ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

1979

ОН, Я И ТЫ

Уже ему казалось: он всесилен.
Из словарей заветных доставал
Слова и твердой кистью рисовал,
Взяв краски из сверкающих красилен.
Уже торжествовал он, видя: раб
Есть раб и здравый разум возвеличен.
А Ты? А Ты сначала так был слаб,
Так неразумен и косноязычен.
Вдруг вспыхнул Ты, как в детстве летний дождь,
Слезою соловьиною скатился
И медленно мне дал такую мощь,
Что я в Твое подобье превратился.

1980

"Огонь связующий и жаркий…"

* * *
Огонь связующий и жаркий,
Молнии двужалый меч,
Скинию потрясший гром —
Превращаются в помарки,
В тускло тлеющую речь
Под беспомощным пером.
В телефоне спрятан сыщик,
И подслушивает он:
Может вслух я согрешу.
Я же только переписчик
Завещавшего закон:
Он слагает, я пишу.

1981

"Тот, кто ветру назначил вес…"

* * *
Тот, кто ветру назначил вес,
Меру определил воде,
Молнии указал тропу
И дождю начертал устав,
С тихой радостью мне сказал:
— Никогда тебя не убьют.
Разве можно разрушить прах
Или нищего разорить?

1981

МИМО РЫНКА

Мимо рынка, мимо гладиолусов
И картофеля, где очередь шумна,
Мимо самосвалов и автобусов,
Тротуаром, загрязненным дочерна,
Мимо вельзевуловых приспешников,
Окружающих меня со всех сторон,
Мимо ненавистников-кромешников,
Оскорбляющих сограждан в телефон, —
Поднимусь к высокому подножию
И, опять познав блаженное родство,
Подойду я к жертвеннику Божию,
К солнцу воли и веселья моего.

1981

"Ночь наступит не скоро…"

* * *
Ночь наступит не скоро.
Солнце все еще льется
На траву у забора
И ведро у колодца.
А в душе так пустынно,
Так ей чужды и дики
Острый запах жасмина,
Теплый запах клубники.
Но как только взметнется
Без печали и боли,
Ей светло улыбнется
Судия на престоле.
Скажет: "Знаю, в неволе
Ты, душа, настрадалась
И заглохла без боли,
Без печали осталась".

06.05.1981

УЛИЦА В КАЛЬКУТТЕ

Обняла обезьянка маму,
Чтобы та ей дала орех.
Обняла обезьянка маму,
А дитя обманывать грех.
Убегает тропинка в яму,
Где влажна и грязна земля,
Убегает тропинка в яму,
Как испуганная змея.
Наших родичей куцехвостых
Забавляет автомобиль.
По понятиям куцехвостых
Этот мир не мираж, а быль.
Как вода стоячая — воздух.
И мы тонем в этой воде.
Как вода стоячая — воздух,
Мы не здесь, мы не там, мы нигде.

1981

РАЗМЫШЛЕНИЯ АВРААМА У ЖЕРТВЕННИКА

    1
    Что испытывала мать,
    Стоя у порога,
    Прежде, чем домой позвать
    Праотца иль Бога?
    2
    Как звались былых времен
    Дети или внуки?
    Тех ласкательных имен
    Кто запомнил звуки?
    3
    И когда пред Всеблагим
    Он главой поникнул, —
    Милым именем каким
    Отрока окликнул?
    4
    Наколол, связал дрова,
    Нагрузил на сына.
    Исаак молчал сперва.
    Смолкла и долина.
    5
    А потом сказал отцу:
    "Есть дрова, кресало,
    Что ж не взяли мы овцу,
    Чтобы жертвой стала?"
    6
    Был ответ: "Я чту, мой сын,
    Господа приказы.
    Для сожженья есть один
    Агнец большеглазый".
    7
    Поднимались по холмам.
    Силу зной удвоил.
    Меж деревьев Авраам
    Жертвенник устроил.
    8
    Он разжег дрова, помог
    Отроку раздеться,
    И глядел он, и не мог
    Вдоволь наглядеться.
    9
    С загорелой наготой,
    С обещаньем мощи,
    Был он строен, — молодой
    Кедр ливанской рощи.
    10
    Тонкостан, верблюдоок,
    Брови на излете,
    И чудесно зрел росток
    Крепкой крайней плоти.
    11
    "Я обрезал эту плоть,
    Я не ждал укора.
    Сам нарушил мой Господь
    Слово договора.
    12
    Сын единственный умрет.
    Как же, сверхстолетний,
    Я могу родить народ,
    Что песка несметней?
    13
    Да нужны ли мне стада,
    Роды и колена,
    Без тебя, моя звезда,
    Мальчик мой бесценный?
    14
    Нет, пред Богом грешен я
    Разуменьем скудным:
    Разве может Судия
    Быть неправосудным?
    15
    Нет, не глина я, хотя
    Сотворен из праха,
    И теперь мое дитя
    В огнь войдет без страха.
    16
    Заповедал Судия:
    "Народишь ты племя,
    И твое умножу Я,
    Умножая, семя".
    17
    Смысл словес его глубок,
    Рассуждая строго,
    Бог есть мысль, и мысль есть Бог,
    Я — подобье Бога.
    18
    Не равняй людей с песком,
    Звездами не числи:
    Мысли в образе людском,
    Все мы — Божьи мысли.
    19
    Тлен — кресало и тесак,
    Дерево сгорает.
    Я есть мысль, мысль — Исаак,
    Мысль не умирает".
    20
    Он взглянул — и обомлел:
    Сын смотрел на пламя, —
    Точно так же Бог смотрел,
    Теми же глазами!
    21
    И с небес воззвал слуга,
    Богу предстоящий,
    И баран свои рога
    Выдвинул из чащи.
51
{"b":"175506","o":1}