ЛитМир - Электронная Библиотека
Авиация и Время 2013 01 - pic_36.jpg

Звено самолетов ТВМ-3Е. На ведущей машине под правой консолью крыла виден контейнер антенны радара AN/APS-4

Авиация и Время 2013 01 - pic_37.jpg

Опытный образец самолета TBM-3W. Аэродром испытательного центра авиации ВМС США Патаксент Ривер (шт. Мериленд)

Возвращение в строй

С окончанием войны производство «Эвенджеров» было свернуто. В это время командование ВМС США почувствовало себя безраздельным хозяином мирового океана. Считалось, что морские силы нового потенциального противника, Советского Союза, малы и не способны действовать в открытом море. Теперь американцы «сместили акценты», и приоритетными для флота стали действия против берега, исходя из географического положения и особенностей Вооруженных сил СССР.

Однако разведка США откровенно проморгала начало количественного и качественного роста советского подводного флота, который к 1950 г. превратился в существенную угрозу для США и НАТО. Чтобы срочно «залатать дыру» в противолодочной обороне НАТО, в 1950 г. было решено снять с консервации значительное количество старых ТВМ-3/ЗЕ и модернизировать эксплуатируемые машины этого типа. Полученный таким образом палубный противолодочный самолет TBM-3S должен был стать ударным звеном в паре с целеуказателем TBM-3W.

Под правой консолью TBM-3S подвесили контейнер с прожектором, а на киле смонтировали приемную антенну для получения радиолокационной информации от поискового TBM-3W. Важным компонентом бортового оборудования стала станция радиотехнической разведки AN/APR-1, которая пеленговала РЛС и радиостанции в широком диапазоне 40-3300 МГц. Как и ТВМ-3Е2, часть противолодочных «Эвенджеров» получала дополнительные радиосистемы – такие самолеты именовались TBM-3S2.

Тактика «Hunter-Killer» показала довольно высокую эффективность. но система передачи радиолокационной информации так и не заработала в полном объеме, и на многих TBM-3S вместо прожектора пришлось восстанавливать подвеску малогабаритного радара AN/APS-4. Точность действия СПАРУ и торпед с акустической ГСН также оставалась недостаточной, однако критикуя, не надо забывать, что эти системы были одними из первых вевоем роде. Их интенсивная эксплуатация на «Эвенджерах» способствовала быстрому улучшению противолодочного оборудования и вооружения.

Увеличение количества кораблей с РЛС инспирировало разработку палубного самолета радиоэлектронной борьбы TBM-3Q с мощной «глушилкой» и устройствами для выброса дипольных отражателей. Основные блоки этого оборудования разместились в отсеке вооружения. Продолжилась после войны и работа по совершенствованию «обычных» модификаций самолета ТВМ-3. Ночной палубный торпедоносец-бомбардировщик и штурмовик TBM-3N получил пламегасители, которые потом ставили на другие варианты машины, а также иное дополнительное оборудование, облегчавшее работу в темное время суток.

Практически с самого начала войны в Корее, вспыхнувшей в июле 1950 г., в ней участвовали авианосцы ВМС США. Поход, задуманный как быстрая «полицейская акция» под эгидой ООН, вылился в тяжелую затяжную войну. Для доставки на авианосцы людей и грузов, а также для эвакуации нуждающихся в сложных операциях раненых было переоборудовано несколько строевых самолетов ТВМ-3 и ТВМ-3Е. С них сняли броню, прицелы, ракетное и стрелковое вооружение, заменив турель остекленным гаргротом. В нем, а также в отсеке штурмана- радиста поставили семь легких сидений. Их можно было снять для размещения ящиков с запчастями или патронами, а для крупногабаритных грузов сделали корзину, которая быстро подтягивалась в бомбоотсек лебедками бомбодержателей. Вместо корзины можно было поставить носилки для раненых.

Самолет мог взлететь с авианосца с полной заправкой и тонной груза. Его экипаж состоял из пилота и штурмана-радиста, в распоряжении которого осталось все штатное оборудование в т.ч. РЛС, если она была на самолете, поступившем на доработку.

