ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ленинградский ветер

Ветер с моря, ленинградский ветер,
Прилети, овей лицо и грудь.
Без тебя так трудно жить на свете,
Мне твоим дыханьем дай вздохнуть.
Пролетал ты городом лакомым
С Гавани. вдоль Невок, над Невой…
Может быть, летел над милым домом,
Сквозь проломы свежих ран его…
Что же гарью пахнешь ты и кровью?
Влажный был в тебе когда-то вкус…
Страшную рассказываешь повесть —
Я тобой досыта — не упьюсь.
Не упьюсь, пока — живой и бренной,
В город сердца не вернусь домой,
Не прильну к его камням священным,
Поседевшей с горя головой.
Хороши зимовки на Урале —
Сини дали, глубоки снега…
Люди здесь — из самой твердой стали,
Дружба их испытанна, долга.
Но тоска — что малахитов камень…
О тебе забыть не в силах я.
Снится мне тревожными ночами
Оттепель внезапная твоя.
<25 февраля 1943, Молотов>

Ночь в уральском поселке

Еще рассвет не осветил окна,
И за окном морозным тишина,
Но слышу, как скрипит напротив дома снег,
Калитка хлопает, выходит человек.
Вот он проходит за моим окном,
Невидимый в спокойствии ночном.
И сразу, вслед за ним, из всех ворот
Шаги и говор — двинулся народ.
Пора и мне. Морозный воздух вдруг
Меня целует. Захватило дух.
Степенно (здесь не любят болтовни)
Проходят люди, тенями в тени.
Лишь изредка фонарь косым лучом
Вдруг озарит могучее плечо
Иль синий ус. Иль бросит беглый свет
На щеки девичьи, как зимних яблок цвет.
Стоят большие ели в серебре.
Протоптан след на снеговом ковре,
Сбегает след отвесной тропкой вниз,
Туда, к пруду, вдоль древних черных изб,
Где не с петровских ли еще времен
Пылает небо от раскала домн.
И, пламя это унеся с собой,
Полки уральские идут сегодня в бой.
1943

Дорога

Поезд. Болота. Гранит.
Редкие зданья вокзалов.
Сердце тревожно стучит,
Вновь ты язычницей стала.
Ветру молюсь и дождю.
Встречным безыменным водам:
«Помощи вашей я жду.
Вечные силы природы!
Благостны вы и щедры,
Сердце не дайте обиде.
К матери будьте добры!
Сына позвольте увидеть».
<26 ноября — 11 февраля 1944. Беломорск-Молотов >

Беломорск, апрель

Бушует Выг, стремяся к морю,
Идет апрель, не тает лед…
Девчоночку послали в город,
Она бежит себе, ноет,
Мимо семафора,
Через полотно…
Затемненный город,
Не блеснет окно…
Мимо часового
На большом мосту.
Чистый детский голос
Льется в темноту.
Не потому поет она,
Что весел день вчерашний,
А потому, что ночь, война
И ей немного страшно
1943

«Мы сами жизнь свою решали…»

Мы сами жизнь свою решали —
В тот день на чашах бытия,
Как на больших весах, лежали
Две близких жизни и моя.
Я в чашу жалость положила,
Чтоб легкий маятник взлетел,
И как открытую могилу
Бесславный приняла удел.
<10 февраля 1944, Молотов>

18 августа 1941 года

Простимся надолго, мой город родной.
Так горько тебя мне оставить…
Не мне быть с тобою в страде боевой,
Не мне разделить твою славу.
Я глаз от тебя отвести не могла.
(Наутро мы дом покидали).
Легла на проспекты прозрачная мгла,
И в дымке сквозили каналы.
По черной Фонтанке мой шаг прозвенел,
Последний… в ту грозную осень.
Аэростат загражденья висел
Над спящею улицей Росси.
Но не было жаль мне в ту ночь ничего,
С чем связано прошлое счастье:
Мой город любимый, труднее всего
Мне было с тобою расстаться.
<12 февраля 1944, Молотов>

«Я полюбила цвет московской ночи…»

Я полюбила цвет московской ночи,
Тьму переулков, улиц полумрак,
Ее громад опущенные очи —
Единой думы затаенный знак, —
Ее салютов краткие мгновенья.
Когда глазам является Москва,
Как за безмолвной подготовкой мщенья
Слепительная вспышка торжества.
1943

Лахденпохья

Куковала кукушка холодной весной
В городочке над Ладожским морем.
Шли солдаты на плац, ветер сыпал крупой
На березки в зеленом уборе.
«Ах, кукушка, кукушечка, сколько мне жить?
Прокукуй столько раз, если знаешь, скажи!»
Но лишь ветер свистел у вершины скалы…
Это было в конце той холодной весны,
Это было за десять деньков до войны.
<10 февраля 1944>
50
{"b":"175517","o":1}