ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Селимена.

Нет, любит умничать, а что быть может хуже?
Всегда натянут он, и видно по всему,
Что занят лишь одним: как бы сострить ему!
О, угодить ему стараться — труд напрасный!
С тех пор как ум в себе открыл он первоклассный,
Он критикует все, что пишут, свысока.
Решил он, что хвалить — не дело знатока,
Что свойство тонких душ — судить как можно строже,
А приходить в восторг — да сохрани вас боже!
«Глупцы лишь создают кому-нибудь успех».
А он осудит всех — и станет выше всех!
В гостиных разговор и тот он судит, право,
И, руки на груди скрестивши величаво,
С презреньем слушает с далекой высоты,
Чем это жалкие людишки заняты…

Акаст.

О, черт меня возьми, портрет похож на диво!

Клитандр.

У вас особый дар описывать так живо!

Альцест.

О милые друзья! Вперед, смелей вперед!
Пощады никому, свой каждому черед!
Вы строго судите, но между тем замечу:
Вы с радостью им всем бросаетесь навстречу,
Их рады лобызать, им нежно руки жать
И ревностно свои услуги предлагать.

Клитандр.

При чем же мы-то здесь? Упреки без утайки
Должны вы обратить по адресу хозяйки.

Альцест.

Нет! Обращаются мои упреки к вам.
Вы, вы ей курите преступно фимиам!
Ее блестящий ум отравою питая,
Вредит ей ваша лесть дешевая, пустая,
И в ней злословья бы никто не вызывал,
Не жди она от вас восторгов и похвал.
Да-да, одни льстецы, бесспорно, виноваты
В том, что пороками все люди так богаты.

Филинт.

Что значит этот пыл заступничества в вас
За то, что бичевать готовы вы подчас?

Селимена.

Как! Вы не видите, что дух противоречья
Способен вызвать в нем приливы красноречья?
Он должен выказать неудержимый жар,
Противоречие — его особый дар.
Ужасно для него общественное мненье,
И в примиренье с ним он видит преступленье.
Он опозоренным себя навеки б счел,
Когда бы против всех отважно не пошел.
Честь спора для него отрадна и желанна,
И спорить сам с собой привык он постоянно:
С своими чувствами готов пуститься в бой,
Раз выскажет при нем их кто-нибудь другой.

Альцест.

За вас насмешники все будут непреложно…
В сатире надо мной вам изощряться можно.

Филинт.

Но правда ведь и то, мой друг: ваш ум таков —
Всегда протестовать и спорить он готов,
И одинаково, по вашему ж признанью,
Вы возмущаетесь и похвалой и бранью.

Альцест.

Не правы люди все ни в чем и никогда,
И к ним в моей душе всегда живет вражда,
Всегда одно из двух: достойные презренья,
Они иль низко льстят, иль судят без зазренья.

Селимена.

Но…

Альцест.

Нет, сударыня, пусть лучше я умру,
Несносно видеть мне подобную игру.
Но вас на ложный путь заведомо толкают
И вашим слабостям напрасно потакают.

Клитандр.

Альцест! Мне кажется, напрасен ваш укор:
Я лично слабостей не видел до сих пор.

Акаст.

Мы видим грацию и прелесть. В самом деле,
Какие слабости? Мы их не разглядели!

Альцест.

Но я… я к ним не слеп, не равнодушен к ним:
Чем больше любим мы, тем менее мы льстим.
Нет, чистая любовь не знает всепрощенья,
И правду говорить готов я без смущенья.
Я б гнал без жалости вздыхателей долой,
Когда б они во прах склонялись предо мной
И лживой мягкостью — любезны, льстивы, сладки —
Мои превозносить старались недостатки.

Селимена.

Итак, по-вашему, когда мы влюблены,
Навек отречься мы от нежности должны
И полагать любви почетным назначеньем
Бранить ее предмет с похвальным увлеченьем?

Элианта.

С любовью истинной ваш взгляд несовместим.
Нет, выбором всегда влюбленный горд своим.
Все лишним поводом бывает к восхваленью.
Любовь всегда склонна бывает к ослепленью:
Она любой порок за качество сочтет
И в добродетели его произведет.
Бледна — сравнится с ней жасмина только ветка;
Черна до ужаса — прелестная брюнетка;
Худа — так никого нет легче и стройней;
Толста — величие осанки видно в ней;
Мала, как карлица, — то маленькое чудо;
Громадина — судьбы премилая причуда;
Неряха, женских чар и вкуса лишена —
Небрежной прелести красавица полна;
Будь хитрой — редкий ум, будь дурой — ангел кроткий;
Будь нестерпимою болтливою трещоткой —
Дар красноречия; молчи как пень всегда —
Стыдлива, и скромна, и девственно горда.
Так если в любящем порывы чувств глубоки,
В любимом существе он любит и пороки.[55]

Альцест.

А я вам говорю…
вернуться

55

в любимом существе он любит и пороки. — Монолог Элианты является вольным переложением стихов Лукреция, чью философскую поэму «О природе вещей» Мольер переводил в молодости.

54
{"b":"175537","o":1}