ЛитМир - Электронная Библиотека

104. После того как обе стороны изъявили на это согласие, Хенгист, затаив новый коварный замысел, приказал своим подчиненным запастись длинными ножами и спрятать их у себя в сапоге, и когда бритты спокойно приступят к переговорам, он, Хенгист, громко произнесет "Nimed oure saxes!" [ 226], после чего всякий сакс, будучи наготове, смело накинется на стоящего рядом бритта и, вытащив нож, тотчас его поразит. Настал назначенный день, и все собрались в указанный город и приступили к переговорам о заключении мира. И вот, когда Хенгист счел, что наступил час, удобный для осуществления его злодейского замысла, он воскликнул: "Nimed oure saxes" и, ухватившись за Вортегирна, удержал его за полу плаща. Услышав условленные слова, саксы вытащили ножи и, напав на стоящих рядом ничего не подозревавших бриттских правителей, убили около четырехсот шестидесяти человек, тела коих святой Элдад [ 227]впоследствии по христианскому обряду предал земле недалеко от Каеркарадока [ 228], который называется ныне Салисберией, на кладбище близ монастыря аббата Амбрия [ 229], некогда основавшего эту обитель. Ведь все бритты явились сюда без оружия, считая, что речь пойдет лишь о заключении мира. Вот почему саксы, прибывшие туда ради предательского деяния, смогли с такой легкостью убить безоружных.

105. Однако злодеяние это все же не прошло для язычников безнаказанно; многие из них были умерщвлены при попытке зарезать обреченных ими на смерть, ибо, защищаясь подобранными с земли камнями и кольями, бритты поражали ими коварных предателей. Среди присутствовавших тут бриттов был и правитель Клавдиоцестрии Элдол [ 230], который, увидев предательские действия саксов, схватил случайно подвернувшийся кол и использовал его для самозащиты; кого только он мог им настигнуть, тому, нанося удары, он переламывал члены и отправлял его незамедлительно в Тартар; одному он расшибал голову, другому переламывал руки, третьему- спину, многим-голени и сеял вокруг себя невообразимый ужас. И он удалился оттуда не прежде, чем перебил своим колом семь десятков мужей. Но так как сопротивляться такому множеству саксов ему было невмочь, он скрылся от них и достиг своего города. С обеих сторон пали многие, но победа все же досталась саксам. Ведь бритты, ничего не предвидя, прибыли сюда безоружными, из-за чего почти не имели возможности сопротивляться. И хотя саксы совершили нечестивое дело, они тем не менее не пожелали убить Вортегирна, но, непрестанно грозя ему смертью, связали его по рукам и ногам, требуя для себя в обмен на его жизнь города и крепости. Он уступил им все, чего они домогались, лишь бы его отпустили живым. После того как свои уступки он подтвердил клятвенно, с него сняли оковы, и саксы прежде всего захватили Лондон. Вслед за тем они заняли Эборак и Линдоколин [ 231], а также Винтонию и принялись разорять все области государства. Они нападали на жителей, точно волки на покинутых пастухом овец. Наблюдая повсюду такие бедствия, Вортегирн удалился в Камбрию, не зная, что же ему предпринять против столь нечестивого племени.

106. Призвав затем своих прорицателей, он с ними посовещался и повелел им наставить его, что ему подобает делать. Они ответили, что, раз он лишился всех своих крепостей, ему надлежит построить для себя мощную башню, дабы он располагал ею как своею твердыней. Осмотрев несколько мест в поисках подходящего для возведения башни, он прибыл, наконец, к горе Эрир [ 232]и, собрав туда отовсюду работников, приказал воздвигнуть там башню. Собранные ради этого каменотесы и каменщики принялись класть ее основание. Но все, что они наработали за день, назавтра поглощала земля [ 233], так что они никак не могли взять в толк, куда девались плоды их трудов. Когда Вортегирна уведомили об этом, он снова обратился к своим прорицателям, дабы те разъяснили причину происходящего. А они на это ответили, что ему следует разыскать юношу, у которого нет и не было никогда отца, и, разыскав такового, предать его смерти, дабы кровью убитого окропить щебень и камни. Они утверждали, что через это будет обеспечена устойчивость основания башни. Немедленно во все области государства рассылают гонцов, чтобы те отыскали подходящего человека. Прибыв в город, который позднее был назван Каермердином [ 234], они, заметив у городских ворот увлеченных игрой юношей, подошли к ним. Усталые с дороги, они присели возле ристалища, собираясь узнать, не отыщется ли среди них тот, кто им нужен. По миновании большой части дня, между двумя юношами, которых звали Мерлин и Динабуций, вспыхнула ссора. И вот в разгар их препирательств Динабуций крикнул Мерлину: "Что ты равняешь себя со мною, глупец? Тебе далеко до меня. Ведь я и со стороны отца и со стороны матери происхожу из королевского рода, а кто ты, никому неведомо, ибо нет у тебя отца". Услышав эти слова, гонцы встрепенулись и стали расспрашивать окружающих, кто этот юноша. Те ответили, что кому он обязан рождением, неизвестно, а его мать-дочь короля Деметии и проживает в их городе среди монахинь в церкви святого Петра.

