ЛитМир - Электронная Библиотека

144. Итак, Артур, вняв совету своих приближенных, отошел в город Лондон. Там, созвав духовенство и сановников всего своего королевства, он обратился к ним за советом, как лучше всего и всего надежнее поступить для отражения вражеского нашествия. По единодушно принятому решению отправляют послов к королю Хоелу в Арморику, дабы те сообщили ему о постигшем Британию бедствии. Был же Хоел сыном сестры Артура, родившимся от Будиция, короля армориканских бриттов [318] . Тот, выслушав сообщение об одолевавшей его дядю тревоге, приказал снарядить флот и, собрав пятнадцать тысяч вооруженных мужей, вышел в море с первым попутным ветром и высадился в Гавани Гамона. Артур принял его с должным почетом, и они многократно заключили друг друга в объятия.

145. По прошествии нескольких дней Артур выступил к городу Каерлюдкойту [319] , осажденному упомянутыми выше язычниками; находится же он в Линдезейской области между двух рек и высится на горе; другое его название- Линдоколин. Придя туда со всем своим войском, дядя и племянник сразились с саксами, нанеся тем неслыханные потери. В этот день их погибло шесть тысяч, частью утонувших в обеих реках, частью пораженных на поле боя. Остальные, потрясенные этим, бросив осаду, пустились в бегство. Артур не прекращал их преследования, пока они не укрылись в Колидонском лесу. Стянувшись туда и оправившись после бегства, они вознамерились сопротивляться Артуру. Началась битва, и, мужественно обороняясь, саксы учиняют бриттам побоище. Прячась между деревьями, сами они укрываются от бриттских копий и стрел. Заметив уловку их, Артур приказал срубить деревья на этом участке, а их стволы разбросать вокруг и таким образом преградить врагам выход из леса. Он хотел заставить их запертых отовсюду биться, пока они не будут сломлены голодом. Проделав это, Артур приказал своим воинам окружить лес и оставался тут трое суток. Когда у саксов не осталось пищи, они, дабы не погибнуть от голода, предложили Артуру заключить соглашение: пусть он разрешит им свободный проход, а они, оставив все золото и серебро, а также заложников, беспрепятственно возвратятся на своих кораблях в Германию. Испросив совета у приближенных. Артур удовлетворил эту просьбу. Он удержал за собой все неприятельское имущество и в обеспечение выплаты обусловленной дани также заложников, после чего дозволил врагам удалиться.

146. Возвращаясь на родину и бороздя водную хлябь, они стали досадовать на заключенные перед тем договоры, и, повернув паруса, возвратились в Британию, и пристали к Тотонезскому берегу. Высадившись на сушу, они опустошают всю область вплоть до Сабрины, поражая жителей смертельными ранами. Затем они устремляются к Бадону и облагают осадою названный город. Когда королю стало об этом известно, потрясенный сверх всякой меры их вероломством, он приказывает устроить суд над оставленными ими заложниками и незамедлительно их повесить. Он прерывает поход, цель которого состояла в усмирении скоттов и пиктов, и торопится освободить от осады названный город, терзаясь одновременно мучительным беспокойством, так как покинул в городе Алклуд настигнутого болезнью Хоела, своего племянника. Войдя затем в сомерсетскую область [ 320]и увидев с недалекого расстояния картину осады, он произнес следующие слова: "Так как бесчестнейшие и богомерзкие саксы нарушили верность своему слову, я намерен, храня верность моему Господу, сегодня же отомстить им за кровь моих соотечественников. Вооружайтесь, мужи, вооружайтесь и давайте отважно сразимся с ними, и с Христовой помощью мы несомненно их одолеем".

147. После того как он это сказал, святой Дубриций, архиепископ Города Легионов, взойдя на вершину одной горы, во весь голос воскликнул: "Прославленные мужи христианского исповедания, да живет в вас неизбывная скорбь о вашей родине и ваших согражданах, которых язычники предательски истребляют, и да будут они вам вечным укором, если вы не поторопитесь их защитить. Деритесь за родину вашу и претерпите за нее самую смерть, буде она вас настигнет. Ведь она — победа души и ее исцеление. Кто приемлет смерть за братьев своих, тот отдает себя Богу живою жертвою и не колеблется последовать за Христом, который удостоил положить душу свою за братьев своих. Итак, если в этом сражении смерть похитит кого-либо из вас, да будет она для него, если он не устрашится ее принять, как подобает, искуплением и прощением всех неправедных поступков его".

