ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я вижу летних мальчиков паденье.

В личинке человека - пустота,

А эти мальчики все наполняют,

Я - некто вроде вашего отца.

Вы созданы из кремня и смолы

И, разглядев путей пересеченье,

Сплетаются, целуясь, полюса.

3. КОГДА ЗАСОВЫ ОТВОРИЛИСЬ

Когда засовы  отворились,

И пальцы вдруг рассвободились,

Сорвали сумерек замки,

А губы засосали время,

Сглотнув сгущавшуюся темень

И море вкруг моей руки –

Вселенских океанов толща 

Исчезла, и открылось тут же

Иссохшее морское дно, 

Отправил я свое созданье 

Обследовать мой шар с вихрами,

Пришитый нервами к душе.

И, сердце зарядив творенью,

Его согрели батареи,

Чтоб к свету путь ему открыть,

И звезды, обретая форму,

Отцовской магии остатки

В сне успели утопить.

Вот этот сон: могил доспехи,

И краб живой рыжеголовый,

И бельма саванов, и прах,

И мертвецы давно небритые,

И мухи над мешками крови, 

И руны смерти на камнях

Заучены на память снами,

Что плавают над временами.

Саргассы замерших могил

Всех мертвецов, восставших к сроку,

К работе и к времен потоку,

Вернут, как Тот бы возвратил,

Кто сны над койками катает,

Тень и зародыш окормляет,

Так люди рыбок кормят, чтоб

Через цветы и зелень тени,

Презрев толпу пустых видений,

Смотрели словно в перископ.

Повешенный встает из ямы

С известкой. И жужжит упрямо

Пропеллеров прозрачный рой,

И кипарисовые люди

От пенья петуха иссохнут,

А сны глядящий под луной

Глупцам  не зря стреляет в спину,

Тем, кто просторы сна покинул, 

И лунных сосунков творит,

Когда засовы повернутся,

И сумерки в клубки свернутся!

И с материнским молоком,

Что гуще, чем песка сгущенье,

Отправил к свету я творенье,

Но был он кем-то усыплен,

Имел, как видно, кто-то виды

Украсть души моей флюиды,

Но остов формы сотворен!  

Не спи, не спи, мой спящий кто-то,

В рассветном городе работай

Пусть свет зашторенный темней,

Но самый быстрый всадник все же

Сквозь сумрак штор прорваться сможет, 

Миры развесив меж ветвей. 

4. ПРОЦЕСС РАСКРУЧИВАНЬЯ НЕПОГОДЫ

Процесс раскручиванья непогоды

В глубинах сердца так суров:

Раскручиванье непогоды в венах

Всю влажность иссушает разом.

Ночь превратится в день, а червяков 

Сожгут бесчисленные солнца крови. 

Процесс, в глазу начавшийся, пророчит

Окостененье, слепоту. Из лона

Исходит смерть, по мере выхожденья

Оттуда жизни…

Тьма в непогоду глаз – неотделима

От света их. Так монотонно море

С упорством бьется о сухие скалы,

А семя, из которого растет

Лес лона, по вине безветрий сонных

Иссохло и пропало…

А непогода в мышцах и костях

То вдруг дождливая, то вновь сухая,

Невольно будит мысль о мертвецах,

О призраках, что мечутся, мелькая

Перед глазами… 

Непогода в мире

Столкнет к лицу лицом

Фантомы. И малыш, которого любили,

В их тень двойную погружен. Луну

Вдувает в солнце непогодой черной,

Задергивающей наши  шторы – поры,

И сердце возвращает наших мертвых…

5. ПОКА НЕ ПОСТУЧАЛСЯ В ПЛОТЬ Я

Пока не постучался в плоть я,

Был я аморфен, как вода,

Та, что у моего порога

Сформировала Иордан.

Руками жидкости в утробу

Я занесён на тот причал – 

Таинственный  племянник Мнеты

Сестры Отца, конец начал

Всех… –  Был я глух к весне и лету,

Не знал ни солнца, ни луны.

Ни их имен: ведь я был – «это»:  

Как след расплывшейся волны,   

Как молоток дождя, которым

Отец взмахнул, скопленьем звезд

Свинцовых, собственным мотором

Туда заброшенным, пророс.

Я знал, что весть зимы бывает

Весельем, кинутым снежком, 

А ветер, что во мне взвывает,

Он был влюблен в мою сестру,

Росою адской брызнул ветер,

Гоня по венам Рождество:

Еще не зачат я – но понял,

Что день от ночи отличим.

Еще не зачатый, на дыбе

Снов, знал я: лилии моих

Костей раскрылись и могли бы

Овеществить сложнейший шифр

Живого. Смертность платит плоть

За переход черты, где – Крест,

Костер, и печень Прометея,

И, как колючий хаос звезд –

Терновые переплетенья

В монады скрученных мозгов

Познали Вод и Слов смешенье,

И как бежит по венам кровь.

И жажду ощутило горло,

И сердце знало: есть любовь,

И голод брюха есть, и голод  

Еще не высказанных слов,

Пока все не сгниет,

То было

Предмыслью о грядущей тьме:

Ведь смерть так явственно сквозила

В  ошибках, в памяти, в дерьме,

А время подгоняло плетью

Всю сущность смертную, всю дурь:   

Тонуть ли в море, жить ли, плыть ли

С толпой соленых авантюр?

В приливах, берега лишенных,

Я был богат, я богател, 

И днями вин неразведенных

Весь устремлялся за предел!

Я сын людской, сын духа тоже,

Но так не стал аж до конца

Ни тем, ни тем: как плеть по коже

Меня хлестнула смерть отца.

Я смертен как порог молчанья:

Не зря холодные уста

Несли отцу в конце дыханья

Весть смерти от его Христа!

И ты, пред алтарем склоненный,

Ты пожалей в молитве тех,

Кто дух, чудесно воплощенный,

В плоть одевает, как в доспех,

И сколько раз опять – безмерно! –

Ее утробу предал Он

Тем, что от сущности бессмертной

Обычный смертный был рожден…

6. ТА СИЛА, ЧТО ЦВЕТЫ СКОЗЬ ЗЕЛЕНЬ ПОДОЖЖЕТ

Та сила, что цветы сквозь зелень подожжет

Творит и зелень юности моей.

Она и корни всех деревьев оборвет,  

Да и меня разрушить норовит.

Ну, как я розе, согнутой ветрами,

Скажу, что та же лихорадка ветра

И мне сгибает юность? –

Ведь немота моя не разрешит!

Та сила, что сквозь скалы воду гонит,

Она же гонит красный мой поток,

Она ручьи живые иссушает, –

И речки вен как воск застынут, дайте срок!

Но как мой голос венам сообщит,

Что горные ручьи все тот же рот

Сосет?… Ведь немота не разрешит!

Рука, творящая в пруду водоворот, 

Пески размешивающая в пустынях,

Она же крепко держит против ветра

Мой саван, парус мой, – и мачта не дрожит

Но как могу я палачу сказать,

Что и его скелет из моего же праха 

Сформован?… Немота не разрешит!

А губы времени присасываются к фонтану.

И скапливается в лужицах любовь.

2
{"b":"175531","o":1}