ЛитМир - Электронная Библиотека

Раньше находился.

Ужасу гибели Майка было уже почти двенадцать часов, и он по-прежнему обволакивал Эшли облаком отчаяния и нерешительности. Девочке казалось, что ее реакция решительно на все оказывалась слишком замедленной. Когда кто-то к ней обращался, Эшли требовалась лишняя секунда-другая, чтобы понять, о чем идет речь. Подобные трагедии порой попадали в выпуски новостей, случаясь в других городах, не в Истборо. Или они случались с взрослыми. Однако они совершенно точно не случались со знакомыми Эшли, с мальчиками, которые еще в третьем классе начальной школы таскали шоколадный пудинг с ее подноса в столовой.

А самое главное — в том участке ее разума, где следовало быть Майку, теперь зияла открытая рана, кровоточа слезами скорби и темной правдой о мире. Эта правда заключалась в том, что ученики средней школы погибали не только в других городах, что об их гибели можно было услышать не только по телевизору.

И все же…

Занятия в школе продолжались. В следующую субботу ожидался футбольный матч в честь праздника встречи выпускников, за которым должны были последовать танцы. Хотя Майка, безусловно, помнили и лили по нему слезы, инерция жизни по-прежнему несла всех дальше. В эту жизнь должны были вмешаться только его поминки и похороны, да и то не очень надолго. Гибели Майка предстояло быть вплетенной в общую ткань вещей, а затем все остальные — те, кто по-прежнему оставался в живых, — должны были двигаться дальше.

Все это угнетало и печалило Эшли. К тому же где-то на задворках ее разума вечно присутствовала уникальная перспектива, предоставленная девочке ее личной тайной. Уилл и Брайан — Старший Уилл и Старший Брайан — имели десять с лишним лет в активе по сравнению с их более молодыми двойниками. Каково им было, задумывалась Эшли, помнить эти дни? Помнить эту утрату? Чувствуя у себя в душе тупую пустоту, девочка просто не могла себе представить, что она будет испытывать, когда между ней и ее горем будет положена дистанция в десять лет. Однако Эшли очень хотелось мгновенно одолеть эту дистанцию, продвинуться вперед посредством той же непринужденной магии, которую Уилл и Брайан использовали, чтобы вернуться назад.

«Уилл и Брайан, — подумала девочка. — Что же такое с вами случилось?»

Мрачное любопытство бурлило в голове у Эшли, пока она шла домой из школы. Девочка работала в комитете праздника встречи выпускников, непосредственно занимаясь главной платформой для субботнего парада, однако, хотя сегодня все ее усилия оставались столь же прилежными, весь дух из них куда-то ушел. Эшли слышала, как ученики и ученицы, работающие над платформой, по-прежнему сплетничают, флиртуют и смеются, но все это казалось ей каким-то приглушенным. Хотя о нем почти не упоминалось, злой рок Майка Лейбо по-прежнему над ними висел. Поминки должны были состояться в четверг вечером. А в среду школьное начальство позволило учащимся пропустить утренние занятия, чтобы поприсутствовать на похоронах Майка Лейбо. Как будто после похорон у кого-то могло возникнуть настроение всерьез заняться математикой.

Матушка попыталась убедить Эшли остаться дома, отвлечься на музыку или на какую-нибудь дурацкую телепередачу, однако девочка настояла на том, чтобы пойти на собрание комитета. Ребята, которые работали над платформой, ждали Эшли, они на нее рассчитывали. Кроме того, ей сейчас хотелось быть окруженной людьми. Но теперь Эшли сожалела о том, что не послушалась матушку. Непринужденная болтовня и улыбки были вовсе не тем, чего ей хотелось. Вот почему, когда Эльфи и Лолли предложили подвезти ее домой, Эшли отказалась. До ее дома была всего пара миль. Девочка легко могла их пройти.

Оставшись одна в темноте, где компанию ей составляли лишь октябрьский ветерок и серебристый лунный свет, Эшли ускорила шаг, проходя по Маркет-стрит мимо средней школы Кеннеди. Случившееся с Майком сильно ее беспокоило. Однако разбитое ветровое стекло отцовской тойоты беспокоило ее еще больше. Если Эшли требовалось еще какое-то доказательство того, кем были те ночные гости, она его получила. Уилл и Брайан знали, что Майк должен был погибнуть. Даже точно знали, где и как.

