ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

144. ПРИЗНАНИЕ В ЛЮБВИ

ВСТУПЛЕНИЕ

В Осташковских высотах
                                              около Калинина,
в лесу болотном,
                                   где вода, как густой чаёк,
у Волгина-Верховья, села,
                                                        что в топи вклинено,
тонко пробивается
                                        маленький ручеек.
Копытными следами побежал за стадом,
течет десятки верст,
                                     а не на что взглянуть.
Каждый пень, коряга, камешек —
                                                                   преграда:
заставляют ручеек
                                  изменять путь.
Нелегко ему.
                         Один он.
                                       И бывает грустно.
Нелегко ему дорогу отыскать себе,
без друзей пока еще,
                                   без людей,
                                                    без русла.
Но течет,
растет
и крепнет:
                  он готов к борьбе!
Он уже журчит тихонько,
он зовется Волгой,
смело пробирается среди известняка,
и знает он,
                  что суждено ему
                                                  дорогой долгой
шуметь,
                 и славиться,
                                       и побеждать века…
Всё начинается с того:
с мечты, с желанья, с жажды.
С истока робкого
                               все реки потекли.
И есть источники свои
                                              мечты народа каждой.
И этой вот мечты о красоте земли.
Благословен исток,
                                     что стал теченьем века,
тот ручеек,
                    что вышел из народного ключа,
стал делом партии родной,
                                        свободой человека,
народным счастьем,
                                     жизнью,
                                                          наследством Ильича.
Все мысли о тебе,
                              грядущий день недальний,
своей поэмы этой первую строку
я шлю к тому истоку,
                              на первое свиданье
к мечте людской,
                                к началу,
                                               к Волге-ручейку.
Оттуда дотеки,
                          доплесни,
                                              добрызни
через плотины ГЭС,
                                     через каналов сеть,
до светлых дел людей,
                                       до дней
                                                  при коммунизме,
из капли
                    стань волной,
                                           чтоб это счастье петь.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

НАЧАЛО ТРЕВОГИ

1. РАЗГОВОР С ВЕТРОМ
Пахнул в лицо,
                        волной холодной встретил
и сразу выдул крупную слезу.
А там
            уже забылся этот ветер,
забылся мною ветер там,
                                              внизу.
Над университетом
                                    в шаткой сини
меня с боков обходят облака,
гляжу —
               и улетаю вместе с ними.
Куда?
          Еще неведомо пока.
Хотя б черновики путей,
                                        наброски
дорог и троп,
как бы летать я мог!
Чтоб видеть всё,
                            как дым от папироски,
рукой сдвигаю облачный дымок.
Я на таком ветру
                               себя не помню.
Ну что же, рви,
                            пронизывай насквозь!
Ты, вижу, рад тому,
                                     что нелегко мне?
Ты недоволен тем,
                                        как мне жилось?
Мы старые друзья с тобою,
                                                ветер!
Я тот же,
                    ошибаешься во мне.
Чего же ты досадного заметил,
поймав меня на этой крутизне?
Что ты смеешься, ветер?
                                                  Непонятно.
Нас помнят вместе трудные края…
Что?..
               Я не слышу. Что?..
                                               Тебе приятна
большая обтекаемость моя?
Что за острота, ветер,
                                       брось ты это,
а то возьму и снегом залеплю!
Машина?
                 Где?
                            Внизу?
                                            Какого цвета?
А… да, моя,
                      я технику люблю.
Перемени же тему, ветер, что ты!
Кто — я?
                 Боюсь вот этой высоты?
А помнишь злые финские высоты?
На Одере меня не помнишь ты?
Дрожу от высоты?
                               Во мне есть сила!
Вершина смерти страхом не трясла,
а эту высоту
                      ведь жизнь воздвигла…
Не от нее?
                    От той, что вознесла?
Не ври!
                Вверх поднимаюсь каждый день я.
Кто, я упал?
                      А где стою? Смотри!..
Как снизу вверх?
                               Нелепое паденье!
По лестнице житейской?
                                              Не мудри!
И что за шутки глупые, откуда?
Вот привязался, слушать не хочу.
Теперь мне не страшна твоя простуда.
Легко скользя,
                             над городом лечу.
Лечу
            всё выше, круче забираю
и вверх и вниз гляжу —
                                        летит простор,
невольно жмусь к незыблемому краю
и вижу:
              город реки распростер.
Вот захочу —
                      найду свое оконце,
свой дом от прочих взглядом отделю.
Москва!
              Тебя пронизывает солнце.
Как я тебя, любимая, люблю!..
А ты всё дуешь, ветер.
                                           Слишком много
ты на себя берешь.
                                Пусти. Пока!
Но что ж шатает сердце мне тревога,
навеянная свистом сквозняка?
Увидимся когда?
Да нет, не надо.
Ты друг мне?
                      Так не делают друзья!
Я ухожу.
                Томит меня досада:
зачем навстречу к ветру вылез я?
Да громче говори,
                               охрип ты, что ли,
ведь звал тебя давно —
                                              идем со мной.
Легко ли одному кружиться в поле,
без дела так болтаться над землей?
Еще раз я зову:
                             иди под крышу,
моторы двигай, мельницу крути.
Меня зовешь к себе?
                                     Куда?
                                                Не слышу!
А!
      Нет уж, нам с тобой не по пути!
Я ухожу в затишье.
                                  Злой ты, ветер.
Прощай!
Тепло на верхнем этаже.
Вот и не слышу я, что ты ответил.
Беснуйся там,
                     а я не твой уже.
А я —
              меня тревога просквозила…
Вот ветер, что наделал ты со зла.
Смотри теперь —
                                неведомая сила
меня путем тревоги повела.
Мчит меня вниз
лифт скоростной,
открывается дверца.
Всё время думаю,
что со мной,
так неспокойно сердце.
Ветер, что ли, в сердце проник,
нет, кончились эти муки.
Шелестит страницами книг
высотный дворец науки.
Очарованный новизной,
матовым светом смятым,
прошел коридоровой тишиной
на этаже десятом.
Вымчал к первому этажу.
Иду себе по ступеням.
В лица смеющиеся гляжу,
задумываясь постепенно.
Гляжу опять на вершину ту,
где шпиль улетает в просинь,
где ветер поймал меня на лету,
в большую тревогу бросил.
Пахнул тревогой и новизной,
дорогу мою наметил.
Ветер, что ты идешь за мной,
чего тебе надо, ветер?
Я зазнался? Мои мечты?
Слова где мои простые?
Ветер, прислушайся, как чисты
голоса молодые!
«Отдельные комнаты во дворце?»
И что?
Не кричи, я слышу.
Боишься, могут они в конце
забыть про худую крышу?
Ветер, мне некогда, я иду,
мне речи твои не новы.
Где я видел?
                       В каком году
 мои Хутора Быковы?
Да что за ветер?
                             Странная простуда!
Ты — ветер жизни?
                                  Здравствуй, узнаю!..
Куда теперь летишь?
                                           Сейчас откуда?
Ты на поверку вызвал
жизнь мою?
Прости, я не узнал тебя сначала,
забыл я что-то в поступи годов…
Что?
              Да, меня немного укачало.
Пойдем же, ветер жизни.
Я готов.
78
{"b":"175505","o":1}