ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

63. ИСКРЫ

…Пуля, им отлитая, отыщет
Грудь мою…
Н. Гумилев
Я следил за небом робко,
Где — впопад и невпопад, —
Как по спичечной коробке,
Чиркал спички звездопад.
Так вот некогда горела —
Рассказал бы я тебе —
Трубка старого карела
В достопамятной избе.
Так когда-то не без риску,
Корпус лихо накреня,
Высекал я насмерть искру
Из армейского кремня!
Да, ни в хижине чухонца,
Ни в крутом седле бойца
Ни звезды своей, ни солнца
Не сыскал я до конца.
Где-нибудь в немецкой Туле,
Нами занятой в бою,
Отливает мастер пулю,
Искру, стало быть, мою…
Август 1933

64. «У витрины световой Госторга…»

 У витрины световой Госторга
Вспомнил я, увидел с высоты
Молодость в солдатских гимнастерках
Неправдоподобной простоты.
Вот они стоят передо мною,
Юноши в семнадцать — двадцать лет.
Неприступной и живой стеною
Ныне воспеваемых побед.
Босые, нечесаны, небриты…
Но щетиной этих юных лиц
Были, как штыками, перерыты
Все обозначения границ.
Без сапог, в задрипанных обмотках.
Сквозь огромный азиатский дождь,
С песней, с матом, с кровью в сердце…
Вот как
Шла к бессмертью наша молодежь!
Шла, чтобы, наголодавшись вдосталь.
Занимая Керчь или Тагил,
Обрести последнее удобство
Братских достопамятных могил.
От Владивостока и до Польши
Проведен пунктир кровавый — тел.
Но спроси, поставь любого — больше
Ничего никто и не хотел!
Да и так ли мало быть пунктиром,
Или историческим звеном,
Между старым И грядущим миром?
Мы и не мечтали об ином!..
Но, трудясь до белого каленья,
Зной крепя и плавя мрамор зим, —
Мы откроем новым поколеньям
Дверь в грядущее,
Как двери в магазин.
Сентябрь 1933

65. ИСПАНСКИЙ МОТИВ

Ни поесть,
Ни напиться.
От метелей
                    и вьюг
Эмигрируют
                      птицы,
Направляясь
                          на юг.
И товарищ
                      достойный
У советских границ
Наблюдает спокойно
Отправление
                             птиц.
Он спокоен,
Он знает:
Мы поем
                        не одни, —
Эта тема сквозная
И пернатым
                        сродни.
Эта песня
И в криках
Отлетающих
                                птиц,
И на всех
На языках
Деревень
                   и столиц.
И на рисовом поле,
Утонувшем
в поту,
И в глубоком подполье
В иностранном
                              порту.
…У меня
                  есть приятель,
Иностранный весьма,
Он мне
              в трюме припрятал
Два испанских письма.
Интересное дело,
Как, врываясь в слова,
По-испански запела,
Без акцента,
                        Москва!..
Я с испанским —
                           заметим —
Очень мало знаком,
Но мы именно
                            этим
Говорим
                  языком,
Тем, который
                        и в криках
Отлетающих
                        птиц,
И на всех
                  на языках
Деревень
                      и столиц.
И на рисовом
                            поле,
Утонувшем
                        в поту,
И в глубоком подполье
В иностранном порту.
Мы горим
Для идеи
И услышим
                      хотя б,
Как испанским владеет
Взявший слово
                           Октябрь.
Октябрь 1933

66. БОЙ

По отряду ходит бой
 В докторском халате.
«Ваня, милый, что с тобой?!» —
«И меня… ребята!»
И военный с бородой
Парню руку гладит:
«Это самый молодой
Был в моем отряде…»
Но отряд на слово — скуп.
Слева наступают.
Пулемету зуб на зуб
Аж не попадает!
Слева —
Бешеный огонь.
Справа,
Грохнув оземь,—
Падает убитый конь
В полковом обозе.
Бой идет —
Земля дрожит!
Пулеметы строчат…
На снегу один лежит
Мертвый пулеметчик.
Посмотрю…
И спасу нет —
До чего же молод!..
И над ним пятнадцать лет
Отливает красный цвет —
Знамя: серп да молот.
Ноябрь 1933
27
{"b":"175518","o":1}