ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Второй сатир.

Не всегда любовь балует
Нас желательным концом,
Но сатир не негодует,
И, смеясь, свой пыл врачует
Он искрящимся винцом.

Все.

Эй, вы, фавны и дриады![41]
Выходите для услады
Из глуши своей лесной,
Пляску весело начните,
Ваши песенки чертите
На муравке луговой.
Первый балетный выход

Шесть дриад и фавнов выходят из своих жилищ и начинают красивый танец. Затем появляются Климена и Филинт и разыгрывают небольшую сценку любовной размолвки.

Любовная размолвка.

Климена, Филинт.

Филинт.

Ах, я был любим тобою.
И доволен был судьбою,
Не был завистью томим
Даже и к богам самим!

Климена.

Как же ты, в меня влюбленный,
Сердце отдал вмиг другой?
Мне не надо и короны,
Лишь бы быть всегда с тобой.

Филинт.

Да! Другая исцелила
Страсть, что я к тебе питал.

Климена.

Я другого полюбила,
Раз неверен ты мне стал.

Филинт.

Несравненной красотою
Хлора славится моя.
Пожелай она — с душою
Жизнь отдам охотно я.

Климена.

Больше счастия любима
Я Миртилием моим.
Страстью я к нему палима,
Умереть готова с ним.

Филинт.

Ах, когда б, на радость взору,
Возрожденная любовь
Вдруг смогла мою мне Хлору
Заменить тобою вновь!

Климена.

Пусть Миртил, пленившись мною,
Будет страстию гореть,
Но признаюсь: лишь с тобою
Жить хочу и умереть!

Климена и Филинт.

Как страстно мы теперь друг в друга влюблены!
Мы жить и умереть влюбленными должны.

Все.

Как милы теперь вы оба,
Побранившись меж собой,
Чувству верные до гроба
И невинные душой!
Чаще, милые, бранитесь,
А затем опять миритесь!
Второй балетный выход

Фавны и дриады возобновляют свой танец, пастухи и пастушки поют. В глубине сцены три маленьких фавна и три маленькие дриады повторяют все происходящее на авансцене.

Пастухи и пастушки.

Любовь! О ключ живой невинных наслаждений!
Тебя, тебя поем в тиши уединений.
Пусть слава не прельщает нам сердца,
Все эти почести смущают лишь напрасно,
В их поисках кончают жизнь злосчастно,
Мы лишь в любви жить будем до конца!
Коль любишь — в жизни все приветливо и мило,
Двум любящим сердцам не страшен сон могилы.
Когда в нас страсть отрадно зажжена,
Вся жизнь для нас — веселая весна.
Любовь! О ключ живой невинных наслаждений!
Тебя, тебя поем в тиши уединений.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Аристиона, Эрифила, Ификрат, Тимокл, Сострат, Анаксарх, Клитид.

Аристиона. Невольно повторяешь одно и то же: «Восхитительно! Восхитительно! Неподражаемо! Бесподобно!»

Тимокл. Вы преувеличиваете, принцесса, это все пустяки.

Аристиона. Такие «пустяки» могут развлечь самых серьезных людей. В самом деле, дочь моя, ты очень обязана этим принцам, едва ли тебе удастся в должной мере отблагодарить их за все их старания и хлопоты.

Эрифила. Я все это чувствую, матушка.

Аристиона. А между тем заставляешь их так долго томиться в ожидании ответа. Я обещала не принуждать тебя, но их любовь обязывает поспешить с ответом и не откладывать награду за их усердие. Я поручила Сострату выведать тайну твоего сердца, но не знаю, приступил ли он к выполнению этого поручения.

Эрифила. Приступил. Но мне кажется, что я, напротив, спешу с этим выбором, меня за него непременно станут порицать. Я себя чувствую в равной степени обязанной обоим принцам и за их любовь, и за их рвение, и за их услуги. Я поступлю очень несправедливо, если проявлю неблагодарность к одному из них, отказав ему в моей руке и предпочтя его соперника.

Ификрат. Это значит, принцесса, сказать весьма лестный комплимент, с тем чтобы отказать нам обоим.

Аристиона. Подобного рода сомнения, дочь моя, не должны тебя тревожить. Оба принца заранее подчиняются тому предпочтению, которое окажет одному из них твоя склонность.

Эрифила. В склонности, матушка, можно легко ошибиться. Несравненно легче сделать правильный выбор лицу постороннему, незаинтересованному.

Аристиона. Ты знаешь, что я дала слово ничего не высказывать по этому поводу. Твоей склонности нельзя ошибиться, твой выбор между двумя принцами не может быть дурным.

Эрифила. Чтобы не нарушить данного вами слова и чтобы и мне не идти против совести, примем, матушка, решение, которое я сейчас позволю себе предложить.

Аристиона. Какое решение, дочь моя?

Эрифила. Пусть этот вопрос решит Сострат. Вы его выбрали, чтобы он открыл тайну моего сердца, позвольте же и мне обратиться к нему, чтобы выйти из того затруднения, в котором я нахожусь.

Аристиона. Я настолько уважаю Сострата, что захочешь ли ты через его посредство выразить свои чувства или же вполне положиться на его выбор — повторяю: я так ценю его достоинства и так уважаю его мнение, что охотно принимаю твое предложение.

Ификрат. Это значит, принцесса, что нам придется ублажать Сострата?

Сострат. Нет, принц, вам не придется меня ублажать: при всем том уважении, какое я питаю к принцессам, я отказываюсь от предлагаемой мне чести.

Аристиона. Но почему же, Сострат?

Сострат. У меня есть на то свои соображения, принцесса.

Ификрат. Уж не боитесь ли вы, Сострат, нажить себе врага?

Сострат. Что мне, принц, бояться врагов, которых я себе наживу, повинуясь моим повелительницам?

вернуться

41

Дриады и фавны — лесные нимфы и сельские божества, считавшиеся покровителями животных (миф.).

41
{"b":"175538","o":1}