Воодушевленные напутственным словом святого мужа, все торопятся вооружиться и последовать его наставлениям. Сам Артур, облаченный в достойную столь могущественного короля кольчугу, надевает на голову золотой шлем с изваянным на нем драконом, на плечи вешает щит, именуемый Придвеном, с изображенным на нем ликом Богоматери Девы Марии, который постоянно его призывал ни на мгновение не забывать о ней. Еще он препоясывает себя Калибурном, отличным мечом, изготовленным на острове Аваллона [321] , и берет в десницу свою копье, которое называлось Рон-копье это было длинным и широким, удобным в схватках.

Затем, распределив свои силы, он отважно напал на саксов, расставленных по их обыкновению клиньями. Те весь день мужественно сопротивлялись, в свою очередь кидаясь на бриттов. Наконец, когда солнце стало склоняться к закату, они занимают гору, рассчитывая на нее, как на крепость. Понадеявшись на свою многочисленность, они поверили, что им достаточно горы самой по себе. Но после того, как солнце принесло с собой новый день, Артур во главе своего войска поднялся на вершину занятой врагами горы, потеряв во время подъема многих своих. Ибо саксы, сбегая сверху, с большей легкостью наносили раны, ведь на спуске их бег был стремительней, чем у бриттов, взбиравшихся наверх. Однако бритты, с величайшим трудом завладев вершиной, немедленно начинают рубиться с врагами. Те грудью встречают удары и бьются изо всех сил, чтобы выстоять. По миновании значительной части дня Артур, раздосадованный, что его воины, достигнув стольких успехов, все еще не одержали победы, обнажает свой меч Калибурн и, воззвав к Деве Марии, врывается в густые ряды врагов. Кого бы он ни настиг, того, призывая Бога на помощь, он с одного удара поражал насмерть. И он не успокоился до тех пор, пока единолично не уничтожил мечом Калибурном четырехсот семидесяти неприятельских воинов. Будучи свидетелями деяний своего короля, бритты сомкнутыми рядами кидаются следом за ним, повсюду опрокидывая врагов. Там пали Кольгрим, его брат Бальдульф и еще многие тысячи из их войска. А Хельдрик, узнав о разгроме своих соратников, тут же вместе со всеми прочими ударился в бегство.

148. Одержав решительную победу, король приказал правителю Корнубии Кадору преследовать Хельдрика, а сам поспешил двинуться на Альбанию. Ведь его оповестили о том, что скотты и пикты осадили Хоеля в городе Алклуде, где того, как я сказал выше, оставили тяжело больным. По этой причине он торопился ему на выручку, опасаясь, как бы иноземцы не захватили город. А правитель Корнубии во главе десяти тысяч воинов не стал преследовать обратившихся в бегство саксов, но решил сначала стремительным нападением захватить их корабли, чтобы воспрепятствовать им укрыться на них. Овладев ими, он поместил на этих судах своих лучших воинов, дабы те не допустили на них язычников. Вслед за тем он торопится настигнуть врагов, неотступно идет за ними и, выполняя приказ Артура, беспощадно их истребляет. Те, кто совсем недавно пылали прирожденною яростью, пав духом и трусливо уповая найти спасение в бегстве, забираются порой в глушь лесов или пещеры на склонах гор, лишь бы было где продлить себе жизнь. Наконец, так как надежного убежища для них не нашлось, они перебираются беспорядочною толпой на остров Танет. Но правитель Корнубии их не оставляет в покое и там, по своему обыкновению, расправляясь с ними, и не успокаивается до тех пор, пока после гибели Хельдрика не принудил всех к безоговорочной сдаче и не взял заложников.

вернуться

318

Был же Хоел сыном сестры Артура, родившимся от Будиция, короля армориканских бриттов.-Выше, в гл. 139 было сказано, что свою дочь Анну (т. е. сестру Артура), судя по всему-единственную (см. гл. 133) Утерпендрагон отдал замуж за Лота из Лодонезии.

вернуться

319

Артур выступил к городу Каерлюдкойту… — Название Каерлюдкойта (иначе-Аиндоколин, ныне Линкольн) появилось у Гальфрида по ошибке, так же, как и Колидонский лес (в нынешней Шотландии), в котором якобы продолжалась битва, начатая у стен Каерлюдкойта-Линкольна: Гальфрид неверно прочел незнакомые ему (и нам тоже) географические названия в соответствующем месте "Истории бриттов" Ненния (гл. 56).

вернуться

320

Сомерсетская область— ныне графство Сомерсет (Великобритания).

вернуться

321

препоясывает себя Калибурном, отличным мечом, изготовленным на острове Аваллона… — В современной Гальфриду литературе мечи (а также копья, щиты и пр.) прославленных воинов часто имели собственные имена; можно вспомнить Дюрандаль-меч Роланда. Название меча Артура-Калибурн-образовано, возможно, от греческо-латинского слова "chalybs" ("сталь"). Об острове Аваллона см. примеч. 2 к гл. 178.

47
{"b":"175507","o":1}