ЛитМир - Электронная Библиотека
Так впечатление одно
Другим для мальчика сменялось;
А ночь короткая меж тем
К рассвету быстро приближалась.
Неясный, бледный луч зари
Уж загорелся на востоке;
Вдали, почуявши рассвет.
Лягушки квакали в осоке.
Прохладней стало на реке,
И звезды на небе бледнели…
И мальчик в лодке задремал,
Качаясь в ней, как в колыбели…
***
В Тихом сумраке лампада
Светом трепетным горит;
Пред иконой белокурый
Внучек с дедушкой стоит.
Говорит ребенку тихо.
Наклоняся, дед седой:
«Помолилися за всех мы,
Мой малютка дорогой.
Помолились за родных мы.
Помолились за чужих.
За людей, почивших в мире.
За трудящихся живых.
Помолились… но забыли
Помолиться мы за тех.
Кто томится в злой неволе
Без отрады и утех.
Чье в тоске сгорает сердце.
Гаснут очи под слезой…
Чья проходит жизнь сурово
За тюремною стеной.
Их не греет божье солнце.
Чуть в оконце им светя…
Так помолимся же Богу
Мы за них, мое дитя!
Тяжела, горька их доля.
Скорбь да горе в их груди,—
Нет у них ни светлой веры,
Ни надежды впереди.
Даруй Бог им облегченье
В темноте тюрьмы глухой.
Ниспошли им мир душевный
И сердечный дай покой.
Воскреси их упованья,
С горькой долей примири.
Светлой верой и надеждой
Путь их скорбный озари…»
И кладет дитя поклоны
При мерцающем огне
И  за дедушкой молитву
Повторяет в тишине.
* * *
Я отворил окно. Осенняя прохлада
Струею полилась в мою больную грудь.
Как тихо в глубине увянувшего сада!
Туда, как в темный склеп, боюсь я заглянуть.
Поблек и облетел убор его красивый;
От бури и дождя ничем не защищен.
Качаясь и дрожа, стоит он сиротливо,
И в шелесте ветвей печальный слышен стон…
Раздастся здесь порой ворон полет тяжелый.
Да галки на гумне, за садом, прокричат —
И стихнет все опять… И с думой невеселой
Гляжу я из окна в пустой, заглохший сад.
Здесь радостно жилось весной и жарким летом;
Но больно вспоминать об этих чудных днях,
О зелени полей, облитых ярким светом,
О сладком пенье птиц в долинах и лесах.
Природа замерла, нахмурилась сурово;
Поблекнувшей листвой покрылася земля.
И холодом зимы повеял север снова
В раздетые леса, на темные поля.
Вот желтый лист, Кружась, упал передо мною…
С глубокой на него я грустью посмотрел!
Не так же ль я измят безжалостной судьбою.
Как этот слабый лист, — засох и пожелтел?
Прошла моя весна, и лето миновало,
И на лугу  моем засохли все цветы;
Их  прежняя краса под холодом  увяла:
Рассеялись мои надежды и мечты.
Как желтые листы, давно они опали;
Осенний ветер их размыкал без следа,
И то, чем жизнь моя красна была вначале.
Все горьким опытом убито навсегда.
Век доживаю я, как дерево сухое.
Минувшему  сказав печальное «прости!».
И мучит душу мне сознанье роковое.
Что близок мой конец и мне уж не цвести.
* * *
Когда, с тобою встретясь снова
После разлуки долгих лет,
Я ждал, что ласковое слово
Ты скажешь мне, мой друг, в привет,
Я ждал, что ты расспросишь жадно
Меня о том, как мне жилось
И сколько в грусти безотрадной
Мне сердцем выстрадать пришлось,—
Ты ничего мне не сказала.
Ты холодна ко мне была.
Меня как будто не узнала
И, встретясь, мимо ты прошла.
И стало мне так грустно, больно,
Что я, придя домой, припал
Лицом к подушке, и невольно
Я зарыдал вдруг, зарыдал —
О том, что все прошло, минуло.
Чего желалось, не сбылось,
Как сон лукавый обмануло
И безвозвратно унеслось.
По дороге
Я въезжаю в деревню весенней порой —
И леса и луга зеленеют;
Всюду труд на полях, режут землю сохой.
Всюду взрытые пашни чернеют;
И, над ними кружась, громко птицы звенят,
В блеске вешнего дня утопая…
И задумался я, тишиною объят:
Мне припомнилась юность былая…
13
{"b":"175526","o":1}