107. Получив эти сведения, гонцы поторопились к правителю города и от имени их короля потребовали доставить к ним Мерлина с матерью. Правитель, узнав о возложенном на них поручении, направил Мерлина с матерью к Вортегирну, дабы тот поступил с ними по своему усмотрению. И когда их привели перед королевские очи, государь принял мать Мерлина с должной почтительностью, так как знал, что она происходит от знатных родителей. Затем он начал ее расспрашивать, от кого зачала она Мерлина. Та ответила: "У тебя живая душа и живая душа у меня, владыка мой король, но я и вправду не знаю, от кого я его понесла. Мне ведомо только то, что однажды, когда я находилась вместе со своими приближенными в спальном покое, предо мной предстал некто в облике прелестного юноши [ 235]и, сжимая в цепких объятиях, осыпал меня поцелуями; пробыв со мною совсем недолго, он внезапно изник, точно его вовсе и не было. Позднее он многократно обращался ко мне с речами, когда я бывала одна, но я его ни разу не видела. И он долгое время посещал меня таким образом, как я рассказала, и часто сочетался со мною, словно человек во плоти и крови, и покинул меня с бременем в чреве. Да будет ведомо твоей мудрости, что по-иному я не сходилась с этим юношей, породившим моего сына". Пораженный король приказал вызвать к нему Мауганция, дабы тот разъяснил, возможно ли то, о чем поведала женщина. Доставленный к Вортегирну Мауганций, выслушав все по порядку, сказал ему так: "Из книг наших философов и многих исторических сочинений я узнал, что немало людей появилось на свет именно так. Ибо, говоря о божестве Сократа, Апулей сообщает [ 236], что между луной и землей обитают бесплотные духи, которых мы именуем инкубами. Частично они обладают естеством человека, частично-ангелов и, когда пожелают, присваивают себе человеческое обличив и сочетаются с нашими женщинами. Один из них, быть может, и предстал пред этою женщиной и породил в ней вот этого юношу".

108. Внимательно выслушав Мауганция, Мерлин подошел к королю и сказал: "Для чего меня и мою мать доставили к тебе и сюда привели?" Вортегирн ответил: "Мои прорицатели подали мне совет разыскать человека, появившегося на свет без отца и окропить его кровью мою постройку, дабы она обрела устойчивость". Тогда Мерлин молвил: "Прикажи твоим прорицателям явиться сюда, и я изобличу их в том, что они измыслили ложь". Озадаченный тем, что сказал юноша, король повелел прорицателям явиться безотлагательно и сесть перед Мерлином, и тот обратился к ним с такими словами: "Не разумея, что препятствует устойчивости основания начатой башни, вы заявили королю, будто нужно обрызгать щебень моею кровью. Но скажите, что, по-вашему, сокрыто под основанием? Ведь под ним находится нечто мешающее его устойчивости". Оробевшие прорицатели промолчали. Тогда Мерлин, прозывавшийся и Амброзием [237] , проговорил: "Владыка король, призови строителей и прикажи им выкопать в земле яму поглубже, и ты обнаружишь озеро, которое не дает башне должной опоры". Когда это было исполнено, под землей действительно оказалось озеро, в котором и крылась истинная причина неустойчивости основания башни. Вслед за тем Амброзий-Мерлин подошел к прорицателям и сказал: "Ответьте мне, лживые вы льстецы, что находится на дне озера?" Не промолвив ни слова в ответ, они промолчали, словно немые. "Распорядись, властитель, спустить озеро по канавкам, и ты увидишь на его дне два полых изнутри камня и в них двух спящих драконов". Король поверил и этому предвещанию юноши, ибо все, что тот говорил об озере, полностью оправдалось, и приказал его осушить, пораженный больше, чем всем остальным, самим Мерлином. Да и все окружающие были поражены его мудростью и сочли, что в нем обитает божественный Дух.

