ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гитара и шарманка

Гитара спорила до хрипоты
С невозмутимою шарманкой:
«Как можешь ты, как можешь ты
Одно и то ж до поздноты,
И в ясный день, и спозаранку?»
Терзался струнами потертый гриф,
Шарманка сонно отвечала.
Но иссякал ее мотив,
На полуслове прекратив,
И начиналось все сначала.
Я играю, я играю,
По чужим дворам шагаю,
Наша музыка – «шарман».
Жучка, шляпа вниз тульею —
Мы живем одной семьею,
Право слово, не обман.
При свечах или при звездах
Звуки легкие, как воздух,
Слух ласкают и парят.
Для глухих, немых, незрячих
Верно служит старый ящик
Много, много лет подряд.
Я играю, я играю,
Не хвалю и не ругаю,
Мой хозяин мил-хорош.
Как бы ручку ни крутил он,
Отвечаю я мотивом —
Мы поем одно и то ж.
А продаст меня другому,
Хоть плохому, хоть какому,
Как наскучившую кладь —
В ту же стойку встанет жучка,
Так же в руку ляжет ручка,
И начнется все опять.
Мой хозяин звезд не схватит,
Но зато за это платят,
И врагов не наживешь.
А вот твой – поэт ретивый —
Ищет новые мотивы —
Так и сгинет ни за грош.
Я играю, я играю,
Восемь нот перебираю.
Скажут: «Смолкни!..» – Я молчу.
А твоим певцам-страдальцам
Рубят головы и пальцы.
А я ручку, знай, кручу.
А я ручку, знай, кручу.
А я ручку, знай, кручу…
1985 год

Голубок

Мир звенел победным маршем
И цветные видел сны.
Ей хотелось быть постарше
Аж на целых две весны.
Ну а мне – как на картинке —
Перекрасить мир в свое,
И податься к той блондинке,
И с порога взять ее.
А в небе белый голубок, перышком парящий,
Ищет пару, ищет пару – ту, что быть
должна.
А над ним – бумажный змей, он не
настоящий,
Потому что змею в небе пара не нужна.
А потом под звуки ночи
От блондинки брел к другой —
Ее юбки – всех короче —
Мне маячили ногой.
Все духи в одном флаконе,
Мир окрестный беленя,
Оживали на балконе
И спадали на меня.
А в небе белый голубок, перышком парящий,
Ищет пару, ищет пару, облетает свет.
А над ним – бумажный змей, он не
настоящий,
И поэтому для змея пары в небе нет.
Летний дождь сбивает звуки
И смывает, как слеза.
Расцепились наши руки,
И упали в пол глаза.
Доиграла, как пластинка,
И оставила клише
Эта самая блондинка
Белым перышком в душе.
А в небе белый голубок, перышком парящий,
Ищет пару, ищет пару на лихой петле.
А над ним – бумажный змей, он не
настоящий,
Потому что настоящий тот, что на земле.
2003 год

Городской роман

Мы играем в городской роман
С белокудрой лахудрой.
У нее скрипмя скрипит диван,
И будильник душу режет утром.
Бросить бы – не больно-то роман заманчив,
Но что-то есть в них, в этих кукольных
кудрях.
Шаркает, пиликает под ребрами шарманщик.
Сладко так пиликает внутрях.
Врет пластинка, перепачкана в вине,
Нерв последний надрывая.
И пальто мое, распятое в стене,
Ищет вешалка другая.
Голосом прокуренным погода ропщет,
Но хлопнуть дверью не поднимется рука.
Брось ее!.. Но жизнь ее растопчет.
Или в рог согнет наверняка.
Мы играем в городской роман
Так азартно и несладко.
И шарманщиков под ребрами шалман
Голосит, хрипит, вопит на все повадки.
Милая, орет будильник, уходить бы нужно.
Но миг побудь еще глуха, раздета и слепа…
Да выгонят тебя с постылой службы.
Сквозь очередь не даст шмыгнуть толпа.
1990 год

Горожанка

Аэропорт переполнен,
И, в суете бесполезной слепа,
Очередь ходит, как волны,
И нас разделяет друг с другом толпа.
А женщина просто красива,
Просто кого-то пришла провожать.
К ней так и тянет нечистая сила,
Но мне уезжать. Мне уезжать.
Она улыбается в такт.
А мне так жалко,
Что снова колеса мои завертятся.
Красивая, просто так, горожанка
С глазами из синего зеркальца.
Что толку в прощании длинном,
Раз поцелуй не слетает с руки.
Взвоют по-бабьи турбины,
И промахнутся амуры-стрелки.
И все же на профиле этом
Взгляд невозможно не удержать.
Но я невольник, невольник билета.
И мне уезжать. Мне уезжать.
Она улыбается в такт.
А мне так жалко,
Что снова колеса мои завертятся.
Красивая, просто так, горожанка
С глазами из синего зеркальца.
В раз первый, и он же последний,
Состроим смешные улыбки легко.
Ни слухов вокруг нет, ни сплетни,
И нет удивленья, конечно, ни в ком.
Но зеркальцем синим освечен,
Я стану в дороге себя ублажать.
А больше прикаяться нечем.
И мне уезжать. Мне уезжать.
Она улыбается в такт.
А мне так жалко,
Что снова колеса мои завертятся.
Красивая, просто так, горожанка
С глазами из синего зеркальца.
1999 год
6
{"b":"175510","o":1}