Осенью 1950 г. переоборудованные самолеты, названные TBM-3R, поступили в 11-ю эскадрилью обслуживания ВМС США. Эта модификация самолета была одной из самых малочисленных, но стала самой любимой моряками – ведь TBM-3R привозили почту из дома, а для кого-то стали последним шансом выжить…

Но это была другая война, мы же вернемся к началу пути нашего героя, когда все было подчинено одной цели – отомстить.

Авиация и Время 2013 01 - pic_38.jpg

Самолет TBM-3W отличался очень маленьким клиренсом

Авиация и Время 2013 01 - pic_39.jpg

Для компенсации снижения запаса курсовой устойчивости, вызванного огромным обтекателем РЛС, самолет получил дополнительные кили-шайбы

Тихоокеанская драма, акт первый

В роковое утро 7 декабря 1941 г., когда адмирал Нагумо разгромил базу ВМС США Перл-Харбор, американские авианосцы не пострадали и теперь стали главной надеждой на реванш. Однако их надо было как можно быстрее перевооружить новыми самолетами.

В феврале 1942 г. 6 экипажей эскадрильи VT-8 с авианосца Hornet получили приказ в кратчайший срок освоить торпедоносец TBF-1 «Эвенджер», но необходимость доработки узлов складывания крыла задержала обучение. Только 8 мая эта шестерка на своих новых машинах перелетела на главную тихоокеанскую базу US Navy в Сан-Диего. Потом еще три недели она плыла на авиатранспорте Kitty Hawk и прибыла в Перл-Харбор 29 мая, опоздав на сутки – «Хорнет» в составе 16-го оперативного соединения уже ушел наперерез японской авианосной группе «Кидо Бутай». Они сошлись у Мидуэя, где суждено было произойти одному из важнейших тихоокеанских сражений Второй мировой.

Шестерка TBF-1 прибыла на Мидуэй 1 июня. Японский флот был обнаружен на рассвете 4 июня, все силы были брошены в атаку, взлетели и 6 «Эвенджеров» л-та Фейберлинга (Lt L.K. Fieberling). Шедшие без прикрытия на стандартной высоте 4000 футов (1220 м) торпедоносцы оказались легкой добычей – 18 «Зеро» сходу сбили двоих. Остальные, спикировав на полном газу до высоты 45 м, попали под второй удар, и еще три «Эвенджера» упали в море. Только самолет энсина 1* А. Эрнеста (Ensign А.К. Earnest) все еще упорно шел к авианосцам. Маневрируя, ему пришлось сбросить скорость для торпедной атаки, и дистанция в 25 км до цели показалась экипажу невероятно долгой. Вражеская очередь убила верхнего стрелка Маннинга (J.D. Manning), перебила гидравлическую магистраль, и хвостовое колесо вывалилось, заблокировав нижний пулемет.

В следующей атаке японцы ранили пилота и штурмана-радиста Фериера (Harry Farrier), приборная доска была разбита, вышел из строя радиокомпас. Очередь перебила тяги управления рулем высоты, но Эрнест триммером удержал израненную машину на бреющем полете и сбросил торпеду по первой подвернувшейся цели – попала ли она в легкий крейсер, смотреть было некогда. Машина едва держалась в воздухе: створки отсека вооружения болтались, в разбитой кабине не работали приборы – и все же она смогла протянуть 600 км и приземлиться на одну «ногу» на пляж Мидуэя.

Итак, из шести сбито пятеро. Казалось бы, после такого дебюта «Грумман» должен был получить претензию, но вместо этого поступило требование максимально ускорить поставки TBF-1. После битвы у Мидуэя Америка осталась без торпедоносцев: в атаках на японские авианосцы эскадрилья VT-3 с «Йорктауна» потеряла десять TBD-1 и 13 членов экипажей, VT-6 с Enterprise – 13 «Девастейторов» и 24 человека, в VT-8 на «Хорнете» погибли 27 сослуживцев энсина Эрнеста и четырнадцать TBD-1 из пятнадцати, авианосец «Йорктаун» (CV-5) был потоплен. Но потери японцев оказались куда серьезнее – погибли четыре тяжелых авианосца, 250 самолетов и лучшие кадры палубной авиации. Продвижение японцев на восток было остановлено.

8
{"b":"175552","o":1}