ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Маркиз. Молчал бы уж лучше, шевалье!

Дорант. Хорошо. Однако попробуй поглядеть на себя со стороны, когда ты влюблен…

Маркиз. И слушать не хочу!

Дорант. Нет, послушай! Разве в пылу страсти…

Маркиз (поет). Ла-ла-ла-ла-ла-ре, ла-ла-ла-ла-ла-ла!

Дорант. Что?

Маркиз. Ла-ла-ла-ла-ре, ла-ла-ла-ла-ла-ла!

Дорант. Я не понимаю, как…

Маркиз. Ла-ла-ла-ла-ла-ре, ла-ла-ла-ла-ла-ла!

Урания. Мне кажется, что…

Маркиз. Ла-ла-ла-ла-ре, ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла!

Урания. В нашем споре много забавного. Мне кажется, что из этого могла бы выйти небольшая комедия, она была бы недурным довеском к Уроку женам.

Дорант. Вы правы.

Маркиз. Черт возьми, шевалье, не слишком благодарная будет у тебя там роль!

Дорант. Твоя правда, маркиз!

Климена. Мне бы тоже хотелось, чтобы такая пьеса была написана, но чтобы все в ней было воспроизведено в точности.

Элиза. Я бы с удовольствием сыграла в ней свою роль.

Лизидас. И я от своей не откажусь.

Урания. Раз этого хотят все, то запишите наш разговор, шевалье, и передайте Мольеру — ведь вы с ним знакомы, — а уж он из этого сделает комедию.

Климена. Вряд ли он на это пойдет — здесь ему не больно много расточали похвал.

Урания. Нет-нет, я знаю его нрав! Он критику своих пьес ни во что не ставит, лишь бы их смотрели.

Дорант. Да, но какую же он придумает развязку? Тут не может быть ни свадьбы, ни узнавания. Ума не приложу, чем может кончиться подобный спор.

Урания. Тут надо что-нибудь совершенно неожиданное.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же и Галопен.

Галопен. Сударыня! Кушать подано.

Дорант. А! Вот она, та самая развязка, которую мы ищем, — ничего более естественного не найти. В пьесе будут ожесточенно и яростно спорить две стороны, совершенно так же, как и мы, никто никому не уступит, а потом выйдет лакей и объявит, что кушать подано, тогда все встанут и пойдут ужинать.

Урания. Лучше конца не придумаешь. На нем мы и остановимся!

ВЕРСАЛЬСКИЙ ЭКСПРОМТ

Полное собрание сочинений в трех томах. Том 1 - i_011.jpg

Комедия в одном действии

Перевод Арго

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

[101]

МОЛЬЕР

смешной маркиз.

БРЕКУР

человек знатного происхождения.

ДЕ ЛАГРАНЖ

смешной маркиз.

ДЮКРУАЗИ

поэт.

ЛАТОРИЛЬЕР

несносный маркиз.

БЕЖАР

услужливейший человек.

Г-ЖА ДЮПАРК

маркиза-ломака.

Г-ЖА БЕЖАР

недотрога.

Г-ЖА ДЕ БРИ

осмотрительная кокетка.

Г-ЖА МОЛЬЕР

остроумная насмешница.

Г-ЖА ДЮКРУАЗИ

слащавая злюка.

Г-ЖА ЭРВЕ

жеманная служанка.

ЧЕТВЕРО ПОСЛАНЦЕВ.

Действие происходит в Версале, в зале Комедии.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Мольер, Брекур, де Лагранж, Дюкруази, г-жа Дюпарк, Бежар, де Бри, Мольер, Дюкруази, Эрве.

Мольер. Да вы что же это, господа, назло мне так копаетесь? Что же вы не выходите на сцену? Черт бы вас всех побрал! Да ну, скорее! Господин Брекур!

Брекур. Что такое?

Мольер. Господин де Лагранж!

Де Лагранж. В чем дело?

Мольер. Господин Дюкруази!

Дюкруази. Что еще?

Мольер. Госпожа Дюпарк!

Г-жа Дюпарк. Ну-ну?

Мольер. Госпожа Бежар!

Г-жа Бежар. Что случилось?

Мольер. Госпожа де Бри!

Г-жа де Бри. Что вам угодно?

Мольер. Госпожа Дюкруази!

Г-жа Дюкруази. Что там еще?

Мольер. Госпожа Эрве!

