ЛитМир - Электронная Библиотека

149. По заключении мира он направился в Алклуд, уже освобожденный Артуром от осады. Затем он повел свое войско к Мурейфе [322] , где находились в окружении скотты и пикты, которые, в третий раз выступив против короля и его племянника, были отброшены вплоть до названной области. Добравшись до озера Лумоной [ 322а], они в поисках безопасных пристанищ заняли разбросанные на нем острова. Это озеро, на котором лежит шестьдесят островов, принимает в себя шестьдесят рек, но в море не вытекает из него ни одной. Известно также, что на этих островах высится шестьдесят скал с орлиным гнездом на каждой и что сюда всякий год прилетают орлы, пронзительным клекотом оповещающие о событиях, которые произойдут в государстве. На эти именно острова и бежали вышеупомянутые враги, рассчитывая, что их защитит само озеро, но оно мало им помогло, ибо Артур, собрав ладьи, спустился в него по рекам и, осадив беглецов, за пятнадцать суток до того изнурил их голодом, что они начали умирать тысячами. И пока он таким образом на них наседал, король Ибернии Гилломаурий прибыл на кораблях с огромным числом иноземцев, дабы выручить их из беды. Прервав осаду засевших на островах, Артур обратил оружие против ибернцев и, беспощадно разделавшись с ними, принудил их убраться домой. Одержав победу, он возобновил истребление племен скоттов и пиктов, действуя с неумолимой жестокостью. И так как он не щадил никого из тех, кого ему удавалось настигнуть, собрались все епископы этой несчастной страны со всем подчиненным им духовенством и босые, неся мощи святых и церковные святыни, вознамерились ради спасения своего народа воззвать к милосердию государя. Представ пред ним, они на коленях стали его молить о даровании милости поверженному народу. Тот наказан уже предостаточно, и нет нужды истреблять до последнего тех немногих, кто еще уцелел; пусть он дозволит им-готовым нести на себе ярмо вечного рабства-владеть хотя бы частичкой родины. И когда они умоляли короля описанным образом, слезы святых мужей вызвали в нем сострадание, и он уступил смиренным их просьбам.

150. По завершении этих деяний Хоел приступает к обозрению упомянутого озера и дивится тому, что здесь такое множество рек, островов, скал и орлиных гнезд. И хотя все это, на его взгляд, было истинным чудом, подошедший Артур сообщил ему о еще более поразительном озерке в том же краю. Оно находилось поблизости и было шириной в двадцать стоп при такой же длине и в пять стоп глубиною. На всем его равностороннем пространстве то ли благодаря ухищрениям человека, то ли по воле природы лишь в его четырех углах водятся четыре породы рыб, причем все они держатся своего угла и никогда не заплывают в другой.

Существует еще одно озеро на землях валлийцев вблизи Сабрины, которое местные жители называют Линлигван [ 323]. Сообщаясь с морем, оно, словно бездна, поглощает во время прилива морские воды, но никогда не переполняется до того, чтобы выйти из берегов. С началом отлива оно как бы горой изрыгает из себя поглощенные приливные воды, которыми заливает и покрывает свои берега. Между прочим, если обитатели всей этой области станут к нему лицом и на кого-нибудь из них попадут брызги волн, тому никогда или почти никогда не удается избегнуть поглощения озером; если же ты повернешься к нему спиною, не опасно и вымокнуть, стоя у самого берега.

151. Даровав прощение скоттам, король отправился в Эборак, намереваясь провести там праздники Рождества Господа нашего. Вступив в город и узрев осквернение и разорение его святых храмов, он глубоко опечалился. По изгнании присноблаженного Самсона архиепископа и прочих святых мужей веры христианской, в полусожженных церквах богослужение больше не отправлялось: настолько возобладало безумие язычников. И вот, созвав духовенство и жителей города, Артур назначил Пирама, своего исповедника, тамошним архиепископом. Пирам отстроил все до единой разрушенные до основания церкви, и туда начинают стекаться толпами мужчины и женщины. Знатных, бежавших от произвола саксов он восстановил в унаследованных от предков почетных званиях и должностях.

152. Были там три брата королевского рода, а именно Лот, Уриан и Ангусель, которые до вторжения саксов управляли тремя областями этой страны. Желая одарить их подобно прочим правами предков, Артур возвратил Ангуселю королевскую власть над скоттами, а брату его Уриану вручил бразды правления над мурефейцами; Лота же, еще во времена Аврелия Амброзия, взявшего в жены его, Артура, сестру, которая родила ему Вальвания и Модреда [324] , он снова поставил наместником Аодонезии и других земель, коими тот правил прежде. Наконец, приведя весь край в подобающее ему прежнее состояние, Артур сочетался браком с Геневерой [325] , происходившей из знатного римского рода, выросшей во дворце наместника Кадора и превосходившей своей красотой всех женщин острова.

153. На следующий год Артур к наступлению лета снарядил свой флот и отплыл на остров Ибернию, который хотел себе подчинить. Едва он начал высаживаться на сушу, как на него двинулся с бесчисленным воинством уже упоминавшийся царь Гилломаурий, чтобы вступить с ним в бой. Как только началась битва, люди Гилломаурия, лишенные доспехов и безоружные, были сразу рассеяны и ударились в бегство, кто куда, в надежде спастись. Тут же Гилломаурия нагнали, и он был вынужден сдаться. Прочие правители этой страны, ошеломленные всем происшедшим, поступили по примеру короля. Покорив всю Ибернию, Артур направил свой флот в Исландию и, одолев ее обитателей, также покорил этот остров. Когда по всем другим островам разнеслась молва, что никто не в состоянии отразить Артура, Долдавий, король Готландии, и Гунвазий, король Оркад [ 326], добровольно явились к нему и, пообещав выплачивать дань, изъявили ему покорность. По наступлении зимы Артур возвратился в Британию и, вернув нерушимый мир своему государству, он пребывал там в течение двенадцати лет.

