан.

— Как пить дать! — Уилл оскалился и до отказа выжал газ. Кожа у него на руках казалась слишком туго натянута и обожжена, как будто он недавно сверх меры позагорал. Глаза ныли.

Тойота неслась дальше по улице, но теперь уже по встречной полосе. Приближающийся седан по-прежнему оставался черным, скользя им навстречу в ночи. Нетрезвому Майку Лейбо потребовалась пара секунд, чтобы обратить внимание на ревущие в ночи моторы. Он подбежал к мостовой, желая посмотреть.

— Майк! — проревел Уилл в окно. — Вернись, Лейбо! Назад!

Седан, казалось, еще круче разогнался, и Уилл затаил дыхание. Это была какая-то придурочная игра, в которой кто-то должен был первым струсить, он не сомневался. Кто бы ни сидел за рулем седана, он должен был отвернуть в сторону. Тот водитель нипочем не стал бы рисковать своей жизнью.

— Уилл! — крикнул Брайан, пока два автомобиля устремлялись навстречу друг другу. — Господи, Уилл, отверни! Не думаю, что он собирается… А это еще что за черт?

В последней фразе Брайана была ясно слышна странная перемена тона — от ужаса к недоумению. Но Уилл едва уделял ему внимание и уж совсем определенно не имел времени на какой-либо отклик. По-прежнему крепко обхватив пальцами руль, он раскрыл рот и испустил что-то вроде победного рева.

Седан дернулся в сторону, в свою очередь переходя на встречную полосу и убираясь с дороги. Никаких фар. Никаких звуковых сигналов. Ни даже визга шин.

В то же самое мгновение Майк Лейбо неловко вытряхнулся на мостовую, оказываясь как раз перед тойотой. Отчаянно выжимая тормоз, Уилл услышал визг шин, крик Брайана и собственный вопль.

Слишком поздно.

Раздался глухой удар, когда тойота врезалась в Майка. Инерция машины подбросила парнишку на капот, а затем прижала к ветровому стеклу. Голова Майка с размаху ударилась о стекло, и там мигом расползлась паутина трещин. Не успела тойота остановиться, как по этой паутине уже растеклась кровь. Обмякшее тело Майка Лейбо скатилось с капота и упало на мостовую.

Уилл уже пришел в движение. Распахнув дверцу, он выпрыгнул из машины, не обращая внимания на предостережения, которые ему выкрикивал Брайан. Раньше собственная кожа казалась Уиллу туго натянутой, выгоревшей на солнце. Теперь же к ней словно бы приложили лед. Проковыляв вокруг раскрытой дверцы машины, Уилл подошел к Майку. И стал смотреть на это симпатичное, дружелюбное лицо, которое он очень долгое время видел только на фотографиях. Кровь уже пропитала волосы парнишки и теперь стекала у него по щеке, начиная скапливаться в лужицу на асфальте.

59
{"b":"175494","o":1}