ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

3. Дом почтенного Се

Зеленая гора накрыта тьмой,
Жилище Се почтенного в тиши,
В бамбуках затихает шум людской,
В пруду луна белесая дрожит,
Засыпал двор давно засохший лист,
Колодец рухнул, серым мхом сокрыт.
Лишь ветерок гуляет, свеж и чист,
Да под камнями ручеек журчит.

4. Терраса Вознесенья духа

С террасы древней Вознесенья духа
Взгляд не встречает никаких преград,
Легко скользит по разноцветью луга
Туда, где круч уходит к небу ряд.
Ко мне в окно влетает тучка смело,
Мир зелен — и бамбуки, и сосна.
Вот прочитать бы надписи на стелах!
Да мхом уже сокрыты письмена.

5. Колодец почтенного Хуаня

Известен с давних пор Хуань почтенный,
А кладезь сякнет, никому не нужен,
Седой и мерзлый мох скрывает стены,
И сиротливый месяц мокнет в луже.
Осенний холод оголит платаны,
Тепло весны вновь персики раскроет.
Кто в даль такую добираться станет?
Кто ощутит здесь чистоту мирскую?

6. Гора Цымучжу

Бамбука поросль меж камней видна,
За дымкой чуть заметен дальний остров,
Река в опавших листьях зелена,
И гулок звук на утреннем морозце.
Драконов рык слыхал ли кто-нибудь?
У песен Феникса послаще звуки.
Плакучей слабой ивою не будь!
Будь вечно неизменным — как бамбуки!

7. Гора Ванфу

Из синевы небес ты смотришь вдаль,
В душе разлука горечью сидит.
Травинкам не понять твою печаль,
Цветам одна забота — расцвести.
Меж вами туч и гор слои, слои,
Пространство зову не преодолеть.
Уходят весны, осени пришли…
Так долго ли еще душе болеть?!

8. Скала Нючжу

По-над рекою встал утес высокий,
Вершин гряда виднеется вдали,
Большие камни мечутся в потоке,
И набегают грозные валы.
О, сколь прекрасны дерева на склоне!
Безмерен дух немолкнущей реки…
А к ночи обезьяны громко стонут,
И только хмель утишит боль тоски.

9. Гора Линсюй

Дин Лин простился с этим миром бренным,
Стряхнув мирскую пыль и вознесясь,
Отведал Зелье вечности, Бессмертным
За благовестным облаком умчась.
Грот потаенный спрятали лианы,
Дерев цветущих множество стволов.
В свой Ляодун вернулся он обратно —
Но сколько сроков жизненных прошло!

10. Горы Врат Небесных

К холмам далеким нас влечет река,
Что смотрят друг на друга над водой,
Просвечивают в соснах берега,
А волны разбиваются скалой.
Край неба гор вершинами разъят,
В лучах зари они едва видны.
Мой челн уходит в солнечный закат,
И сзади — горы в дымке, зелены.

Год написания не определен

Стансы о переправе Хэнцзян

1

Кому-то хороши просторы,
Ну, а по мне здесь очень страшно:
Уж как задует опрокидывает горы,
Валы седые выше Вагуаньской башни[355].

2

Идут морские волны[356] до Сюньяна,
Через Нючжу к Мадану[357] подошли,
Ужасный ветер дует у Хэнцзяна,
Тоска длинна, как десять тысяч ли.

3

На запад взглянешь — Западная Цинь,
А на восток — Ханьшуй и Янский брод[358].
Валы вскипели шапками седин,
И ветер зол. Тут кормчий не пойдет!

4

Летит за феей моря злобный вихрь[359],
Сдвигают волны камни Врат Небесных.
Прилив в Чжэцзянском устье[360] так же лих?
За валом вал — что горы в шапках снежных.

5

Смотритель переправы у ворот[361]
Мне тучи на востоке показал:
«Нужда какая в волны Вас зовет?
В такую бурю плыть никак нельзя».

6

Луна в короне — к ветру и туману,
Волна ужасна — чудище морское,
Прибрежные трясутся три кургана[362].
«Вернитесь, господин, Вам плыть не стоит…»

753 г.