154. Пригласив кое-каких доблестнейших мужей из дальних королевств, он начал увеличивать число своих приближенных и заводить такую утонченность у себя во дворце, что внушил далеко отстоящим народам желание соперничать с ним во всем этом. Посему всякий отличавшийся знатностью муж, взбудораженный толками о новшествах при дворе Артура, почитал себя за ничто, если не обладал платьем, доспехами и вооружением точно такими, как у окружавших названного короля. Сверх того, слухи о его щедрости и безграничной отваге, дошедшие до крайних пределов мира, внушили государям заморских земель немалый страх, как бы, подвергшись с его стороны нападению, они не утратили власти над пребывавшими у них в подчинении. Обуреваемые этими снедавшими их заботами, они принялись обновлять городские стены и башни, возводить в подходящих местах укрепления, дабы, если Артур на них нападет, располагать, когда это понадобится, надежным убежищем.

Когда об этом стало известно Артуру, тот, возгордившись, что внушает всем страх, проникается страстным желанием подчинить себе всю Европу. Снарядив корабли, он сперва напал на Норвегию, чтобы увенчать ее короною мужа своей сестры Лота. Был же Лот внуком норвежского короля Сихелина [ 327], который, недавно скончавшись, отказал ему свое королевство. Но норвежцы, отвергнув его, возвели в королевское достоинство некоего Рикульфа и, укрепив свои города, сочли, что в состоянии сопротивляться" Артуру. Вальваний, сын этого Лота, был тогда двенадцатилетним подростком, отданным дядей на воспитание папе Сульпицию, от которого и получил оружие. И вот, когда Артур пристал, как я начал рассказывать, к побережью Норвегии, король Рикульф со всем войском этой страны вышел навстречу ему и вступил с ним в битву, в которой с обеих сторон пролилось много крови, пока не одолели, наконец, бритты и, ринувшись на противника, не убили Рикульфа вместе с многими прочими. Одержав победу, разъяренные бритты подожгли города и их захватили, тогда как местные жители, рассеявшись, не прекращали ожесточенно драться, пока вся Норвегия, а вместе с нею и Дания не подчинились господству Артура.

вернуться

322

Морейфа- местность на севере Шотландии (ныне-графство Мори)

вернуться

322a

Добравшись до озера Лумоной...- Пребывание Артура в Шотландии дает Гальфриду повод пересказать в своем повествовании (гл. 149 и 150) фрагменты из "Истории бриттов" Ненния, где говорится о трех чудесных озерах в Британии (гл. 67, 69 и 70).

вернуться

323

Линлигван (Опер Линн Ливан) — участок эстуария реки Северн близ впадения реки Уай.

вернуться

324

сестру, которая родила ему Вальвания и Модреда… — Сестра Артура-Анна. О ее замужестве см. гл. 139 и примеч. 1 к гл. 139. Вальваний-в "артуровской" литературе-Гавейн, один из самых прославленных рыцарей Круглого Стола. Этот персонаж (вернее, его прототип) издавна существовал в кельтской мифологии и в фольклоре. Модред, племянник Артура (по другой версии-его сын от кровосмесительной связи с собственной сводной сестрой Моргаузой), сыграет в дальнейшем мрачную роль предателя, негедяя и убийцы Артура (гл. 164, 176–179, 191). Таким он и останется во всей средневековой "артуровской" литературе.

вернуться

325

сочетался браком с Геневерой… — Геневера (по-валлийски Gwenhwyfar, что означает "Белый призрак") занимает важное место в артуровской традиции. Мотив супружеской неверности Геневеры (гл. 176, 177) был опоэтизирован и превратился в историю любви Геневеры и Ланселота Озерного-славнейшего из рыцарей Круглого Стола. Их любовь принесла гибель им обоим и всей Логрии-королевству Артура. Однако Ланселот в рыцарских романах остается благородным и доблестным рыцарем.

вернуться

326

Долдавий, король Готландии и Гунвазий, король Оркад… — Имена королей вымышлены Гальфридом, равно как и то что они "изъявили покорность" Артуру. Готландия — остров на Балтийском море, ныне Готланд.

вернуться

327

Был же Лот внуком норвежского короля Сихелина… — Весь рассказ о нападении Артура на Норвегию и Данию и завоевании этих стран вымышлен Гальфридом: он не подтверждается другими историческими источниками, которые свидетельствуют о противоположном, а именно о том, что бритты в VI в. теряли свои позиции на острове одну за другой. В главах, посвященных завоеваниям Артура, Гальфрид как бы берет реванш за те поражения, которые бритты потерпели в действительности. Говоря о вымышленных событиях, таких, как завоевание Ибернии и Оркадских островов (гл. 153), Норвегии и Дании (гл. 154) и т. д., Гальфрид избегает пользоваться именами реально существовавших правителей и награждает своих персонажей именами вымышленными. Так появились Долдавий и Гунвазий (гл. 153), Сихелин, Рикульф, папа Сульпиций (гл. 154) и ряд других, которые встретятся в дальнейшем изложении.

48
{"b":"175507","o":1}