И не смогли предотвратить его гибели. Теперь, вспоминая разговор, который Эшли вела через окно своей спальни с расположившимся на ветвях дерева Уиллом, она могла лишь сосредоточиваться на выражении его лица. В глазах у Уилла мелькала тревога, когда он на нее смотрел. Девочка несколько раз там ее ловила. Тогда эта тревога не слишком сильно ее взволновала, но теперь, приближаясь к безмолвному силуэту школы с темными глазами окон, Эшли находила в ней что-то даже чересчур зловещее.

Девочке, разумеется, приходило в голову, что тот злой рок припас что-то и для нее. Призрачная фигура, которую Эшли видела среди деревьев в субботу вечером, вовсе не являлась продуктом ее воображения. Однако Старший Уилл и Старший Брайан оказались неспособны спасти Майка. Если Эшли тоже следовало чего-то бояться, она должна была сама о себе позаботиться.

Тут девочка сделала над собой усилие, отвращая свой разум от подобных мыслей и сосредоточиваясь на вещах куда более тривиальных. Добравшись домой, она первым делом позвонит Эрику и расспросит его про поездку. Эшли сделает все возможное, чтобы удержаться от разговора про смерть Майка Лейбо, но Эрик все равно будет опустошен. Тут девочка представила себе лицо Эрика — сильные черты, карие глаза — и еще больше по нему затосковала.

Затем Эшли тяжко вздохнула. «Хватит уже думать о другом», — подумала она.

Осенний ветер задувал не на шутку, со свистом пролетая по Маркет-стрит, вороша волосы девочки и бросая их ей в лицо. Эшли то и дело смахивала пряди с глаз. Почувствовав, что дрожит, она до самого горла застегнула свою куртку из мягкой коричневой кожи. Затем еще прибавила шагу, теперь уже откровенно спеша, желая как можно скорее добраться до дому.

Пока Эшли проходила по автостоянке у школы, ее вдруг охватило странное чувство. Это чувство было также холодным и знакомым, но она уже очень давно его не испытывала. Такое бывало в раннем детстве, когда девочка смотрела на слегка приоткрытую дверь платяного шкафа и воображала себе разные ужасы, которые могли притаиться внутри. Иди когда задувал ветер, и ветви деревьев скребли по окну ее спальни, точно когтистые пальцы некоего алчного упыря.

Эшли смотрела прямо перед собой. Щеки ее покраснели, а на загривке все сильнее ощущалось тепло. Все это казалось так по-детски. Ее разум, думала девочка, просто был перегружен разными жуткими образами из-за гибели Майка Лейбо и всего того, что ей сказал Уилл. С другой стороны, если то причудливое свидание со Старшим Уиллом в субботу вечером чему-то Эшли и научило, так это тому, что порой в темноте действительно таятся злобные твари.

И тут Эшли сказала себе, что, вполне возможно, ее внезапно сбивчивое сердцебиение и дрожащие руки — вовсе не глупость, а инстинкт.

Школа нависала слева, и Эшли пронеслась мимо нее по узкой полоске гравия, которую едва ли можно было квалифицировать как дорожку. Покидая автостоянку, девочка вдруг почувствовала себя женой Лота, не имея сил сопротивляться искушению оглянуться, посмотреть назад.

По Маркет-стрит к ней медленно подкатывала черная машина с выключенными фарами.

Эшли побежала.

— Глупо, глупо, глупо, — шептала она себе под нос, снова и снова повторяя эту мантру. Ее ноги тем временем вовсю работали, мерзлая трава хрустела под туфлями. Эшли пыталась расслышать глухой рев мотора, ее уши были настроены на малейшие перемены в окружающих ее звуках. Летучие мыши верещали, пролетая над головой. Ветер шуршал ветвями и сбивал упавшие на землю осенние листья в небольшие вихри, выплясывавшие изящные танцы. Мир вокруг девочки словно бы не замечал того ужаса, что поднимался у нее за спиной.

Никакого рева приближающегося мотора не слышалось. По-прежнему не было никакой внезапной вспышки фар. Машина ее не преследовала. Мысленно перебрав все возможности, Эшли задумалась о том, нельзя ли ей все же позволить себе понадеяться на то, что водитель того автомобиля не желает ей ничего дурного. Однако замедлять бег девочка совершенно не собиралась. Дыхание Эшли уже стало неровным, а страх словно бы ее душил. Пробежав мимо школы, она устремилась вперед по полю Робинсона.

64
{"b":"175494","o":1}