ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Злая осень

Не в нарядной живой позолоте,
Не в короне цветных янтарей,
Нынче осень подкралась в лохмотьях,
Грязной нищенкой ждет у дверей.
Пробиралась по тинным размывам,
Укрывалась в худых шалашах,
Ночевала по фанзам и нивам
В Сунгарийских вспененных волнах.
И голодная, в ссадинах, в ранах
Скудный харч завязавши в мешок,
Собирала незваных и званых
По канавам размытых дорог.
Черный город замкнули потемки,
В пустырях бездомовных орда,
Громоздят на обломках обломки
Наводненье, болезнь и нужда.
Но людского страданья не выпью,
Обреченным бессильна помочь…
И кричит на развалинах выпью
Желтоглазая хмурая ночь.
На коленях у беженки хворой
Смуглый мальчик измученный спит,
По известке, отбросам и сору
Бурый лист, распластавшись, шуршит.
Почерневшие астры поникли
На подточенном прелью стебле…
И столетье-ли, вечность-ли, миг-ли? —
Гибнут жизни в страданьях и зле.

Петербургская елочка

Мелких льдин блестящие осколочки
На окне — как изгородь немая…
Из картонки маленькую елочку
Каждый год в Сочельник вынимаю.
Из бумаги или мха зеленого
Склеены искусственные ветки,
И хранят следы свечей прожженные,
Воск и пыль, печальных лет отметки.
Кто поверит? На Большой Конюшенной
Я ее когда то покупала
И в санях, медведями опушенных,
Мимо белого везла канала.
Она помнит Невских вод иголочки,
Летний Сад и черных галок стаю…
Из картонки маленькую елочку
Каждый год в Сочельник вынимаю.
Елочка… Насмешка рока странная…
Раскололись царства, стерлись лица
И рыдает вьюга в ночь туманную
Над забытой русскою столицей…
А она в Сочельник, тень бездомная,
Шевелит поблекшими ветвями
И твердит нам: Помню, помню я,
Что уже давно забыто вами.

Серебряный юбилей

Стихотворение в двадцать пять строк.

Четверть века прошло незаметно
С той поры как в морском городке
Листья пальм колыхали приветно
Черный веер на желтом песке.
Голубело загадочно море,
Лили розы свой вкрадчивый яд
И в Батумском нарядном соборе.
Совершался венчальный обряд.
Блеск мундиров и тонкая пена
Подвенечной воздушной фаты,
Треск свечей, шелест белого трэна,
Восковых флер-д-оранжей цветы…
Где той свадьбы теперь богомольцы?
Где толпа приглашенных гостей?
Покатились венчальные кольца
С тихим звоном в разгоны путей.
Разлетелись в осколки бокалы,
Блеск померк золотых эполет,
Пронеслись над Россиею шквалы,
Протянулся туман черных лет.
Дарит время отмеченной паре
Седины юбилейный убор
И в серебряной пенится чаре
Целой жизни змеистый узор.
Да… Прошло четверть века с тех пор…

Камень александрит

На вашей руке, как свечка,
Вечерами огнем горит
В золотом ободке колечка
Камень — Александрит.
Не надо, не надо… Снимите…
Я боюсь его злых огней…
Не тревожьте тайные нити
Враждебных, немых теней.
Боялись прабабушки сглазу,
Деды ладонку брали в бой…
Вы ведь знаете с кем связан
Этот камень своей судьбой?
Его русские инженеры
В рудниках Сибири нашли
В дни восторгов, надежды, веры
И расцвета родной земли.
Среди шлаков, камней и пыли,
Там, где в шахте чернее тень,
Царским именем окрестили,
Обнаружили в царский день.
И кольцо с Александритом
Стал носить Александр Второй,
Гуманист, окруженный свитой,
Прославляемый, как герой.
Он, смеясь, любовался чудом,
Как в кольце гость земных глубин
Зеленел по утрам изумрудом,
Превращаясь ночью в рубин.
А потом… Когда сняли с пальца
Окровавленное кольцо,
Императору страдальцу
Заглянула судьба в лицо.
За свой дар народом убитый,
Спал он в церкви, крестом храним,
И кольцо с Александритом
Положили в гробницу с ним…
Не надо, не надо… Снимите…
Вы — красивый, вы — молодой,
Не тревожьте злобные нити,
Не играйте своей судьбой.
И тому, кого-бы любила,
От кого-бы ждала венца,
Никогда-б я не подарила
С этим камнем проклятым кольца!

Царица маскарада

К стройным ножкам голубой маркизы
Нежно льнет задумчивый Пьеро.
За костюмы выдаются призы, —
Все, как мир, привычно и старо.
Чтоб избрать царицу маскарада,
Мчатся маски, воя и звеня…
Шепчет он: Останьтесь здесь… Не надо…
Вы и так царица для меня.
Но к эстраде, к жадной ее пасти,
Их влечет людской волны прибой…
И Пьеро твердит о тихом счастьи
На ушко маркизе голубой.
Шелестят причудливо наряды,
Пляшут искры беглого огня…
Шепчет вновь он: Милая, не надо…
Вы и так царица для меня.
Стало тихо на веселом бале,
Сбились маски тесною гурьбой,
Ручейками слухи побежали:
Выдан приз маркизе голубой…
И Пьеро, любовник идеальный,
Разомкнул гудящий круг повес,
Поклонился гордо и печально
И навек с пути ее исчез.
21
{"b":"175511","o":1}