вернуться

226

"Nimed owe saxes!" — В переводе означает "Беритесь за ваши ножи!". Рассказ о побоище, учиненном саксами (за исключением подвигов Элдола, гл. 105) позаимствован автором из "Истории бриттов" Ненния (гл. 46).

вернуться

227

Святой Элдад-имя Элдада Гальфрид заимствовал из "Истории бриттов" Ненния (гл. 49), однако там Элдад-не святой и не епископ (как у Гальфрида в гл. 125–127). О святом Элдаде не упоминает ни один источник до Гальфрида.

вернуться

228

Каеркарадок-ныне город Солсбери (Великобритания).

вернуться

229

на кладбище близ монастыря аббата Амбрия… — Речь идет о монастыре Амбресбери (Амесбери) близ нынешнего г. Солсбери (Великобритания); монастырь был основан, как считают, в Х в. Можно предположить, что автор локализует побоище, о котором рассказывает, именно здесь, опираясь на какие-то местные предания. Возможно, на утверждение, будто именно здесь погребены перебитые саксами вожди бриттов, Гальфрида натолкнула близость Стоунхенджа (см. примеч. 1 к гл. 130).

вернуться

230

правитель Клавдиоцестрии Элдол… — Имя Элдола Гальфрид мог почерпнуть из "Истории бриттов" Ненния (гл. 49), где он упомянут рядом с именем Элдада, однако там этот персонаж (у Ненния-Элдок) упоминается бегло и ничего не говорится о его подвигах. Возможно, Гальфрид, сделал храбреца Элдола правителем Клавдиоцестрии (Глостера), чтобы польстить своему покоовителю Роберту Глостерскому.

вернуться

231

Линдоколин-ныне город Линкольн (Великобритания).

вернуться

232

он прибыл, наконец, к горе Эрир… — местоположение этой горы не установлено.

вернуться

233

Но все, что они наработали за день, назавтра поглощала земля… — Источник рассказа о строительстве башни, о юноше, у которого никогда не было отца-это "История бриттов" Ненния (гл. 40–42).

вернуться

234

Каермердин-ныне город Кармартен (Великобритания). Гальфрид связывает название города (Каермердин) — с Мерлином. Это дало основание предполагать, что. создавая этот персонаж, Гальфрид, опирался на легенды о барде Мирддине, якобы жившем в VI в.

вернуться

235

некто в облике прелестного юноши… — Этот мотив часто встречается в средневековой литературе. По Гальфриду, отцом Мерлина был инкуб, т. е., по общераспространенным верованиям того времени, мужской демон, домогавшийся любви смертной женщины. По толкованиям некоторых христианских теологов, инкубы-падшие ангелы. Иногда они принимали человеческий облик, как в нашем случае, и порождали потомство. Инкубы особенно преследовали монахинь, а суккубы-женские демоны — монахов. Об этом рассказывает, в частности, Гонорий Августодунский (см. Honorius Augustodunensis. De philosophia mundi, I, 16–18).

вернуться

236

Ибо, говоря о божестве Сократа, Апулей сообщает… Ссылаясь на Апулея, Гальфрид, надо полагать, его не читал, а был знаком с изложением его сочинения "De deo Socratis" по книге Блаженного Августина "О граде Божием". Страницы, где Августин оспаривал мысли и суждения Апулея, были широко известны и неоднократно излагались средневековыми авторами. Апулей в своем сочинении (гл. IX, сл.) подробно говорит о природе демонов, не называя их, правда, инкубами.

вернуться

237

Тогда Мерлин, прозывавшийся и Амброзием… — У Ненния в "Истории бриттов" мага и прорицателя, пророчествовавшего перед Вортегирном (гл. 42), звали Амброзием. "Ambrosius" по-латыни означает "божественный", "бессмертный"-от греческого "ambrosia"-пища богов, делавшая их бессмертными и вечно юными.

37
{"b":"175507","o":1}