Песнь горам и водам,

нарисованным шаофу Чжао Янем на стене в Данту

За грани закатного неба уходит Эмэй[364],
Лофу[365] оказалась от Южной Пучины[366] вблизи:
Так мастер задумал и кистью исполнил своей,
Моря и вершины пред взором моим водрузил.
Столь зелены листья, что хочется зал подмести,
На зори в Чичэн[367] и на тучи над Цанъу[368] гляжу —
И в мыслях блуждаю вдоль Сяо и Сян, по Дунтин[369],
В пространстве трех рек и семи водоемов[370] брожу.
В какие края убегает бурлящий поток?
Вернется ли челн одинокий когда-то домой?
Не мечется парус, попутный поймав ветерок
И с ним устремившись за неба предел голубой.
Трепещет душа, обрывая в безмерности взгляд.
Достигнет ли челн трех священных вершин-островов?
Над западным пиком летит и ревет водопад,
В камнях извиваются струи журчащих ручьев.
С востока утесы восстали у туч на пути,
Леса поднимаются в небо, не зная преград,
Ни ночи, ни дня в этой бездне лесной не найти,
Здесь сесть бы за столик! Ведь даже цикады молчат,
И вечные гости[371] расселись под вечной сосной,
Наньчанский святой[372] среди них, молчаливых, сидит.
Наш Чжао мудрейший — вот истый Наньчанский святой!
Летами он зрел и талантом своим знаменит,
Народ принимает, закончив в Приказе дела,
Совсем как святые на сей живописной стене…
Нет, перлом ли подлинным эта картина была?!
Нетленность на склонах природных обещана мне.
От мира уйду! Стоит ждать ли победного дня? —
Там персик улинский[373] улыбкою встретит меня.
вернуться

359

Чжоуский У-ван во сне увидел фею Восточного моря, которую выдали замуж за духа Западного моря, и она с плачем направлялась на запад, а за ней летели сильный ветер, волны и ливень, после чего эти явления стали связывать с появлением феи.

вернуться

360

Сегодня река Чжэцзян в районе г. Ханчжоу называется Цяньтан, в нее входят бурные морские приливы, особенно сильные во второй и восьмой месяцы по лунному календарю.

вернуться

361

Речь идет о существовавшем в то время административном здании «Хэнцзянский павильон», в настоящее время он восстановлен и перенесен в мемориал Ли Бо в Цайшицзи в г. Мааньшань.

вернуться

362

Находятся близ Нанкина на восточном берегу Янцзы, в древности считались сторожевыми.

вернуться

364

«Крутобровая» гора в отчем крае Ли Бо — Шу (пров. Сычуань).

вернуться

365

Гора в пров. Гуандун, по преданию, когда-то она именовалась горой Ло и прилегала к горе Пэнлай, а к западу от нее — гора Фу, которая уплыла в море и соединилась с Ло в единую гору Лофу.

вернуться

366

Мифологический топоним, упоминается у Чжуан-цзы в гл. «Странствия в беспредельном»; другое название — Небесный пруд; порой под этим топонимом подразумевают Восточное море, где мифология разместила острова бессмертных Пэнлай идругие («три горы»).

вернуться

367

Чичэн («Красная стена»): название горы в совр. пров. Чжэцзян, уезд Тяньтай, ее камни имеют красноватый оттенок, словно облачка в лучах зари, и издалека гору можно принять за городскую стену.

вернуться

368

Гора в совр. пров. Хунань; другое ее название Цзюишань. Предположительное место захоронения Шуня.

вернуться

369

Дунтин: озеро в северной части пров. Хунань, прилегающее к южному берегу Янцзы. Сяо, Сян: реки, сливающиеся на территории пров. Хунань и вливающиеся в озеро Дунтин; исток Сяо — на горе Цанъу.

вернуться

370

Три реки, семь водоемов: поэтический образ обширного водного пространства; локализация «трех рек» не однозначна, а вторая часть выражения идет от «Оды о Цзысюе» Сыма Сянжу (одно из этих «семи водоемов» (или «озер») — часто упоминаемое у Ли Бо озеро Облачных снов — Юньмэн).

вернуться

371

Мудрецы-отшельники.

вернуться

372

Наньчанский святой: при династии Хань некий Мэй Фу занимал в Наньчане должность помощника начальника уезда по уголовным делам и удалился в отставку, когда Ван Ман узурпировал власть в стране, по легенде, впоследствии стал бессмертным святым; здесь это метоним Чжао Яня.

вернуться

373

Апелляция к поэме Тао Юаньмина «Персиковый источник» об отгороженном от мирской суеты уголке вечного цветения и покоя, которого достиг рыбак из Улина.

25
{"b":"175503","o":1}