Г-жа Эрве. Иду-иду!

Мольер. А, прах их побери, с ума я с ними сойду! Вы хотите, господа, довести меня до бешенства?

Брекур. А вы чего от нас хотите? Мы даже ролей не знаем, а вы заставляете нас играть. Кто кого доводит до бешенства?

Мольер. Странные существа эти актеры, попробуйте ими управлять!

Г-жа Бежар. Ну вот мы пришли. Что вы собираетесь делать?

Г-жа Дюпарк. Что вы затеваете?

Г-жа де Бри. О чем идет речь?

Мольер. Прошу вас всех сюда. Мы все уже в костюмах, а король прибудет часа через два, не раньше. Давайте пока прорепетируем нашу пьесу и решим, как ее играть.

Де Лагранж. А как можно играть то, чего не знаешь?

Г-жа Дюпарк. Я вам прямо говорю: я из своей роли ни слова не помню.

Г-жа де Бри. Мне придется с начала до конца играть под суфлера.

Г-жа Бежар. А я так просто выйду с тетрадкой в руке!

Г-жа Мольер. Я тоже!

Г-жа Эрве. Хорошо, что у меня немного слов!

Г-жа Дюкруази. И у меня немного, но боюсь, что я и тех не скажу.

Дюкруази. Я готов откупиться десятью золотыми.

Брекур. А я бы предпочел двадцать ударов плетью, уверяю вас!

Мольер. Вы все жалуетесь на скверные роли, а что бы вы сделали на моем месте?

Г-жа Бежар. На вашем? А вам-то какая забота? Пьесу написали вы — вам ли ее не запомнить?

Мольер. Да разве дело только в том, собьюсь я или не собьюсь? А кто, как не я, отвечает за успех пьесы — это, по-вашему, пустяк? Вы думаете, это так просто — разыграть смешную пьесу перед обществом, которое нынче здесь соберется, и заставить смеяться почтенных особ, которые смеются, только когда им заблагорассудится? Какой писатель не убоялся бы такого испытания?

Г-жа Бежар. Если б вы и правда боялись, так были бы осторожнее и не взялись бы за одну неделю подготовить пьесу.

Мольер. Как я мог отказаться, если таково было желание короля?

Г-жа Бежар. Как отказаться? Надо было в самых почтительных выражениях извиниться, сославшись на невозможность выполнить приказание в столь короткий срок. Другой бы на вашем месте поберег свою репутацию и не пошел на такой риск. Подумайте, что с вами будет, если пьеса провалится! Какой это будет козырь в руках у ваших завистников!

Г-жа де Бри. Конечно, надо было в почтительных выражениях извиниться перед королем или хотя бы попросить отсрочки.

Мольер. Ах, боже мой! Сударыня! Короли требуют беспрекословного повиновения и знать не хотят никаких препятствий. Им нравится только то, что бывает готово в назначенный ими срок. Если же увеселение запаздывает, оно теряет для них всякую прелесть. Они хотят таких удовольствий, которые не заставляют себя ждать; чем меньше подготовки, тем это им приятнее. О себе мы должны забыть; мы для того и существуем, чтобы угождать им, и, когда нам поручают что-либо, наше дело — выполнять их поручение как можно скорее. Лучше выполнить поручение плохо, нежели выполнить, да не в срок. Пусть нам будет стыдно за неудачу, зато мы сможем гордиться быстротой выполнения. Однако давайте начнем репетицию!

Г-жа Бежар. Какой смысл репетировать, когда мы не знаем ролей?

Мольер. Вы будете их знать, ручаюсь вам! А если и не будете знать назубок, то почему бы вам не проявить изобретательность? Пьеса — в прозе, кого вы изображаете — вам известно.

Г-жа Бежар. Покорно благодарю, проза еще хуже стихов!

Г-жа Мольер. Знаете, что я вам скажу? Вам бы следовало написать такую пьесу, в которой играли бы вы один.

Мольер. Помолчите, жена, вы — дура.

Г-жа Мольер. Очень вам благодарна, дражайший мой супруг. До чего же меняет людей женитьба! Полтора года назад вы со мной не так разговаривали!

вернуться

101

Изображая в комедии репетицию на сцене своего театра, Мольер сохраняет за исполнителями «Версальского экспромта» собственные имена актеров своей труппы.

148
{"b":"175536","o":1}