ЛитМир - Электронная Библиотека

Тут он заметил Сварога — но недовольства не выразил — наоборот, широко улыбнулся:

— Командир, в Горроте все прекрасно получилось. Не зря «Трактат о замысловатой оптике» так усердно запрещали и жгли. Просто счастье, что Яношу попался полный набор… Если и здесь получится…

— И что будет? — спросил Сварог.

— Во-первых, разгадка кое-каких странностей, — сказал Элкон, не сводя глаз со своего сооружения. — А во-вторых, мы с вами обходным путем проникнем в очередную государственную тайну.

— Откровенно говоря, не люблю я государственных тайн, — проворчал Сварог. — Иногда от них такие хлопоты и неприятности…

— Я тоже с некоторых пор стал склоняться к этой точке зрения, — сказал Элкон. — Но вот тайна, если и здесь удастся, поможет в первую очередь нам…

— Ну, тогда давайте побыстрее, — сказал Сварог, испытывая скорее нетерпение, чем любопытство. — Вертите, что там следует…

Присев на корточки, Элкон осторожно вставил в верхнюю грань одного из кубиков прозрачный зеленый стержень с карандаш величиной — до его золотистой грибообразной шляпки! Какое-то время ничего не происходило, потом и стеклышки на стержне, и кубики, и линзы, и гроздья шариков — решительно все налилось изумрудно-зеленым сиянием цвета сочной молодой травы. Да так и осталось таким.

Элкон плюхнулся прямо на камень площадки, свесил руки меж колен, уставился в небеса с самой блаженной улыбкой, какой у проигравших не бывает. Одним прыжком оказавшись рядом с ним, держась чуть в сторонке, чтобы ненароком не нарушить эту хрупкую машинерию, Сварог шепотом спросил:

— Что?

— Полное подтверждение гипотезы, — сказал Элкон, прямо-таки зачарованно таращась в облака. — Научного объяснения вы все равно не поймете, командир, да его еще и нужно обсчитать, завершить, оформить по всем правилам… главное. Ни в Хелльстаде, ни в Горроте нет апейрона. Понимаете? Нет. Вообще. И Хелльстад, и Горрот — уникальный пример на планете — каким-то образом экранированы от потока апейрона. Хелльстад — в результате каких-то трудов Фаларена, которые мы уже никогда не узнаем, — я не отыскал в здешних компьютерах ни следа. Горрот — несомненно, трудами Брашеро и его команды. А практическое значение… Ни здесь, ни там не действуют техника и магия ларов, потому что они основаны на апейроне… как бы проще…

— Да как дикарю, — сказал Сварог. — Я тут и в самом деле дикарь.

— Апейрон неотъемлемой составной частью присутствует во всяком изделии ларов — от летающего замка и установок Магистериума до простенького женского украшения. Как кислород в воздухе. Как соль в супе. Как сталь в мече, как золотая нить в дорогой ткани… Как, наконец, красные кровяные шарики в крови. В Хелльстаде и Горроте он просто уничтожается без остатка, весь. Всех деталей процесса я еще и сам не понял, нужно будет поработать с компьютерами. Но суть ясна. Именно поэтому оружие ларов бессильно и здесь, и в Горроте. Именно поэтому падают замки, отказывает оружие и не действует магия… кроме древней, доштормовой, которой, как мне теперь совершено ясно, владеет Яна, быть может, единственная… Потому что «хелльстадская магия», как теперь опять-таки совершенно ясно, это и не магия вовсе — какие-то технологии, то ли неоткрытые нами пока, то ли забытые. Земное оружие на здешних обитателей действует, а вот с заклинаниями хуже — они, видимо, тоже основаны на том, что родилось после Шторма… Вы неуязвимы, командир… — он убрал с лица улыбку. — И те, что в Горроте, тоже. А вот хелльстадское оружие на Горрот действует, потому что построено по иным принципам, — Экон посерьезнел. — Теоретически рассуждая, их оружие тоже способно воздействовать на нас.

— А где тут место токеретам? — быстро спросил Сварог.

— Пока не знаю, — честно признался Элкон. — Там у меня, сами понимаете, пока что не было возможности вести эксперименты… и образцов их техники у меня нет.

