ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

СОЛЯНОЙ СТОЛП

Лежат Гоморра и Содом
Бесформенной недвижной грудой,
Над ними соляным столпом,
Как верный страж, стоять я буду.
Стоять, навек окаменев
За то, что видеть я посмела,
Как Божья месть, как Божий гнев
Не знали меры и предела.
Господний преступив наказ,
Я оглянулась, покидая
Свой дом, когда с небес лилась
На город лава огневая.
Всё виденное навсегда
В моих глазах, и вечно снова
Я вижу то, что без следа
Исчезло в пропасти былого.
Я вижу рыжий пар и дым,
Огонь и кипень серы вязкой
И ставших факелом живым
Людей в предсмертной дикой пляске.
Я слышу вопли матерей,
Прожженным телом защищавших
От лавы маленьких детей –
Невинных, зла не понимавших…
Я осудила суд Творца:
Несправедливо и жестоко
Казнить детей за грех отца…
И вдруг – блеснуло Божье око,
Ударил гром, пронзила боль
Мне сердце, я оцепенела,
И вот – я камень твердый, соль,
Но дух мой не покинул тела…
Он заключен в столпе с тех пор
И ждет суда – за состраданье,
За небу брошенный укор, –
И твердо верит в оправданье.

ПАМЯТИ РЕМИЗОВА

О взыскуемом отечестве –
Где души начальный дом,
О святилище, о нечисти,
О грядущем, о былом,
О свершеньях уповаемых,
О несчастьях видим сны,
И молчим, и забываем их,
Суетой поглощены.
Всё, что было предуказано
В снах бессчетных, – всё сбылось,
Но осталось нерассказано –
Слов для сказа не нашлось.
Видно, снов язык таинственный
Всё еще чужой для нас,
Видно, с правдою единственной
Наша правда не сошлась.

ЗАГАДКА СЛОВА

Не в слове ли – бессмертие для нас?
Не в нем ли человек – подобье Бога?
Все тленны мы и все умрем в свой час,
Но слов бессмертных нам известно много.
В них – и добра благоуханный мед,
И влага зла губительно-хмельная…
Не словом ли был тот запретный плод,
Собрав который, мы лишились рая?..

СНЕЖНАЯ НОЧЬ

Со снегом вместе ночь упала,
Но звезд сегодня не найти, –
Весь воздух – ради карнавала –
Наполнен белым конфетти.
Минувшей карнавальной встряски
Не позабудет старец Рим, –
Зима в метельной русской пляске
Три дня подряд кружилась с ним.
Сегодня – в день четвертый – тише,
Но снег летит густой, сплошной,
Под ним стоишь, как в белой нише
Пред белой выгнутой стеной.
Всё тихо. Даже ветра голос
Умолк, зарывшись в белый мрак.
Но ждет душа: вот – скрипнет полоз,
Вот – снег взобьет лихой рысак,
Вот – в белой мгле раздастся бойкий
И зычный оклик лихача,
Иль промелькнет ямщик на тройке,
Коней гривастых горяча…

ГРЕХ МОЛЧАНИЯ

Элле Бобровой
В молчанье зреет дивное зерно,
Рожденное не на земле – на небе,
Но из него немногим суждено
Взрастить увенчанный цветами стебель.
Все наши песни – листья и цветы,
Взлелеянные мудрой тишиною.
Молчание – источник красоты,
Полет души над суетой земною.
Когда вся жизнь – лишь бред и дикий шум,
Не мы, а наше время виновато,
Что лишь в молчанье зреет семя дум.
«Греха молчанья» нет – молчанье свято.

СРАВНЕНИЯ

Оттенкам счета нет в садовой панораме.
Средь зелени, где солнца луч залег,
Чуть движет черно-желтыми крылами
Над белым крестоцветом мотылек.
И вдруг встает в лучах воспоминаний —
Сравнения неоскудевший дар —
Георгиевский крест на доломане
Зеленых гродненских гусар.
1958

К ЦЕЛИ

Когда спокойна гладь реки –
В ней всё находит отраженье:
Шатер небес, покой, движенье,
Леса, кусты и тростники.
Картины в ней отражены
Всегда правдиво, твердо, четко –
Покуда ветер или лодка
Не взбудоражит рябь волны.
Пока туман иль ночи тьма
Не занавесит лик природы,
Пока не бросит лед на воды
Их ненавистница зима.
Но что реке – зима и лед,
Покой и ветер, свет и тени,
И тьма, и смена отражений? –
Она течет вперед, вперед,
В затишье, в бурю, ночью, днем,
Под зноем, под бичом метели –
Она к своей стремится цели
Своим испытанным путем.
Не так ли чуткая душа
Все краски жизни отражает,
Но направленья не меняет,
К предвечной истине спеша?
Порою гладь в ней возмутит
Вдруг налетевшее сомненье,
И гнев порою отраженье
В ней исказит или затмит,
Но продолжается полет,
Светла ль душа или уныла, –
И никакая злая сила
Ее с дороги не собьет.
54
{"b":"175522","o":1}