ЛитМир - Электронная Библиотека
Правеж
Зимний день. В холодном блеске
Солнце тусклое встает.
На широком перекрестке
Собрался толпой народ.
У Можайского Николы
Церковь взломана, грабеж
Учинен на много тысяч;
Ждут, назначен тут правеж.
Уж палач широкоплечий
Ходит с плетью, дела ждет.
Вот, гремя железной цепью.
Добрый молодец идет.
Подошел, тряхнул кудрями.
Бойко вышел наперед,
К палачу подходит смело,—
Бровь над глазом не моргнет.
Шубу прочь, долой рубаху,
На кобылу малый лег…
И палач стянул ремнями
Тело крепко поперек.
Сносит молодец удары.
Из-под плети кровь, ручьем…
— Эх, напрасно погибаю,—
Не виновен в деле том!
Не виновен, — церкви божьей
Я не грабил никогда… —
Вдруг  народ заволновался:
«Едет, едет царь сюда!»
Подъезжает царь и крикнул:
«Эй, палач, остановись:
Отстегни ремни кобылы…
Ну, дружище, поднимись!
Расскажи-ка, в чем виновен,—
Да чтоб правды не таить!
Виноват — терпи за дело.
Невиновен — что и бить!»
— За грабеж я церкви божьей
Бить плетями осужден.
Но я церкви, царь, не грабил,
Хоть душа из тела вон!
У Можайского Николы
Церковь взломана не мной,
И грабители с добычей
Забралися в лес густой:
Деньги и кучками расклали…
Я дубинушку схватил —
И грабителей церковных
Всех дубинушкой побил.
«Исполать тебе, детина! —
Молвил царь ему в ответ. —
А цела ль твоя добыча?
Ты сберег ее иль нет?»
— Царь, вели нести на плаху
Мне головушку  мою!
Денег нет, перед тобою
Правды я не утаю.
Мне добычу эту было
Тяжело тащить в мешке;
Видно, враг попутал, — деньги
Все я пропил в кабаке!
Богатырская жена
I
Князь Владимир стольнокиевский
Созывал на пир гостей,
Верных слуг своих — дружинников,
Удалых богатырей.
Звал их яства есть сахарные,
Пить медвяные питья;
И сходились гости званые,
И бояре и князья.
Много было ими выпито
Искрометного вина;
То и дело осушалися
Чаши полные до дна.
Обходил дружину храбрую
С хмельной брагой турий рог;
Только хмель гостей Владимира
Под столы свалить не мог.
Вот, как вполсыта наелися
И вполпьяна напились,
Гости начали прихвастывать,
Похваляться принялись.
Кто хвалился силой крепкою,
Кто несметною казной.
Кто своей утехой сладкою —
Богатырскою женой.
Кто товарами заморскими,
Кто испытанным  конем.
Лишь Данило призадумался.
Наклонившись над столом.
На пиру великокняжеском
Он не хвалится ничем;
И насмешливо дружинники
Шепчут; «Глух он али нем?»
— Ты почто, скажи, задумался? —
Князь Даниле говорит.—
Взор твой ясный темной думою.
Словно облаком, покрыт.
Али нет казны и силушки
У тебя, Данило-свет?
Платье ль цветное изношено?
Аль жены-утехи нет?
Встрепенулся свет Денисьевич,
Молвя князю: «Всем богат;
А своей я темной думушке.
Добрый княже, сам не рад.
На твоем пиру на княжеском
Собеседник я плохой;
И тебе, я, княже, кланяюсь:
Отпусти меня домой.
Отчего  я сам не ведаю,
Грусть взяла меня теперь!..»
Встал Данило, князю-солнышку
Бил челом и вышел  в дверь…
Стихотворения - i_018.png
II
И дружине молвил ласково
Князь Владимир, поклонясь:
— Все вы, други, переженены.
Не женат лишь я, ваш князь.
Между вами обездоленным
Я хожу холостяком:
Помогите же, товарищи,
Мне в несчастии таком.
Приищите мне невестушку.
Чтобы ласкова была,
И смышлена в книжной грамоте,
И румяна, и бела.
Чтоб женой была мне доброю,
Доброй матушкою вам.
Чтоб не стыдно государыней
Звать ее богатырям.
Князь умолк, и призадумалась
Все его богатыри:
Сватом быть для князя стольного
Трудно, что ни говори!
Лишь Мишата не задумался:
«На примете есть одна,—
Молвил он. — лебедка белая.
Богатырская жена.
То жена Данилы славного.
Уж куда как хороша
Василиса свет Микулишна,
Раскрасавица-душа!
Ясны очи соколиные,
Брови соболя черней;
В целом городе Чернигове
Василисы нет умней.
Не уступит мужу книжному
В русской грамоте она,
И петью-четью церковному
Хорошо обучена».
С грозным гневом на Путятича
Князь Владимир поглядел:
— Спьяну, что ль, заговорился ты
Али в петлю захотел?
Разве я лишился разума?
Разве зверь я али тать?
От живого мужа можно ли
Мне жену насильно взять?
Не сробел Мишата, вкрадчиво
Князю молвил он в ответ:
«Князь Данило ходит под богом —
Нынче жив, а завтра нет.
Коль слова мои не по сердцу,
То казнить меня вели;
Только прежде поохотиться
В лес Денисьича пошли.
В темных дебрях под Черниговом
Зверя тьма, а лову нет:
Прикажи поймать Денисьичу
Злого тура на обед.
На охоте все случается:
С буйным зверем труден бой,
И не взять его охотнику,
Княже, силою одной».
Понял князь Владимир киевский
Смысл лукавых этих слов.
И писать к Даниле грамоту
Он призвал своих писцов.
Те писцы писали витязю.
Чтобы он в лесах густых
Ради князя поохотился
На зверей и птиц лесных.
Поискал бы тура дикого,
С поля взял его живьем.
И отправил князь  Митятича
С этой грамотой послом.
17
{"b":"175526","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Капля памяти
Первое правило драконьей невесты
Бумажная принцесса
Я у себя одна, или Веретено Василисы
Гербарий для души. Cохрани самые теплые воспоминания
Чтобы сказать ему
Сам себе финансист: Как тратить с умом и копить правильно
451 градус по Фаренгейту
Маша и Тёмный властелин