Кое-что действует, подумал Сварог. Взять те же самые зажигательные ракеты, которые они только что обрушили на Приморье. Нужно срочно проверить: могут ли наши энергетические поля помешать взрыву ядерной бомбы, если они решат перейти от мелких пакостей к крупным и, не особенно и терзаясь угрызениями совести, шарахнут из-под земли боеголовку в сколько-то килотонн. Мне от этого вреда не будет, и Элкону тоже — а вот Хелльстад может выгореть дотла, и останемся мы, Высокие Господа Небес, посреди радиоактивной пустыни…

— Элкон, — сказал Сварог, — я не думаю, что вы ошибаетесь. До сих пор вы не ошибались никогда. Предположим, все так и обстоит. Вы понимаете, обладателями какой тайны мы оказались?

Теперь понятно, почему Рагнарок безнаказанно прошел в Горрот, выпустил пару ракет и вернулся, — он построен в незапамятные времена, когда поток апейрона откуда-то из центра Галактики еще не накрыл Солнечную систему. Теперь многое, очень многое понятно. Но не найдется ли у ларов в запаснике чего-то, изготовленного без применения апейрона? Давным-давно забытого, но сохранившегося в рабочих чертежах? С одной стороны, и с Горротом можно будет разобраться, с другой — Хелльстад полностью потеряет неуязвимость, и у Сварога не останется никаких козырей?

— Понимаю, — сказал Элкон. — Можете быть спокойны, командир — дальше меня и вас эта тайна не уйдет. Пока сами не распорядитесь.

Сварог шагнул к нему так, что они стояли лицом к лицу.

— Молчите, Элкон, — сказал он. — Перед всем и каждым.

— Есть, командир, — парень выпрямился по стойке «смирно».

Уж в нем-то Сварог мог быть уверен. А значит, открывается простор для новых комбинаций… и гаданий касаемо Токеранга. Но если он ошибся и там, наверху, нет ничего «безапейронного», если Брашеро унес свои секреты с собой в Горрот и никто не может их повторить… С одной стороны, задача усложняется, с другой — упрощается. Технологии против технологий. Инфразвук, например, на экипажи токеретских подлодок подействовал смертельно… но было бы то же самое с торпедами Оклера? Черт, а ведь завтра состоится… Ну что ж, день-другой вряд ли играют роль…

— Отправляйтесь в компьютерную, Элкон, — сказал Сварог. — Когда закончите со своим, у меня будет еще парочка собственных заданий. Да и мне нужно кое-что продумать и рассчитать, не откладывая. Есть планы…

Глава XI

ЦВЕТ ПОДВЕНЕЧНЫЙ, ЗОЛОТОЙ

Свадьба вообще дело хлопотное. А уж королевская — тем более. Хорошо еще, что происходила она в столь специфическом месте, как Хелльстад, так что Сварог оказался избавлен от кучи дурацких ритуалов.

Нельзя сказать, что сам он был изможден и измучен трудами праведными. Церемонию ему старательно разработали два больших знатока этого ремесла, взятые из двух земных королевств. Стол и винный погреб обеспечивали Золотые Болваны Велордерана, и делали это, как он убедился, с большим знанием дела. А разные мелочи твердой рукой взвалил на себя принц Элвар, заявивший, что он раз сто был посаженным отцом на свадьбах и справится прекрасно. И с громадным красно-желтым бантом на левом плече, знаком своей высокой должности на этом торжестве, стоял со Сварогом у нижней ступеньки роскошной лестницы, где они оба должны были встречать гостей и перекинуться с каждым парой словечек — скупо, чтобы не задерживать остальных. Мажордом тоже был здешний: высоченный золотой истукан с лицом, исполненным в виде физиономии щекастого усача, якобы выпивохи и весельчака. И выглядел крайне внушительно, когда с прибытием очередной летающей лодки ударял высоченным жезлом в специально для этой цели положенную тут же мраморную плиту и гаркал титул и имя гостя чуть ли не на весь прилегающий парк.

Вот именно, гости… Порой Сварог удивлялся про себя, не показывая чувств.

К его некоторому удивлению, Канцлер приглашение принял и явился с супругой, крайне величественной дамой с таким выражением лица, словно она то и дело собиралась спросить у Сварога: «А не рано ли вам сочетаться браком, молодые люди?» К еще большему его удивлению, принц Диамер-Сонирил тоже явился, но его супруга оказалась полной противоположностью мужу — низенькой и полненькой хохотушкой с седыми кудрями (понаблюдав за ней немного, Сварог стал подозревать, кто именно кого на себе женил).

48
{"b":"175550","o":1}